×

Практика компенсаций за нарушения исключительных прав

В рамках VII ПМЮФ состоялась дискуссионная сессия «Справедливость и соразмерность в механизме реализации ответственности за нарушения исключительных прав»
Подходы к исчислению компенсации и международный опыт присуждения выплаты компенсации за нарушение интеллектуальных прав обсудили эксперты в рамках очередной дискуссионной сессии на VII Петербургском международном юридическом форуме.


Подходы к исчислению компенсации и международный опыт присуждения выплаты компенсации за нарушение интеллектуальных прав обсудили эксперты в рамках очередной дискуссионной сессии на VII Петербургском международном юридическом форуме.

В обсуждении приняли участие руководитель практики интеллектуальной собственности Lenz & Staehelin Каламэ Тьери, партнер Hogan Lovells СНГ Наталья Гуляева, старший партнер Tilling Peters Екатерина Тиллинг, глава подразделения Nokia по разрешению споров в Европе Клеменс Аугуст Хейш, судья Земельного суда Мюнхена Мартин Эбнер-Виттингхофф, судья Конституционного Суда РФ Гадис Гаджиев, заместитель председателя Суда по интеллектуальным правам (СИП) Владимир Корнеев. Модераторами дискуссии выступили управляющий партнер офисов Baker & McKenzie в СНГ и член ICC Russia Сергей Войтишкин и председатель СИП Людмила Новоселова.

Открывая дискуссию, модератор сессии Людмила Новоселова отметила, что СИП посчитал вопрос определения компенсации одним из самых актуальных в сфере применения законодательства об интеллектуальной собственности. «Механизм компенсации, закрепленный у нас, вызывал разные вопросы. Нам нужно понять, что же хочет общество и государство за нарушение интеллектуальных прав. Нам нужны четко расставленные акценты, кого и в каких ситуациях мы защищаем, в каких случаях мы должны отойти от жесткости и занять более мягкую позицию. Где этот баланс, который должен быть найден в рамках конкретного судебного решения? Для нас это очень важно. Так что обсуждение будет для нас серьезным подспорьем, в том числе и для судебной практики. Пока законодатели будут обдумывать это и принимать решения, нам их нужно принимать уже сейчас», – прокомментировала эксперт.

По словам судьи КС РФ Гадиса Гаджиева, существующий закон несет в себе понятие не просто компенсации, а штрафной компенсации, которая порой несоразмерна с нарушением. По мнению судьи, норма должна была применяться максимально жестко, но в итоге искоренения нарушения интеллектуальных прав как таковых не произошло. Дело в том, что нарушители (например – производители контрафактных дисков) чаще всего находятся за границей. «В основе этой нормы не могут лежать так называемые утилитаристские соображения, исходящие из эффективности. Ведь мы имеем дело с правом, а не с экономическим инструментом урегулирования, а право всегда основывается на идее справедливости. И нам нужна комбинация утилитаристских решений с деонтологическими. Эта идея, кажущаяся новой и необычной, является невероятно старой», – подчеркнул эксперт.

Руководитель практики интеллектуальной собственности Lenz & Staehelin Каламэ Тьери рассказал, что при рассмотрении подобных дел в Швейцарии учитывают упущенную правообладателем прибыль, стоимость исполнения решений, оплату услуг юристов истцом. При этом получить компенсацию непросто – нужно доказывать, есть ли нарушение патентного права или авторских прав. Кроме того, нужно доказать, что это сделано ответчиком сознательно.

«В Швейцарии самым сложным вопросом является доказательство того, в каком объеме понесены убытки. Например, в случае с дженериками доказать убытки невозможно. Поэтому бремя доказательств лежит на истце. В некоторых странах существует возможность оценивать их по усмотрению суда, но на деле это практического значения не имеет. Вам придется использовать альтернативные методы подсчета убытков», – пояснил Каламэ Тьери.

Партнер Hogan Lovells СНГ Наталья Гуляева отметила, что существующая практика компенсаций может быть весьма спорной. По словам эксперта, что бы ни говорилось о штрафном характере компенсации как таковой, никто не отменял вероятные убытки правообладателя, и важно смотреть на то, как компенсация позволит восстановить имущественное положение истца. Необходимо учитывать степень вины ответчика, степень его возможного заблуждения и другие обстоятельства, связанные с его жизнью. Наталья Гуляева привела в пример опыт судебной практики в США, когда за незаконное скачивание музыки истец потребовал с ответчика-студента порядка 700 тысяч долларов. При этом американское юридическое сообщество относилось с неодобрением к таким прецедентам. Кроме того, подчеркнула эксперт, необходимо учитывать и добросовестность истца, соразмерность его потерь с требованиями компенсации.


Рассказать коллегам: