×

Директор несет ответственность за неправомерные действия сотрудников

Документы, подписанные сотрудником с помощью переданной ему электронной цифровой подписи, будут считаться действительными и подписанными от имени организации ее директором – владельцем ЭЦП
Вправе ли генеральный директор либо иное лицо, наделенное правом первой подписи, передавать свою электронную цифровую подпись для использования сотрудникам в целях подписания платежных поручений для их оплаты, оформив такую передачу соответствующим распоряжением? Будет ли нести в таком случае генеральный директор либо иное лицо, наделенное правом первой подписи, ответственность за ненадлежащие (неправомерные) действия, совершенные сотрудниками с использованием принадлежащей ему ЭЦП?

Вопрос. Вправе ли генеральный директор либо иное лицо, наделенное правом первой подписи, передавать свою электронную цифровую подпись для использования сотрудникам в целях подписания платежных поручений для их оплаты, оформив такую передачу соответствующим распоряжением? Будет ли нести в таком случае генеральный директор либо иное лицо, наделенное правом первой подписи, ответственность за ненадлежащие (неправомерные) действия, совершенные сотрудниками с использованием принадлежащей ему ЭЦП?

Ответ. Использование электронной подписи – аналога подписи собственноручной – допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом и иными правовыми актами или соглашением сторон (п. 2 ст. 160 ГК РФ). Отношения в области использования электронных подписей при совершении гражданско-правовых сделок, оказании государственных и муниципальных услуг, исполнении государственных и муниципальных функций, при совершении иных юридически значимых действий, во всех случаях, установленных федеральными законами, регулирует Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ «Об электронной подписи» (далее – Закон № 63-ФЗ).

Электронная подпись (далее – ЭП) – это информация в электронной форме, которая присоединена к другой информации в электронной форме (подписываемой информации) или иным образом связана с такой информацией и которая используется для определения лица, подписывающего информацию (п. 1 ст. 2 Закона № 63-ФЗ).

В соответствии с п. 1 ст. 5 Закона № 63-ФЗ установлены виды ЭП: простая электронная подпись и усиленная, которая может быть квалифицированной и неквалифицированной. От простой усиленную электронную подпись отличают обязательное наличие ключа электронной подписи (уникальной последовательности символов, предназначенной для создания электронной подписи) и ключа проверки электронной подписи (уникальной последовательности символов, однозначно связанной с ключом электронной подписи и предназначенной для проверки подлинности электронной подписи), указанного в соответствующем сертификате – электронном документе или документе на бумажном носителе, выданном удостоверяющим центром либо доверенным лицом удостоверяющего центра и подтверждающем принадлежность ключа проверки электронной подписи владельцу сертификата ключа проверки электронной подписи (п. 2, 3, 5, 6 ст. 2, п. 2, 3 ст. 5 Закона № 63-ФЗ).

Для неквалифицированной электронной подписи сертификат ключа проверки электронной подписи может не создаваться, если соответствие такой электронной подписи признакам неквалифицированной электронной подписи может быть обеспечено без использования этого документа (п. 5 ст. 5 Закона № 63-ФЗ). Тогда как одним из требований, которым должна соответствовать квалифицированная электронная подпись, является требование об указании ключа проверки электронной подписи в квалифицированном сертификате (п. 1 ч. 4 ст. 5 Закона № 63-ФЗ).

Как следует из п. 2 ч. 2, ч. 3 ст. 14 Закона № 63-ФЗ, сертификат ключа проверки электронной подписи может быть выдан и юридическому лицу. В этом случае в нем указываются наименование и место нахождения юридического лица, а также физическое лицо, действующее от имени юридического лица на основании учредительных документов юридического лица или доверенности. Иначе говоря, это может быть генеральный директор или иное лицо, уполномоченное доверенностью. При этом ограничений по количеству сертификатов, выдаваемых одному юридическому лицу, законодательством не установлено.

Однако из вопроса следует, что в рассматриваемом случае сертификат ключа проверки электронной подписи выдается не организации, а лично ее генеральному директору как единоличному исполнительному органу, а также другому лицу, обладающему правом первой подписи.

Исходя из норм действующего законодательства нельзя сделать однозначный вывод о том, возможно ли использование чужой ЭП на основании распоряжения лица, которому она принадлежит.

С одной стороны, в п. 1 ст. 10 Закона № 63-ФЗ указано, что при использовании усиленных электронных подписей участники электронного взаимодействия обязаны в том числе обеспечивать конфиденциальность ключей электронных подписей, в частности не допускать использование принадлежащих им ключей электронных подписей без их согласия. Такая формулировка позволяет сделать вывод о возможности использования ключей электронных подписей другими лицами с согласия участника электронного взаимодействия. В противном случае речь идет о нарушении конфиденциальности ключа электронной подписи, о котором ее владелец обязан уведомить удостоверяющий центр, выдавший сертификат ключа проверки электронной подписи, и иных участников электронного взаимодействия в течение не более чем одного рабочего дня со дня получения информации о таком нарушении. Он также обязан не использовать ключ электронной подписи при наличии оснований полагать, что конфиденциальность данного ключа нарушена (п. 2, 3 ст. 10 Закона № 63-ФЗ).

С другой стороны, можно трактовать положения п. 1 ст. 10 Закона № 63-ФЗ таким образом, что они не предполагают передачу права использования усиленной электронной подписи другому лицу на основании какого-либо распорядительного документа либо доверенности (ст. 185 ГК РФ), но только указывают на техническую возможность простановки электронной подписи другим лицом (например, техническим специалистом) с согласия и под контролем владельца сертификата ключа проверки электронной подписи. Непосредственно же передачу права использования ЭП от ее владельца иному лицу Закон № 63-ФЗ не предполагает.

Последний вариант толкования нормы п. 1 ст. 10 Закона № 63-ФЗ встречается и в судебной практике (см., например, Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 14 декабря 2015 г. по делу № 11-14292/2015, Решение Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 8 сентября 2016 г. по делу № 12-636/2016).

Тем не менее, оставляя в стороне вопрос о правомерности издания распоряжения об использовании другим лицом ключа электронной цифровой подписи, принадлежащей генеральному директору или иному лицу, опираясь также на положения п. 1 ст. 10 Закона № 63-ФЗ, можно сделать вывод, что электронный документ, подписанный соответствующей ЭП, по общему правилу признается подписанным лицом, которому принадлежит эта подпись, пока не доказано обратное. Ведь электронная подпись является аналогом собственноручной подписи, поэтому ответственность за ее исполнение лежит на ее владельце. Использование электронной подписи с нарушением конфиденциальности соответствующего ключа не освобождает владельца от ответственности за неблагоприятные последствия, наступившие в результате такого использования (см., например, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 марта 2016 г. № 15АП-1132/16, Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 14 марта 2016 г. № 05АП-1119/16, Постановление Ленинского районного суда г. Владивостока Приморского края от 8 декабря 2014 г. по делу № 5-1087/2014).

Принимая во внимание, что в рассматриваемом случае директор или иное лицо будет сообщать конфиденциальную информацию о ключе цифровой подписи лицу, которое указано в соответствующем распоряжении, и не будет уведомлять о раскрытии такой информации удостоверяющий центр, можно предполагать, что документы, подписанные с помощью указанной подписи, будут считаться действительными и подписанными от имени организации ее директором или иным лицом, обладающим правом первой подписи, который и будет нести ответственность за простановку в них своей ЭП. Данный вывод поддерживается и правоприменительной практикой (см., например, Решение Октябрьского районного суда г. Барнаула Алтайского края от 13 апреля 2017 г. по делу № 12-52/2017).

Более того, в этом случае в качестве лица, подписывающего документ, должен быть указан именно генеральный директор или иное лицо, обладающее правом первой подписи, а не лицо, которому распоряжением предоставлено право использовать их ЭП, так как функция лица, использующего ЭП за другое лицо, сводится фактически к разрешенному владельцем сертификата техническому введению ключа электронной цифровой подписи, а не к представительству этого лица от имени общества.

Вместе с тем представляется, что исходя из вышеприведенных норм отсутствуют препятствия для использования лицом, которому выдана доверенность на представительство от имени юридического лица, своей собственной ЭП для подписания документов, связанных с исполнением предоставленных по данной доверенности полномочий, так как указанная подпись является аналогом собственноручной подписи представителя. Данный вывод находит свое отражение и в судебной практике (см., например, Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 6 июня 2017 г. № 18АП-5085/17). При этом необходимо иметь в виду, что в некоторых случаях определенные документы не могут быть подписаны представителем по доверенности (например, заявления в ЕГРЮЛ о регистрации вновь созданного юридического лица – п. 1.3 ст. 9 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»), а подписание отдельных документов может требовать наличия у лица ЭП строго определенного вида.

Рассказать коллегам: