×

Адвоката лишили статуса за игнорирование порядка

Суд счел справедливым лишение статуса амурского адвоката за 54 случая участия в защите по назначению в обход Порядка, утвержденного Советом адвокатской палаты
По мнению АП Амурской области, своими действиями лишенный статуса адвокат позволила представителям следственно-судебных органов усомниться в силе Порядка и устанавливать свои правила субъективного отбора адвокатов для участия в делах по назначению, что нанесло урон авторитету амурской адвокатуры.

28 апреля 2017 г. Совет АП Амурской области по результатам рассмотрения дисциплинарного дела в отношении адвоката К. принял решение о прекращении ее статуса в связи с умышленным систематическим нарушением Порядка участия адвоката в защите по назначению, утвержденного решением Совета АП Амурской области.

Как следует из решения Совета, адвокат 54 раза приняла участие в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению следственных органов Следственного комитета и УФСБ по Амурской области и Благовещенского районного суда в нарушение установленного Порядка. При этом она не приняла 52 поручения, направленные из Координационного центра, распределяющего дела по назначению.

Адвокат, не согласившись с решением Совета АП Амурской области, обратилась в Благовещенский районный суд с иском о признании этого решения незаконным и необоснованным, о восстановлении статуса адвоката и направлении соответствующих сведений в областное Управление Минюста России.

В своем иске адвокат указала, что считает решение о прекращении ее статуса незаконным и необоснованным, поскольку оно принято без выяснения всех значимых обстоятельств, с искажением приведенных в нем фактов, без учета ее личности, а также принятым необъективно при наличии заинтересованности президента адвокатской палаты в лишении ее статуса в связи с личной неприязнью.

Адвокат К. отметила, что, осуществляя защиту по назначению органов предварительного следствия и суда, вступая в дела на основании постановлений следователя, в полном объеме и добросовестно выполняла возложенные на нее обязательства. Действия, направленные на подрыв доверия к адвокатуре либо порочившие честь и достоинство адвоката, не совершала.

Также она заявила, что не была ознакомлена с решением Совета АП о порядке участия в судопроизводстве по назначению и не знала, что осуществление защиты по назначению, минуя Порядок, может быть расценено как нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката. При этом в исковом заявлении адвокат признала, что участвовала в защите по назначению в нарушение Порядка вынужденно – в связи с финансовыми затруднениями и наличием на иждивении малолетнего ребенка. Объясняя отказы принимать назначение на дела, поступавшие из Координационного центра, адвокат К. заявила, что большинство заявок либо предполагали участие в суде на 1–2 дня, либо назначались отделами полиции, которые задерживают оплату.

Адвокат К. указала в иске, что считает применение к ней максимального дисциплинарного взыскания несоразмерным совершенному ею проступку и что при принятии решения Совет АП не учитывал, что ранее она не привлекалась к дисциплинарной ответственности и имеет благодарственные письма от доверителей.

Кроме того, адвокат просила признать незаконным и отменить Порядок участия адвокатов в качестве защитников по назначению. По мнению истицы, распределение поручений между адвокатами происходит не в автоматическом режиме, а координатором, тем самым нарушается принцип независимого распределения заявок.

В возражениях на иск представитель АП Амурской области адвокат Татьяна Дёмина указала на необоснованность доводов истицы. Она пояснила, что положения Порядка были доведены до всех адвокатов палаты путем его размещения на сайте адвокатской палаты. При этом каждый адвокат, изъявивший желание работать по назначению, в письменном виде был предупрежден об ответственности за его нарушение.

«До адвоката К., согласно ее заявлению от 16 октября 2014 г., под роспись была доведена информация о том, что оказание юридической помощи вопреки утвержденному Советом Адвокатской палаты Амурской области Порядку является нарушением положений ст. 7 ФЗ № 63-ФЗ и влечет возбуждение дисциплинарного производства с последующим применением к адвокату мер дисциплинарной ответственности», – подчеркивается в документе.

По мнению адвокатской палаты, доводы истицы о сложной финансовой ситуации и наличии на иждивении малолетнего ребенка несостоятельны: адвокаты относятся к категории самозанятых граждан и должны принимать на себя не только права и гарантии, связанные с указанным статусом, но и соответствующие обязанности и риски. Наличие на иждивении малолетнего ребенка у адвоката не оправдывает ее противоправные действия и не освобождает от соблюдения установленных органами адвокатской палаты требований. А добросовестное исполнение поручений перед доверителями, направившими ей благодарственные письма, в отсутствие нарушений корпоративной дисциплины является повседневной обязанностью адвоката.

Также отмечалось, что отказ адвоката К. принять на себя 52 поручения, распределенные Координационным центром, свидетельствует «об устойчивом нежелании адвоката получать доход в виде вознаграждения за участие в делах по назначению по установленным адвокатской корпорацией правилам». «Кроме того, деятельность адвоката не должна сводиться исключительно к работе по назначению, так как он может осуществлять свою деятельность и на основании заключенных соглашений с доверителями, не ставя себя тем самым в финансовую зависимость от материальной обеспеченности следственно-судебных органов», – подчеркивалось в возражениях на иск.

Кроме того, по мнению АП Амурской области, приняв 54 заявки в обход утвержденного Порядка, адвокат К. позволила представителям следственно-судебных органов усомниться в силе Порядка и устанавливать свои правила субъективного отбора адвокатов для участия в делах по назначению, что нанесло урон авторитету амурской адвокатуры.

«Указанные обстоятельства, а также раскаяние адвоката в содеянном, при установленных в ходе рассмотрения дисциплинарного производства умышленных систематических нарушениях, заслуживают внимания, но не являются достаточным основанием для избрания Советом Адвокатской палаты Амурской области в отношении нее более мягкой меры дисциплинарного взыскания», – указала Татьяна Дёмина.

Довод истицы адвоката К. о том, что координатор палаты по собственному усмотрению распределяет поручения между адвокатами, как указано в возражениях, основан на неправильном понимании положений Порядка и ошибочном его толковании: «Поручения, поступающие в Координационный центр, распределяются среди адвокатов, включенных в базовый список, автоматическим программным комплексом, что исключает любое собственное усмотрение третьих лиц, включая координатора».

Изучив материалы дела и выслушав доводы стороны, Благовещенский районный суд пришел к выводу об обоснованности доводов ответчика и отказал адвокату К. в удовлетворении исковых требований.

Отдельно стоит отметить позицию суда касательно заявления о несоразмерности примененной к адвокату К. меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения ее статуса тяжести, характеру и последствиям совершенных ею проступков. Суд указал, что при установленных нарушениях законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката со стороны истицы, которые допускались ею на протяжении продолжительного периода времени и в значительном количестве, к адвокату К. не могла быть применена более мягкая мера ответственности.

Напомним также, что ранее адвокат К. пыталась добиться приостановления действия решения Совета адвокатской палаты о прекращении ее статуса в качестве обеспечительной меры по иску, поскольку у нее имелись соглашения об оказании юридической помощи доверителям, которые были заключены до возбуждения дисциплинарного производства.

Суд первой инстанции удовлетворил требования, но это решение было отменено в апелляции. Апелляционная коллегия сослалась на ст. 139 ГПК РФ, в соответствии с которой единственным условием для применения мер по обеспечению иска является то, что их неприменение может затруднить исполнение решения суда либо сделать его исполнение невозможным. Но соответствующих доказательств истицей представлено не было, а факт наличия у нее обязательств по оказанию юридической помощи не свидетельствует о наличии предусмотренных ст. 139 ГПК РФ оснований для применения обеспечительных мер, отметил суд.

Рассказать коллегам: