×

Борьба с презумпцией виновности водителя

Адвокат доказал, что его доверитель не участвовал в ДТП, за которое того лишили прав
Представитель интересов автомобилиста Станислав Король сообщил «АГ» обстоятельства дела и подчеркнул, что по аналогичным случаям суды крайне редко принимают сторону водителей.

Как рассказал «АГ» адвокат Станислав Король, к нему обратился молодой человек И., который летом был признан виновным в административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, т.е. в оставлении места ДТП, и лишен прав управления транспортными средствами сроком на один год. Мужчина пояснил адвокату, что он не совершал противоправных действий, однако попал в абсурдную ситуацию, которую не разрешить без юридической помощи.

По рассказу И., в мае ему пришло извещение о необходимости явиться в ГИБДД без указания причин – только на месте ему сообщили, что он был участником ДТП и скрылся с места его совершения. Попытки убедить инспекторов в их ошибке не увенчались успехом – они воспринимали это как желание уйти от ответственности.

Станислав Король добавил, что И. сообщил ему, что за месяц до этого у него возник небольшой конфликт с владелицей автомобиля «Мерседес», которой он ненамеренно заблокировал выезд на несколько минут, потребовавшиеся молодому человеку, чтобы занести домой пакеты с продуктами. При этом дорогая иномарка преграждала проезд к подъезду И., из-за чего он и был вынужден поставить свой автомобиль позади нее. Когда И. вернулся, он столкнулся с владелицей «Мерседеса», которая обругала его, заявив: «Лишать таких прав надо, чтобы дома сидели».

После осмотра автомобиля И. сотрудник ГИБДД описал в акте незначительные сколы по всему кузову, которые, однако, не указывали на то, что транспортное средство участвовало в ДТП или соприкасалось с другим транспортным средством. При этом заявитель о происшествии на осмотр не явился.

Как бы то ни было, сотрудник ГИБДД составил протокол об административном правонарушении, не проверив доводы И. о его непричастности и отказав в ходатайствах, которые он заявлял, направил дело в районный суд. Потерпевший по делу явился только на судебное заседание, в ходе которого он пояснил, что заявил о происшествии, обнаружив на своем авто повреждения, а также записку, прикрепленную к лобовому стеклу, в которой сообщалось, кто повредил его автомобиль. Кроме того, потерпевший сослался на слова дворника, видевшего ДТП, после чего он вызвал сотрудников ГИБДД. При этом суд отказал И. в удовлетворении ходатайства о вызове этого свидетеля и дачи показаний по делу.

Несмотря на то что И. отрицал свою причастность к происшествию, суд постановил, что его вина в совершении административного правонарушения установлена и подтверждена совокупностью имеющихся по делу доказательств, достоверность, последовательность и непротиворечивость которых не вызывает сомнений.

Как сообщил Станислав Король, в апелляционной жалобе в Московский городской суд он подчеркнул, что решение суда первой инстанции вынесено на основании недопустимых доказательств, дело рассмотрено неполно и необъективно, а бремя доказывания распределено неверно.

В ходе апелляционного рассмотрения адвокат настаивал на отсутствии события вменяемого его доверителю административного правонарушения. Он подчеркнул, что в основу постановления суда первой инстанции были положены такие доказательства, как протокол об административном правонарушении, рапорт инспектора ГИБДД, схема ДТП, письменные объяснения потерпевшего, акт осмотра транспортного средства и т.д.

Вместе с тем, указывал адвокат, характерные повреждения двух транспортных средств, с учетом расстояния между данными повреждениями и уровня их расположения, не соответствуют друг другу, в связи с чем было заявлено ходатайство о проведении необходимой экспертизы для установления истины по делу, но в ней было отказано.

Кроме того, Сергей Король обратил внимание и на тот факт, что записка, на которую ссылался потерпевший, не была представлена суду для ознакомления, а дворник, якобы видевший происшествие, не был заявлен и указан в протоколе об административном правонарушении в качестве свидетеля при его составлении, а также не был допрошен в заседании.

Стоит отметить, что абсурдность решения первой инстанции заметила и прокуратура –заместитель межрайонного прокурора обратился в суд с протестом, в котором просил отменить постановление, так как судом первой инстанции не выполнены требования ст. 24.1, 29.10 КоАП РФ.

Рассмотрев дело, судья Мосгорсуда согласилась с тем, что в ходе производства по делу и в судебном заседании И. заявлял о проведении экспертизы, но ему было безосновательно отказано, в то же время ни должностным лицом, ни судьей районного суда единственный свидетель не был вызван для дачи показаний. Также она учла представленную автоисторию поврежденного автомобиля, из которой стало очевидно, что повреждения были получены до и после даты рассматриваемого ДТП. В связи с этим судья решила, что собранные доказательства недостаточны для признания в действиях И. состава вменяемого преступления.

«Московский городской суд вынес решение о прекращении производства по делу в отношении моего доверителя в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено судебное постановление», – сообщил адвокат Станислав Король. Он добавил, что на практике по аналогичным делам суды крайне редко принимают сторону водителя и доказывать свою невиновность с каждым годом становится сложнее и сложнее».

Рассказать коллегам: