×

Два месяца тишины

Дело адвоката Николая Русинова развивается непонятным образом
Загадочная ситуация сложилась с уголовным делом в отношении адвоката АП Еврейской автономной области (далее – АП ЕАО) Николая Русинова, которому в июле было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 294 УК РФ – воспрепятствование осуществлению правосудия. Несмотря на то что с начала расследования прошло два месяца, информации о его ходе нет даже у самого фигуранта дела.

Загадочная ситуация сложилась с уголовным делом в отношении адвоката АП Еврейской автономной области (далее – АП ЕАО) Николая Русинова, которому в июле было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 294 УК РФ – воспрепятствование осуществлению правосудия. Несмотря на то что с начала расследования прошло два месяца, информации о его ходе нет даже у самого фигуранта дела.

О том, что в отношении Николая Русинова было возбуждено дело, стало известно 11 июля. По версии следствия, 23 июня адвокат, «осуществляя защиту прав и интересов лица, обвиняемого в превышении должностных полномочий, преследуя цель вынесения оправдательного приговора, неоднократно обращался к судье и активно навязывал ему мнение о невиновности подзащитного, без фактического рассмотрения судом уголовного дела в отношении него».

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко незамедлительно отреагировал на ситуацию, направив обращение в Генпрокуратуру и Следственный комитет с просьбой провести проверку законности возбуждения дела и проконтролировать его ход. Отметим, что оба ведомства удовлетворили запросы и вскоре уведомили, что ситуация взята на контроль.

Но на данный момент не вполне ясно, что именно происходит. Президент АП ЕАО Татьяна Болотова, которая также является одним из защитников Николая Русинова, сообщила, что после того, как помещение адвоката под домашний арест было обжаловано, Биробиджанский районный суд и вовсе отказал в удовлетворении ходатайства следствия об избрании меры пресечения в его отношении.

 «Николай Русинов ходит на работу, выступает в судах в интересах своих доверителей – никто никак не ограничивает его деятельность. Однако какой бы то ни было информации о том, на каком этапе находится расследование, у нас нет. Ни на какие следственные мероприятия нас не вызывают. Что происходит, совершенно непонятно – просто абсолютная тишина. Поэтому нам пока остается лишь обжаловать имеющиеся процессуальные акты», – рассказала Татьяна Болотова.


Рассказать коллегам: