×

ЕСПЧ указал на игнорирование судами факта давления на присяжных

Европейский Суд признал нарушением права на справедливое судебное разбирательство отказ апелляционной инстанции от проведения активных действий по проверке доводов заявителя
Российские суды отказали в пересмотре обвинительного приговора, несмотря на доводы осужденного о давлении председательствовавшего судьи на присяжных и незаконности оглашения показаний свидетеля в его отсутствие.

Европейский Суд вынес постановление по делу «Тимофеев против России», в котором признал нарушение права заявителя на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное ст. 6 Конвенции.

Как следует из материалов дела, в 2006 г. заявителю Алексею Тимофееву было предъявлено обвинение в незаконном приобретении и хранении оружия и убийстве при отягчающих обстоятельствах. Следствием был допрошен свидетель убийства, который опознал Тимофеева как исполнителя. Однако впоследствии свидетель был госпитализирован и не присутствовал на судебном процессе. В апреле 2007 г. уголовное дело Тимофеева было рассмотрено судом присяжных заседателей, вердиктом которых он был признан виновным в инкриминируемых ему преступлениях. Приговором, вынесенным на основании вердикта, он был осужден к 18 годам лишения свободы.

Тимофеев, однако, подал апелляционную жалобу на приговор, в которой утверждал, что показания свидетеля были оглашены во время судебного разбирательства в нарушение правил уголовного судопроизводства. Через некоторое время он подал дополнение к жалобе, в которой сообщил о ставшей известной ему информации, что председательствовавший в судебном заседании судья неоднократно заходил в комнату присяжных заседателей и рекомендовал им признать его виновным (к жалобе заявитель приложил нотариально заверенное заявление об этом одного из присяжных заседателей). В связи с этим он просил отменить приговор.

Но Верховный Суд оставил апелляционную жалобу заявителя без удовлетворения, указав, что защита заявителя не возражала против оглашения показаний свидетеля, не явившегося в суд из-за лечения в стационаре, и не ставила под сомнения подлинность подтверждающих медицинских документов, а также не возражала против действий председательствовавшего судьи и не признавала какого-либо нарушения конфиденциальности присяжных заседателей. Суд также указал, что довод заявителя о том, что он узнал об этих нарушениях только после окончания судебного разбирательства, не является основанием для отмены обвинительного приговора. Относительно заявления присяжного заседателя Верховный Суд отметил, что оно может являться основанием для обращения в правоохранительные органы и возбуждения уголовного дела в отношении судьи.

Стоит отметить, что впоследствии прокуратурой г. Москвы в возбуждении уголовного дела было отказано.

Правительство РФ в отзыве на жалобу заявителя в ЕСПЧ утверждало, что она подлежит отклонению, поскольку заявитель не исчерпал внутренние средства правовой защиты, повторив аргументацию Верховного Суда.

Однако Европейский Суд отклонил доводы Правительства РФ, отметив, что заявитель, узнав о влиянии председательствовавшего судьи на присяжных, сообщил об этом в апелляционной жалобе и, таким образом, реализовал свое право на обращение в компетентный национальный суд.

ЕСПЧ указал, что Верховный Суд как суд апелляционной инстанции был обязан проверить в соответствии с требованиями ст. 6 Конвенции беспристрастность суда первой инстанции, рассматривавшего дело. Данная обязанность заключалась в использовании всех имеющихся у Верховного Суда средств для устранения любых сомнений в действительности доводов заявителя, приведенных в жалобе. Однако, отметил Европейский Суд, ВС РФ не проводил такой проверки: в вынесенном им решении не говорилось, в связи с чем суду не удалось опросить присяжных или поручить правоохранительным органам провести расследование утверждений заявителя.

В связи с изложенным ЕСПЧ счел, что национальные судебные органы отказали заявителю в исправлении ситуации, противоречащей требованиям Конвенции, и признал нарушение ст. 6 Конвенции без присуждения денежной компенсации, поскольку заявитель не просил о ней в жалобе.

По мнению управляющего партнера АБ «Сословие» Сергея Соловьева, действующее уголовно-процессуальное законодательство РФ не содержит указанных в постановлении ЕСПЧ полномочий суда апелляционной инстанции по инициированию проверки новых обстоятельств во взаимосвязи с ревизионным характером деятельности апелляционной инстанции.

Он отметил, что доводы осужденного Тимофеева, основанные на заявлении одного из присяжных, не могут считаться допустимым поводом к принятию судом этих заявлений без дополнительной проверки уполномоченным органом и обоснованием необходимости отмены состоявшегося приговора суда. «В материалах дела не имелось безусловных данных, свидетельствовавших о совершении председательствовавшим судьей незаконного воздействия на коллегию присяжных заседателей. Единственной возможностью для установления факта нарушения судом принципа беспристрастности является подача соответствующего заявления в уполномоченный для проверки и расследования орган, коим апелляционная инстанция Верховного Суда не является», – пояснил Сергей Соловьев.

Он напомнил, что в соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 413 УПК РФ вновь открывшимися обстоятельствами, позволяющими возобновить производство по делу и поставить вопрос об отмене ранее состоявшихся по нему судебных решений, являются установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного дела. «Таким образом, только через возбуждение уголовного дела по заявлению присяжного, проведение расследования и судебного разбирательства возможен пересмотр дела Тимофеева по обстоятельствам злоупотребления судьей своими должностными полномочиями», – подчеркнул Сергей Соловьев.

В то же время эксперт напомнил, что состоявшееся решение ЕСПЧ по делу «Тимофеев против России» в соответствии с п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ как раз является новым обстоятельством, позволяющим инициировать возобновление производства по уголовному делу. «Однако, по моему мнению, без реализации требования п. 3 ч. 3 ст. 413 УПК РФ процессуальная ситуация исправлению не подлежит», – подчеркнул он.

Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов выразил сомнение в том, что постановление приведет к пересмотру обвинительного приговора заявителя. «Мне лично неизвестны случаи, когда постановления ЕСПЧ позволяли кардинально исправить ошибки отечественного судопроизводства. Возможно, такие случаи и есть, но все они в совокупности не позволяют, по моему мнению, утверждать, что обращение в Европейский Суд с жалобой является эффективным способом защиты прав осужденных, – отметил он. – Практика показывает, что все действенные способы защиты в большинстве своем возможны лишь на стадии предварительного следствия и в редких случаях в суде первой инстанции».

Адвокат АП Краснодарского края Алексей Иванов заметил, что оценки справедливости судебного разбирательства в практике ВС РФ и ЕСПЧ нередко расходятся. При этом он подчеркнул, что позиции ЕСПЧ крепче, аргументированнее и качественнее. «Увы, то, что не увидели или не захотели увидеть прокуратура и Верховный Суд, ЕСПЧ принял во внимание и ожидаемо признал нарушение права на справедливое судебное разбирательство», – заметил он.

Рассказать коллегам: