×

«Гонорар успеха» как камень преткновения

Суд признал, что включение в договор условия о «гонораре успеха» законно, но указал, что его нельзя взыскать в качестве возмещения судебных расходов с процессуального оппонента, не являющегося стороной по договору
Эксперты разошлись в оценках позиции суда. По мнению одного из них, ключевым моментом спора является неисполнение обязательств, а не судебные расходы, поэтому судебные акты, не давшие недобросовестному заказчику уклониться от исполнения обязательства, абсолютно разумны. Другой считает, что суд может принудить сторону к выполнению условия о выплате «гонорара успеха», только если в договоре четко оговорена форма подтверждения положительного результата. Третий указал, что вопрос о «гонораре успеха» в России остается камнем преткновения и для судов, и для сторон, участвующих в деле.

ООО «Консалтинговая фирма “Партнерˮ» обратилось с иском к ООО «Миксер Центр Сервис», его генеральному и исполнительному директорам и просило субсидиарно взыскать около 370 тыс. руб. задолженности по договору и около 28 тыс. руб. процентов за пользование чужими деньгами.

Как следует из материалов дела, между ООО «Консалтинговая фирма “Партнерˮ»  и  ООО «Миксер Центр Сервис» был заключен договор, в соответствии с которым фирма обязалась оказать обществу юридическую помощь в судебном споре о взыскании задолженности с другой компании. Согласно условиям договора стоимость услуг составляла 25 тыс. руб. Кроме того, при достижении положительного результата, в том числе мирового соглашения, общество обязалось выплатить премию («гонорар успеха») в размере 5% от суммы, обозначенной в решении суда в его пользу. 

После вынесения судом решения в пользу общества оно не оплатило услуги и не выплатило премию. В этой связи фирма обратилась в суд с иском к обществу и его генеральному и исполнительному директорам, в котором просила субсидиарно взыскать около 370 тыс. руб. задолженности по договору и около 28 тыс. руб. процентов за пользование чужими деньгами.

Решением арбитражного суда иск был удовлетворен в части взыскания денежных средств с общества, но в удовлетворении требований к генеральному и исполнительному директорам – отказано. Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения.

Не согласившись с решениями судов, общество обратилось с кассационной жалобой в Арбитражный суд округа с просьбой отменить их и отказать фирме в иске. По мнению общества, суды необоснованно посчитали предметом договора выполнение работ, а не оказание услуг, неправомерно взыскали «гонорар успеха» и применили неправильный расчет процентов.

Рассмотрев кассационную жалобу, окружной суд счел ее не подлежащей удовлетворению. В качестве обоснования суд указал, что в соответствии с п. 3 ст. 421 ГК РФ стороны могут заключить смешанный договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами. К отношениям сторон по нему применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. В частности, в силу ст. 783 ГК РФ к договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде и положения о бытовом подряде, если это не противоречит ст. 779–782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.

Суд кассационной инстанции подчеркнул, что в любом случае оказанные услуги или выполненные работы подлежат оплате. При этом необходимо учитывать, что законодательство РФ не устанавливает специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю по договорам возмездного оказания услуг. Следовательно, стороны такого договора вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах, если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права. 

Таким образом, отметил суд, «гонорар успеха» не может быть взыскан в качестве возмещения судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной договора не является. В то же время включение такого условия в договор само по себе действующему законодательству не противоречит.

Старший партнер Группы правовых компаний «Интеллект-С» Роман Речкин поддержал позицию судов, подчеркнув, что в данном деле спор не о судебных расходах, а об оплате юридических услуг. «Заказчик подписал договор на данных условиях, его они устраивали, и договор для него обязателен. Поэтому арбитражные суды абсолютно правильно не дали недобросовестному лицу уклониться от исполнения обязательства. Судебные акты законны и разумны, подход судов можно только приветствовать», – считает Роман Речкин.

Партнер АБ «Ковалёв, Рязанцев и партнеры» Екатерина Туманова оценила обращение к термину «гонорар успеха» в деле как попытку ответчика перенести выработанный в спорах о судебных издержках подход в дело о договорных обязательствах. «Если проблемный термин убрать, останется иной вопрос: с какими обстоятельствами можно связать выплату вознаграждения за оказанные услуги?» – задалась вопросом эксперт.

Отвечая на него, Екатерина Туманова отметила, что вряд ли допустимо связывать расчеты с любыми событиями, в том числе никак не связанными с действиями исполнителя. Но если стороны договорились о форме подтверждения положительного результата, установили, когда такой результат становится для них осязаемым и при этом связанным с сутью оказанной услуги, такое условие, по мнению Екатерины Тумановой, имеет право на жизнь. В этом случае, уверена адвокат, «установив именно такие обстоятельства, суд может принудить обязанное лицо к соблюдению достигнутых им ранее договоренностей».

Руководитель практики разрешения споров юридической фирмы Noerr Виктор Гербутов напомнил, что споры о взыскании «гонорара успеха» как с заказчика (в рамках договора об оказании услуг), так и с проигравшей стороны (в рамках возмещения судебных расходов) на протяжении многих лет продолжают оставаться в России камнем преткновения и для судов, и для самих сторон. «Господствующая судебная практика последних лет в обеих категориях споров негативно оценивала соглашения о “гонораре успехаˮ, либо полностью отказывая во взыскании соответствующих сумм, либо ограничивая их взыскание обычным размером вознаграждения за соответствующие услуги (т.е. рыночной стоимостью услуг)», – рассказал эксперт.

По его словам, в настоящий момент практически исключено взыскание «гонорара успеха» с процессуальных оппонентов, при этом вопрос о возможности взыскания его  с заказчика, согласившегося на такую форму определения вознаграждения исполнителя, продолжает оставаться открытым. «Хотя Коллегия по гражданским делам Верховного Суда в Определении от 17 февраля 2015  г. № 14-КГ14-19 указала на невозможность взыскания с заказчика “гонорара успехаˮ как такового, некоторые нижестоящие суды по-прежнему полагают это допустимым. Такую позицию, противоречащую позиции гражданской коллегии, в рассматриваемом деле занял Арбитражный суд Северо-Западного округа вместе с нижестоящими судами. Не исключено, что в случае обжалования Коллегия по экономическим делам Верховного Суда не станет пересматривать судебные акты по данному делу и ставить точку в данном вопросе», – резюмировал Виктор Гербутов.

Рассказать коллегам: