×

Государство защитит информаторов

В Правительстве обсудили законопроект Минтруда о государственной защите лиц, сообщивших о коррупционном правонарушении
Эксперты неоднозначно оценили предлагаемые изменения. Один из них счел, что при имеющемся сроке ответа на адвокатский запрос снизится эффективность предусмотренных законопроектом процедур по борьбе с коррупцией. Второй отметил, что действующее законодательство уже содержит запрет любых форм дискриминации лиц, сообщающих сведения о преступлениях.

На заседании Комиссии Правительства РФ по законопроектной деятельности прошло обсуждение поправок Минтруда России в Закон о противодействии коррупции. Как ранее сообщала «АГ», документом предлагается установить комплекс мер государственной защиты для лиц, сообщивших в интересах общества информацию о незаконной деятельности внутри органов государственной и муниципальной власти, государственных корпораций, внебюджетных фондов и предприятий, иных организаций и предприятий, от негативных последствий, связанных с этим сообщением.

Стоит отметить, что к моменту внесения законопроекта на рассмотрение Правительства РФ в него были внесены изменения. В частности, уточнено, что госзащита будет распространяться не только на работников, но и на государственных и муниципальных служащих. Также согласно законопроекту лица, сообщившие о коррупционном правонарушении, вправе получать информацию о решении, принятом по итогам рассмотрения их сообщения, а также обжаловать решения, принятые в связи с этим уведомлением. Предыдущий вариант законопроекта не затрагивал прав обратившихся лиц.

При этом меры государственной защиты, предлагаемые проектом поправок, не изменились: обеспечение конфиденциальности сведений, содержащихся в сообщении о коррупционном правонарушении, получение бесплатной юридической помощи, защита от ущемлений прав и законных интересов лица, сообщившего о коррупционном правонарушении в связи с исполнением служебных обязанностей. Впрочем, итоговая  версия законопроекта поясняет, что защита от ущемлений прав и законных интересов лица сохраняется в течение двух лет с даты регистрации уведомления о коррупционном правонарушении, а в случае участия лица в уголовном судопроизводстве применяются дополнительные меры защиты. Если в результате проверки выяснится, что коррупционного правонарушения не было, защита может быть отменена.

Немаловажно и то, что если предыдущей версией законопроекта предполагалось, что лицо, уведомившее о коррупционном правонарушении, не может быть уволено, переведено на другую должность по инициативе работодателя или привлечено к дисциплинарной ответственности без рассмотрения соответствующего вопроса в коллегиальных органах в течение трех лет, то сейчас таких временных ограничений не предусмотрено.

По имеющейся информации, несмотря на предварительное одобрение проекта, в ходе обсуждения этот вопрос было решено отложить.

На стадии разработки проекта поправок адвокат Омской областной коллегии адвокатов Евгений Забуга отмечал, что необходимость их принятия отсутствует. Он напомнил, что действующее законодательство уже содержит запрет любых форм дискриминации лиц, сообщающих сведения о преступлениях. Гарантии для них содержат УПК РФ, ТК РФ и Закон об оперативно-розыскной деятельности. Поэтому дополнительное правовое регулирование излишне и только усложнит процедуры, не дав по своему содержанию положительных результатов. Эксперт добавил, что еще более опасна формулировка «обеспечение конфиденциальности сведений о лице, уведомившем о коррупционном правонарушении, и сведений, содержащихся в уведомлении», поскольку это прямой путь к доносительству и злоупотреблениям.

В то же время управляющий партнер АК «Бородин и Партнеры» Сергей Бородин положительно оценил предлагаемые изменения, отметив, что при их принятии госзащита будет предоставлена работникам частного сектора, что является немаловажным для реализации мер по противодействию коррупции.

Комментируя одобренный в Правительстве РФ законопроект, исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков  отметил, что итоговая его редакция вызывает некоторое удивление. Он указал, что в качестве правового обеспечения защиты прав лиц, уведомивших о коррупционных правонарушениях, предлагается закрепить такие меры защиты, как оказание этим лицам бесплатной юридической помощи. Для этого предлагается дополнить Закон о бесплатной юридической помощи соответствующей категорией получателей.

«Предполагается, что оказывать эту помощь будут адвокаты. Однако вне зоны внимания авторов законопроекта осталась системная проблема Закона о БЮП, которая не дает запустить на полную мощность механизм оказания бесплатной юридической помощи. Это необоснованно большая отчетность по оказанной юридической помощи, излишне заорганизованный документооборот, не соответствующие сложившимся ценовым реалиям крайне низкие ставки оплаты. Возникает вопрос: зачем увеличивать функционал механизма и добавлять в него новые категории получателей юридической помощи, если основной привод этого механизма либо не работает, либо дает явно недостаточную тягу?» – задается вопросом Андрей Сучков.

Как указывает эксперт, законопроект устанавливает, что используемые в ходе регулируемых процедур сведения о коррупционных правонарушениях относятся к конфиденциальной информации, за исключением случаев их отнесения к государственной тайне. При этом на лиц, оказывающих бесплатную юридическую помощь в рамках данной деятельности, в том числе адвокатов, возлагается обязанность обеспечить конфиденциальность этих сведений, а также установленный законодательством режим работы с данной категорией документов. Одновременно на адвокате лежит обязанность по обеспечению качества оказания юридической помощи лицам, уведомившим о коррупционном правонарушении.

«И тут нам приходится возвратиться к активно обсуждавшемуся в профессиональной дискуссии вопросу о порядке законодательного регулирования адвокатского запроса, в частности о сроках его исполнения и объеме получаемой информации. Установленный 30-дневный срок ответа на адвокатский запрос негативно повлияет на эффективность предусмотренных законопроектом процедур по борьбе с коррупцией. Если адвокат будет получать информацию по запросу лишь через месяц, то понятно, что при такой “оперативностиˮ следов коррупционного случая, указанного в сообщении о правонарушении, уже может не остаться», – говорит Андрей Сучков.

Эксперт считает, что в отношении обязанности хранить полученную конфиденциальную информацию и сведения, составляющие государственную тайну, наблюдается странная ситуация: обязанность обеспечить сохранность этой тайны есть, а возможности ее получить не предусмотрено. По мнению Андрея Сучкова, данным законопроектом должны быть внесены изменения и в порядок правового регулирования адвокатского запроса: установить срок ответа на адвокатский запрос не более 7 суток, а также снять запреты на виды получаемой по запросу адвоката информации, в число которых должны входить и сведения, отнесенные к охраняемой законом тайне. «Лишь в этом случае будет уместным возложение на адвоката обязанности обеспечить ее сохранность в соответствии с режимом, установленным действующим законодательством», – пояснил исполнительный вице-президент ФПА РФ.


Рассказать коллегам: