×

Гражданский процесс с учетом мнения ребенка

Законопроект, предоставляющий несовершеннолетним статус участников гражданского процесса с правом иметь адвоката, прошел первое чтение
По мнению экспертов, нечеткость формулировок в случае принятия законопроекта вызовет не только множество вопросов на практике, но и злоупотребления сторон.

Поправки в Гражданский процессуальный кодекс РФ разработаны во исполнение положений Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 гг., предусматривающей ратификацию Европейской конвенции об осуществлении прав детей от 25 января 1996 г.

Как отмечают авторы поправок, установление и соблюдение этого права в российском гражданском процессуальном законодательстве необходимы для признания решений российских судов по делам, подпадающим под действие Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей от 19 октября 1996 г. (вступила в силу в отношении Российской Федерации с 1 июня 2013 г.), на территории государств – участников Конвенции.

Ранее «АГ» писала, что согласно вносимым изменениям несовершеннолетний наделяется правом на обращение с ходатайством о назначении адвоката или иного представителя и правом на осуществление правомочий стороны в процессе. При решении вопроса о принятии отказа от иска, признании иска ответчиком или утверждении мирового соглашения сторон суд обязан выяснить мнение несовершеннолетнего, достигшего возраста 10 лет, по вопросам, затрагивающим его права и законные интересы. Кроме того, закрепляется обязанность законного представителя несовершеннолетнего действовать в интересах представляемого лица разумно и добросовестно.

Адвокат наделяется правом представлять интересы несовершеннолетнего по назначению суда, если законный представитель отстранен от участия в процессе и его невозможно заменить другим законным представителем.

Законопроект предусматривает обязательное присутствие педагога или психолога при проведении процессуальных действий с участием несовершеннолетнего и ограничение времени производства процессуальных действий. При допросе несовершеннолетнего свидетеля должен присутствовать его законный представитель, а также педагог или психолог, присутствие которых обеспечивает суд. С разрешения судьи они могут задавать несовершеннолетнему свидетелю вопросы, а также высказывать мнение относительно его личности и содержания его показаний. В исключительных случаях из зала судебного заседания на время допроса может быть удалено лицо, способное оказать негативное влияние на несовершеннолетнего. Отдельно подчеркивается, что несовершеннолетних нельзя подвергать принудительному приводу.

Обсуждая законопроект, депутаты отметили необходимость того, чтобы замена законного представителя при наличии конфликта интересов была очень четко обоснована. Второе замечание касалось расходов на привлечение к судопроизводству педагогов и психологов – было указано на необходимость предоставить четкую таблицу расходов для городских судов. Ко второму чтению рекомендовано принять во внимание данные замечания и внести соответствующие изменения в документ.

В ходе обсуждения также был поднят вопрос о том, что законопроект направлен на развитие ювенальной юстиции, так как дети смогут жаловаться на родителей с 10 лет. В ответ на это статс-секретарь – заместитель министра юстиции Юрий Любимов отметил, что документ исходит из принципов семейного воспитания ребенка и выстраивает баланс между необходимостью учитывать его интересы и помочь его семье в ситуации, когда она сама не справляется. «Форма процессуального выяснения мнения ребенка предусмотрена и в действующем законодательстве. Например, норма о том, что 10-летнего ребенка спрашивают, с кем из родителей он хочет остаться при разводе», – напомнил он.

Европейская конвенция об осуществлении прав детей предусматривает, что ребенку, имеющему достаточный уровень понимания, предоставляется адвокат – сказано в пояснительной записке. В связи с этим был поднят вопрос об определении «ребенка, имеющего достаточное понимание». На это Юрий Любимов ответил, что зачастую в международно-правовом документе используются описательные категории, которые дают гибкость в области их применения судами. Дети одного возраста обладают неодинаковой степенью понимания, в том числе и процессуальных действий, которые с ними совершаются. В России установлены четкие возрастные рамки применения той или иной нормы. Традиционное законодательство исходит из того, что, несмотря на общую гражданскую дееспособность, которая наступает в 18 лет, существует отдельное действие, которому закон придает особое значение в разных отраслях права.

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина отметила, что предлагаемые изменения являются заимствованием отдельных положений УПК РФ. Так, в ГПК РФ предлагается закрепить аналогичное время, в течение которого несовершеннолетний может участвовать в процессуальном действии. Более того, если ранее при допросе ребенка участвовал педагог, то станет возможным привлечение и психолога.

Эксперт согласилась с тем, что наиболее спорным положением рассматриваемого законопроекта является обязанность суда выяснять мнение ребенка, достигшего возраста 10 лет, относительно принятия судом отказа от иска, признания иска, заключения мирового соглашения, так как вряд ли ребенок способен понять, что это такое, а также какие последствия влечет за собой совершение того или иного действия. Таким образом, выяснение судом мнения ребенка в таком случае будет носить формальный характер.

«Несомненным плюсом предлагаемых изменений является привлечение судом адвоката, если законный представитель по определению суда был отстранен от участия в деле, – указала Анна Минушкина. – Однако здесь остается непонятным, будет ли во взаимоотношениях адвоката с несовершеннолетним участвовать психолог или педагог».

Как ранее отмечал адвокат АП Республики Марий Эл Валерий Богатов, принятие законопроекта в нынешнем виде приведет к возникновению множества вопросов на практике. Один из них заключается в нечеткой формулировке права на высказывание законным представителем, педагогом и психологом мнения о личности несовершеннолетнего свидетеля и содержании даваемых им показаний. В данном случае, считает Валерий Богатов, возможно злоупотребление правом: можно охарактеризовать несовершеннолетнего свидетеля, но не высказаться относительно его показаний. «Кроме того, остается открытым вопрос о применении ст. 307 и 308 УК РФ, предусматривающих ответственность за дачу ложных показаний и отказ от дачи показаний, по которым возраст наступления уголовной ответственности составляет 16 лет. Как в этом случае оценивать показания детей младше 16 лет?» – задается вопросом эксперт.

Валерий Богатов уверен, что участие адвоката является гарантией защиты прав несовершеннолетних. «Адвокат нужен в каждом процессе наравне с законными представителями, педагогом и психологом как минимум для разъяснения правовых вопросов и последствий принятых решений», – заключил он.

Рассказать коллегам: