×

Гуманизация свелась к реверансу

Борис Титов сообщит Президенту РФ о системных проблемах уголовного законодательства и представит варианты их решения
Эксперты разделяют оценки бизнес-омбудсмена, однако критикуют некоторые его предложения по изменению УК РФ и УПК РФ.


Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов готовит ежегодный доклад (проект документа имеется в распоряжении редакции «АГ»), в котором обозначены системные проблемы российского уголовного и уголовно-процессуального законов, а также правоприменительной практики, которые не решаются гуманизацией уголовной сферы. В частности, речь идет о проблемах, связанных с обвинительным уклоном судов, недостаточно эффективным судебным контролем, необоснованным возбуждением уголовных дел, незаконным проведением оперативно-розыскных мероприятий, затягиванием следственных действий, необоснованным избранием мер пресечения.

Доклад, содержащий также пакет предложений по изменению уголовного и уголовно-процессуального законодательства в целях защиты прав субъектов предпринимательской деятельности, предполагается вынести на общественное обсуждение уже в апреле, а в конце мая текущего года он будет представлен Владимиру Путину.

Обеспокоенность бизнес-омбудсмена вызывает рост числа уголовных дел по преступлениям экономической направленности при снижении их количества,  дошедшего до суда. Уголовное преследование бизнеса, как сказано в докладе, остается средством коррупционного давления. Важнейшим пороком называется подмена уголовным преследованием рассмотрения спора в гражданском суде, что позволяет в рамках уголовных дел рассматривать споры хозяйствующих субъектов, а нечеткая фабула ст. 159 УК РФ «Мошенничество» позволяет привлекать к уголовной ответственности за неисполнение контрактов и нарушение договорных обязательств.

В докладе содержится и критика отсутствия четко сформулированной уголовной политики государства, в связи с чем в законодательство вносится значительное количество несистемных изменений. Приводятся доказательства обвинительного уклона суда и недостаточного контроля за следствием, для которых содержание под стражей остается приоритетной мерой пресечения даже в отсутствие оснований для ее избрания. Поскольку ходатайства защиты и жалобы на действия должностных лиц, осуществляющих уголовное производство, удовлетворяются крайне редко, инструменты защиты от нарушений оказываются неэффективными. А ответственность за массовые нарушения уголовного процессуального законодательства должностными лицами сводится практически всегда к замечанию или выговору.

Эксперты «АГ» в целом согласны с выводами, содержащимися в докладе. Партнер АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры» Михаил Кириенко считает, что документ не только отражает «реальное состояние сферы уголовного преследования хозяйствующих субъектов, но и демонстрирует истинное лицо досудебной и судебной стадий уголовного процесса».


По словам эксперта, дисбаланс системы правосудия очевиден, и никто с этим ничего не делает, а примеры гуманизации «ничего не дали практике, так как извращены правоприменителем до крайности». «Если объективно, то не было гуманизации. Наряду с послаблением наказания расширены сферы применения ряда составов, включены новые. Реверанс в сторону бизнеса в ч. 3 ст. 299 УК РФ – это полшага. Нужна ответственность за факт незаконного преследования, о чем неоднократно указывалось в доктрине уголовного права», – подчеркнул он.

Что касается обозначенных в докладе Бориса Титова тезисов о затягивании сроков следствия, то, как отметил адвокат, партнер юридической компании Tenzor Consulting Group Антон Макейчук, нужно отличать вынужденное затягивание ввиду сложности дела от искусственного.

В пакете предложений по УК РФ и УПК РФ содержатся новаторские идеи. Например, предлагается предусмотреть обязательное согласие прокуратуры на проведение доследственных проверок и гласных оперативно-розыскных мероприятий по экономическим преступлениям, на возбуждение соответствующих уголовных дел, а также дать прокурору право отменять решение о возбуждении дела и давать согласие на арест подозреваемого.

Впрочем, Михаил Кириенко не считает целесообразным возложение части функций уголовного преследования на органы прокуратуры. Они, по его словам, «не лучший союзник объективности, что показывает их реагирование на жалобы в порядке ст. 124 УПК РФ, по крайней мере на уровне региональных и нижестоящих прокуратур, да и их понимание закона, которое существует с пресловутым обвинительным уклоном».

Не согласен он и с необходимостью утвердить межведомственными приказами порядок проведения обысков и выемок, так как это следственное действие регламентируется УПК РФ, а переход к регламентации, пусть и уточняющей, ведомственными актами – опасная тенденция.

Эксперты критикуют также предложение предоставить стороне защиты право подавать прокурору «заключение защиты» (одновременно с обвинительным заключением следствия) – с обязательным приобщением к материалам дела. Адвокат АБ «Сословие», член Совета АП Москвы Сергей Соловьев называет этот пункт формальным, так как и в настоящий момент никто не запрещает защитнику на стадии направления дела прокурору для утверждения обвинительного заключения представить свое видение ситуации в виде жалобы. «Как это будет называться – “заключение защиты” или, как сейчас, “жалоба” – никакого принципиального значения не имеет», – пояснил он.

Еще одно принципиальное предложение – нормативно закрепить, что продление меры пресечения может каждый раз устанавливаться только вышестоящим судом – Сергей Соловьев называет абсолютно нереалистичным. Это предложение, по его мнению, не учитывает ни действующую уголовно-процессуальную политику в Российской Федерации, ни экономически-географическое положение государства. «Качество решений об избрании меры пресечения зависит не от повышения статуса органа, их принимающего, а от строгого соблюдения имеющихся в настоящий момент требований УПК РФ», – считает эксперт.

Антон Макейчук, напротив, согласен с идеей передать полномочия по рассмотрению вопросов об изменении меры пресечения вышестоящим судебным инстанциям вплоть до Верховного Суда РФ. По его мнению, это максимально исключит коррупционную составляющую, а также позволит объективнее рассматривать вопрос справедливости продления или изменения меры пресечения на более тяжкую. Также это станет стимулом для органов следствия быстро и качественно готовить материалы дела.

В докладе бизнес-омбудсмена предлагается ввести суд присяжных по отдельным частям ст. 159 УК РФ «Мошенничество», нормативно исключить применение лишения свободы как меры ответственности по некоторым экономическим делам, декриминализировать ряд конкретных составов, а также реорганизовать систему дознания и предварительного следствия, передав расследование всех преступлений по экономическим статьям УК РФ в один правоохранительный орган (по аналогии с Guardia di Finanza в Италии).


Рассказать коллегам: