×

Идеальная совокупность деяний

Конституционный Суд РФ вновь разъяснил, в каких случаях возможна квалификация должностных преступлений по совокупности
Эксперты назвали полезным решение Суда, так как споры о правильности квалификации действий должностного лица, незаконно получившего вознаграждение, возникают достаточно часто.

Как следует из определения, в своей жалобе в КС РФ гражданин, отбывающий наказание за совершение ряда преступлений, утверждал, что его конституционные права нарушены рядом положений УК РФ и УПК РФ, из-за неопределенности которых его деяния были квалифицированы неверно.

Заявитель жалобы указывал, что ст. 17 «Совокупность преступлений», ч. 1 ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями», ч. 1 ст. 286 «Превышение должностных полномочий», ч. 3 и 5 ст. 290 «Получение взятки» и ч. 2 ст. 292 «Служебный подлог» УК РФ в силу своей неопределенности позволили квалифицировать совершенные им, будучи должностным лицом, деяния не как мошенничество с использованием служебного положения, а как получение взятки в совокупности с иными должностными преступлениями, чем допустили неоднократное наказание за преступление.

Кроме того, по мнению заявителя, положения ст. 48 «Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград» и ст. 60 «Общие начала назначения наказания» УК РФ повлекли бессрочное лишение его права на получение заслуженной пенсии за выслугу лет, что является негативным последствием, по длительности превышающим срок уголовного наказания и ставящим его в неравное положение с иными категориями военнослужащих.

Заявитель также полагал, что ряд статей УПК РФ допускает отказ суда при рассмотрении апелляционных и кассационных жалоб осужденного от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующую жалобу судом или судьей.

В своем определении КС РФ опирался на принцип non bis in idem, противоречие которому недопустимо в правовом государстве. Согласно этому принципу исключена возможность повторного осуждения и наказания лица за одно и то же преступление, квалификации одного и того же преступного события по нескольким статьям уголовного закона, если содержащиеся в них нормы соотносятся между собой как общая и специальная или как целое и часть, а также двойного учета одного и того же обстоятельства.

Суд напомнил, что нормы Особенной части УК РФ во взаимосвязи с его ст. 17 и 69, регламентирующими понятие совокупности преступлений и правила назначения наказания по совокупности преступлений, призваны обеспечить реализацию принципа справедливости при применении уголовного закона, в силу которого наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления. «Такое соответствие в случаях, когда лицом совершены деяния, различающиеся по объекту посягательства, объективной и субъективной стороне и образующие тем самым преступления, предусмотренные различными статьями уголовного закона, достигается в том числе путем квалификации содеянного и назначения наказания по совокупности преступлений», – уточняется в определении. При этом КС РФ подчеркнул, что не являются исключением случаи, когда совершенные лицом деяния охватываются диспозициями ст. 285, 286, 290 и 292 УК РФ, которые существенно различаются по признакам объективной и субъективной сторон.

Относительно лишения воинского звания по приговору суда КС РФ пояснил, что это означает изменение правового статуса гражданина, в том числе как субъекта отношений по пенсионному обеспечению. При таких обстоятельствах утрата права на пенсию за выслугу лет не может рассматриваться как дополнительное наказание, а является следствием изменения правового статуса гражданина.

Старший партнер АБ «ЗКС» Алексей Касаткин назвал данное разъяснение КС РФ полезным как для правоохранителей, так и для стороны защиты, поскольку споры о правильности квалификации действий должностного лица, незаконно получившего вознаграждение, возникают нередко. По словам адвоката, особенно часто это происходит именно при наличии в действиях должностного лица признаков составов преступлений, предусмотренных ст. 290 «Получение взятки» либо ст. 159 «Мошенничество» УК РФ.

Он также отметил, что КС РФ в очередной раз указал отличия преступлений, предусмотренных ст. 159, 285, 286, 290 и 292 УК РФ, которые ранее уже разъяснялись в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ.

Как прокомментировал доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина Артем Осипов, определение КС РФ интересно прежде всего применением правовой конструкции non bis in idem в качестве средства конституционно-правовой интерпретации положений УК РФ о совокупности преступлений.

«В соответствии с международными стандартами защиты от повторного преследования за совершение тождественных деяний Конституционный Суд разъяснил, что квалификация должностных преступлений по совокупности возможна лишь в том случае, если речь идет о нетождественных друг другу объектах посягательства, признаках объективной и субъективной сторон преступления (время, место, способ и т.д.). Идеальная совокупность подобных деяний, таким образом, исключается», – отметил он.

Артем Осипов также отметил, что отсутствие конституционно-правовой неопределенности в регулировании оснований уголовной ответственности за должностные преступления, совершенные в совокупности, не снимает массы проблем правоприменительного толка. «Многие из них связаны с большим числом оценочных признаков в конструкциях соответствующих составов преступлений: “иная личная заинтересованность”, “существенное нарушение прав”, возможность “способствовать” каким-то действиям», – пояснил он.

Рассказать коллегам: