×

Искать компромисс, сохраняя главное

Адвокатура призвана играть роль надежного инструмента в диалоге общества и государства
19 мая в конференц-зале «Сухаревский» (г. Москва) прошел круглый стол «Обеспечение независимости адвокатов: российский и зарубежный опыт». Организаторами выступили Институт права и публичной политики и Международная комиссия юристов (МКЮ).


19 мая в конференц-зале «Сухаревский» (г. Москва) прошел круглый стол «Обеспечение независимости адвокатов: российский и зарубежный опыт». Организаторами выступили Институт права и публичной политики и Международная комиссия юристов (МКЮ).


В заседании приняли участие Вильдер Тейлер, генеральный секретарь МКЮ, Ольга Сидорович, директор Института права и публичной политики, Ришард Коменда, старший советник по правам человека при системе ООН в Российской Федерации, вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров, судья Конституционного Суда РФ (в отставке) Тамара Морщакова, представители международных общественных организаций, адвокаты, юристы, социологи.

Обсуждался вопрос сохранения независимости адвокатуры в условиях глобализации экономики в мире и усиления вертикали власти в России. Представители международных организаций и зарубежных адвокатур рассказали о международных стандартах независимости и защиты адвокатов, а также о проблемах деятельности независимых адвокатов в условиях национальных юрисдикций.

Российские правоведы сконцентрировались на отдельных аспектах независимости адвоката.

Вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров отметил, что вопросы независимости адвокатуры тесно связаны с общим положением в сфере юридической помощи. Пока она остается неурегулированной, и нет реального равенства между теми, кто предоставляет правовые услуги гражданам и организациям, говорить о независимости адвокатуры можно только опосредованно. Конкретным шагом на пути укрепления независимости адвокатской профессии, по мнению Г. Шарова, должно стать объединение практикующих юристов на профессиональной основе и тех принципах, на которых базируется адвокатура. Эта цель сформулирована и в Государственной программе «Юстиция». Федеральная палата адвокатов РФ ведет интенсивный диалог с представителями государственных структур, в частности с Министерством юстиции РФ, последовательно отстаивая принцип независимости адвокатуры. Объединение профессии, по мнению вице-президента ФПА, не должно привести к усилению контролирующей роли государства. Имеющихся механизмов участия представителей государственных органов в работе органов адвокатского самоуправления (квалификационных комиссиях) вполне хватает, чтобы обеспечить достаточную прозрачность адвокатуры.

В выступлениях участников круглого стола были затронуты и другие вопросы независимости адвокатуры. Екатерина Ходжаева, научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, в частности, остановилась на проблеме работы адвоката в условиях обвинительного уклона в уголовном процессе. Опираясь на данные социологического исследования, она показала, что корни неравенства кроются не только в отношении судей к роли адвоката, но и в законодательных механизмах, ограничивающих адвоката в возможностях проведения расследования, сбора доказательств и их предоставления суду.

2/3 адвокатов сталкивались с отказом органов власти ответить на адвокатские запросы.

Статистика оправдательных приговоров по-прежнему мизерна.

В условиях ограниченности в полномочиях при ведении процесса адвокаты вынуждены мимикрировать, выстраивая тактику неформальных переговоров с участниками процесса и «уторговывания» исхода дела в интересах клиента.

Старший юрист института «Право общественных интересов» (PILnet) Ольга Шепелева остановилась на такой проблеме, существенно влияющей на независимость адвоката, как низкий уровень оплаты защиты по назначению. Поскольку в ряде регионов защита в порядке ст. 51 УПК РФ для многих адвокатов является основным источником заработка, они попадают в зависимость от самой системы оплаты их труда. По мнению О. Шепелевой, сама форма документов об оплате труда адвоката разработана не в интересах защитника, а в интересах следствия и суда. Оплата отдельных действий адвоката не предусмотрена. Эти системные факторы дополнительно ограничивают возможности защиты.

Консультант Всемирного банка Ольга Шварц постаралась вникнуть в анатомию такого явления, как «карманные адвокаты». Она обозначила три категории адвокатов, идущих на противозаконное сотрудничество с органами следствия и суда. Первые руководствуются исключительно материальными соображениями. Не утруждая себя неформальной защитой, а лишь ставя подписи на нужных следователю документах, можно заработать до 100 000 руб. в месяц. При этом работа эта нередко сводится к подписи на документе.

Вторая категория – люди из правоохранительных органов, не расставшиеся с желанием во всем и всегда служить государству. В поиске истины, которая порой отнюдь не выгодна их клиентам, они добросовестно «сотрудничают» со старыми коллегами.

И, наконец, третья категория «карманных адвокатов» – двойные агенты. В отсутствии состязательности в уголовном процессе они предпочитают договариваться со следствием и судом, чтобы их клиентам назначали более мягкие наказания.

Ольга Шварц отметила, что Федеральная палата адвокатов, органы адвокатского самоуправления на местах в последнее время достаточно эффективно борются с «карманными адвокатами». Но проблема пока остается.

Судья КС РФ в отставке Тамара Морщакова акцентировала внимание собравшихся на необходимости совершенствования законодательства об адвокатуре и приведения правоприменительной практики, касающейся соблюдения профессиональных прав адвокатов, в соответствие с основополагающими принципами состязательного, независимого судопроизводства. Адвокаты не удовлетворены тем, в каких условиях осуществляют свою деятельность, заметила Т. Морщакова, их клиенты тоже. Неудовольствие связано с тем, что адвокат вынужден трудиться в особых внешних условиях за символическую оплату при защите по назначению. Им отказывают в приобщении материалов к делу. Их не допускают к участию в следственных действиях. Отказывают в свиданиях с подзащитными. И число таких процессуальных нарушений со стороны правоохранительных органов растет. На адвокатов оказывают и прямое давление: обыскивают, вызывают на допрос.

Т. Морщакова считает, что внутренней независимости адвокатуры тоже грозит опасность, связанная с возможным усилением функций Минюста в области надзора и контроля за адвокатурой.
Проблему независимости адвокатуры Т. Морщакова связывает с проблемой независимости суда. Без независимого арбитра невозможна независимая адвокатская деятельность. Пусть даже явка с повинной будет недопустимым доказательством, если она произошла без адвоката.

Говоря об институциональном значении адвокатуры, Тамара Морщакова отметила, что ценность этого института заключается в том, что он представляет интересы общества внутри правовой системы, она отделена от власти. Другого такого профессионального и организованного сообщества в России нет. Адвокатура – это колоссальное демократическое завоевание, которое общество должно поддерживать. К сожалению, общество не разобралось и не понимает, кто такой адвокат. Нет спроса на адвокатскую помощь. Зачем к адвокату идти, если есть «решалы». То, что юристов много, а адвокатов мало – должно у общества и у государства вызывать тревогу. Если мы хотим включить всех юристов в единое сообщество, нужно оценить все риски. Пока же планируется предъявлять к переходящим в адвокатуру минимальные требования. Эту опасность надо видеть. Нужно находить механизмы, предотвращающие размытие адвокатуры.

Адвокатура должна оставаться профессиональной и максимально квалифицированной, потому что она выполняет важнейшую миссию – обеспечение правового социального мира. Это сходно с миссией суда. Почему же государство, поддерживая суд, делает в него гигантские вливания, но отказывает в том же адвокатуре даже в плане компенсации за бесплатную помощь? Разве не понятно, что адвокатура – союзница государства? Потому что она помогает людям выйти из конфликтной ситуации не путем подавления или устранения участника конфликта, а получить искомое с помощью правовых средств. Тем самым адвокатура способствует и недопущению социальных конфликтов.

Мы говорим о том, что нужно улучшить закон. Но есть правовые принципы, которые должны помогать толковать закон. Разве нужно объяснять, что адвокатская тайна должна соблюдаться?

Мы спрашиваем, кто может выступать инструментом обратной связи общества с государством? Ответ на этот вопрос – адвокатура.

Ощущая на себе силу вертикали власти, именно адвокатура должна подумать над тем, как с властью взаимодействовать. Иначе можно превратиться в госюрбюро. Важно искать компромисс, но не идти на уступки в главном: внутреннее регулирование, самоуправление, некоммерческая деятельность.



Рассказать коллегам: