×

Исключительная самостоятельность судей

Верховный Суд напомнил, что он вправе самостоятельно определять размер штрафных санкций
Эксперты положительно отнеслись к решению ВС РФ. При этом один из них считает, что им в очередной раз закреплена устоявшаяся позиция судебных органов, а другой утверждает, что его можно использовать как прецедентное и при возникновении схожих ситуаций обращать на него внимание нижестоящих судов.

Как значится в определении Верховного Суда, Управление Пенсионного фонда РФ по Красноярскому краю по результатам камеральной проверки привлекло банк к ответственности в виде штрафа в размере 40 тысяч рублей за несоблюдение положений Закона о страховых взносах: банк своевременно не сообщил о факте открытия в нем счета компанией.

Банк обратился в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании недействительным решения ПФР, а в ходе судебного заседания его представитель также привел доводы о наличии смягчающих ответственность обстоятельств.

Суд удовлетворил заявление частично, снизив размер штрафа на 30 тысяч рублей, а также взыскал с управления в пользу банка 3 тысячи рублей судебных расходов по уплате госпошлины.

В своем решении суд разъяснил, что ранее возможность применения смягчающих ответственность обстоятельств судом предусматривалась ст. 44 Закона о страховых взносах, однако с 1 января 2015 г. она утратила силу в соответствии с Федеральным законом № 188-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам обязательного социального страхования». Однако суд сослался на Постановление КС РФ от 19 января 2016 г. № 2-П, которым подп. «а» п. 22 и п. 24 ст. 5 Закона № 188-ФЗ признан не соответствующим Конституции РФ, так как исключил возможность при применении ответственности, установленной Законом о страховых взносах, индивидуализировать наказание за нарушения с учетом смягчающих обстоятельств.

Кроме того, суд сослался на ст. 55 Конституции РФ, согласно которой введение ответственности за правонарушение должно быть соразмерно характеру совершенного деяния. Таким образом, полномочие суда на снижение штрафных санкций, исходя из вышеуказанных принципов, вытекает из конституционных прерогатив правосудия. Третий арбитражный апелляционный суд и Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа оставили это решение без изменения.

Управление ПФР подало кассационную жалобу в Верховный Суд, в которой сослалось на то, что в полном соответствии с указанным постановлением КС РФ у него отсутствовала возможность самостоятельного установления и применения обстоятельств, смягчающих ответственность, поскольку данное полномочие могло быть реализовано только судом. В связи с этим, по мнению управления, арбитражные суды, снизив штраф до 10 тысяч рублей, не могли возлагать на управление 3 тысячи рублей судебных расходов по уплате пошлины.

В ответ на это Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ указала на разъяснения, содержащиеся в Постановлении КС РФ от 11 июля 2017 г. № 20-П, согласно которым возмещение судебных расходов осуществляется той стороне, в пользу которой вынесено решение суда, и на основании того судебного постановления, которым спор разрешен по существу. Также ВС РФ снова упомянул Постановление КС РФ от 19 января 2016 г. № 2-П, в резолютивной части которого предписано внести в законодательство о страховых взносах изменения, позволяющие индивидуализировать наказание, учесть характер и степень вины нарушителя, иные заслуживающие внимания обстоятельства. Такие изменения на данный момент не внесены.

С учетом изложенных обстоятельств Верховный Суд определил, что обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменений.

Комментируя решение, партнер АБ «Качкин и Партнеры» Кирилл Саськов пояснил, что Верховным Судом в принятом по делу определении в очередной раз закреплена устоявшаяся позиция судебных органов в части отдельных вопросов распределения судебных расходов: за судами признано право вне зависимости от произошедших изменений закона смягчать примененные санкции.

«Фактически ситуация в части привлечения к ответственности за “страховые” нарушения с момента исключения в 2015 г. из Закона о страховых взносах положений, позволяющих выявлять и рассматривать обстоятельства, смягчающие ответственность страхователей, на сегодняшний день не изменилась», – сообщил эксперт.

Он добавил, что внесение изменений в соответствующий закон повлекло значительное число судебных разбирательств, в том числе вопрос о возможности снижения примененных санкций судом при рассмотрении заявления страхователя, который дошел до рассмотрения в КС РФ.

«Довод Управления Пенсионного фонда об отсутствии у них возможности самостоятельно выявить обстоятельства, смягчающие ответственность, и учесть их не мог повлиять на принятие судом решения о необходимости взыскания судебных расходов с проигравшей стороны», – констатировал Кирилл Саськов. Он также заметил, что с учетом позиции, изложенной в Постановлении Пленума ВАС РФ от 11 июля 2014 г. № 46, законодательство не делает исключения для ситуаций, когда у ответчика отсутствуют полномочия самостоятельно, в отсутствие решения суда совершить действия, позволяющие соблюсти законные интересы истца, за защитой которых он обратился в суд.

Юрист практики разрешения споров Capital Legal Services Валентина Аликова высказала иное мнение. Она считает, что данное определение имеет большое значение для российских компаний, поскольку Верховный Суд встал на сторону банка, усилив решения нижестоящих судов о снижении размера штрафа ниже установленного законом уровня и взыскании госпошлины с госучреждения.

«В судебной практике нередко поднимались вопросы о возможности назначения наказания ниже предела, установленного в КоАП РФ, при наличии обстоятельств, смягчающих вину. При этом суды чаще всего указывали, что положениями Кодекса это не допускается (например, Постановление ФАС Московского округа по делу № А40-128686/12-33-187). В этих решениях суды использовали разъяснение ВС РФ, которое было дано в п. 21 Постановления от 24 марта 2005 г. № 5, согласно которому в КоАП РФ предусмотрена возможность назначения административного наказания лишь в пределах санкций, установленных законом», – прокомментировала эксперт.

Валентина Аликова особо отметила то, что Верховный Суд сослался на резолютивную часть Постановления КС РФ от 19 января 2016 г. № 2-П. «В данном случае это немаловажно, ведь нередко суды из-за огромной загрузки не хотят вдаваться в подробности дела, смотреть на ситуацию в целом и изучают ее только со стороны наличия или отсутствия в ней состава правонарушения. А чтобы добиться справедливого правосудия, принцип индивидуализации нельзя оставлять в стороне», – считает она.

«Данное дело можно использовать как прецедентное. При возникновении схожих ситуаций следует обращать внимание нижестоящих судов на формирующуюся практику, которой учитываются и защищаются интересы компаний и принципы равенства», – заключила Валентина Аликова.

Рассказать коллегам: