×

Истец, но не сторона

Верховный Суд РФ указал, что, защищая чужие интересы, прокурор не обязан принимать меры по досудебному урегулированию
Эксперт назвал решение хотя и не вполне корректным формально, однако отвечающим интересам скорейшей защиты нарушенных прав.


Прокурор, обратившийся в арбитражный суд в защиту чужих интересов, не является стороной спорных материальных правоотношений, процессуальное законодательство не возлагает на него обязанности по досудебному урегулированию спора. Такой вывод сделан в определении, которое вынесла Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ, рассмотрев кассационное представление заместителя Генерального прокурора РФ Александра Гуцана на принятые в прошлом году решения Арбитражного суда Пензенской области, Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда и Арбитражного суда Поволжского округа.

Суд первой инстанции рассматривал иск о признании агентского договора недействительным, поданный первым заместителем прокурора Пензенской области в интересах неопределенного круга лиц и муниципального образования «Город Пенза» к открытому акционерному обществу «Городской центр контроля и учета энергетических ресурсов» и ООО «Многопрофильное управляющее предприятие Первомайского района».

Определением суда исковое заявление было возвращено на основании п. 5 ч. 1 ст. 129 Арбитражного процессуального кодекса РФ в связи с несоблюдением прокурором претензионного досудебного порядка урегулирования спора с ответчиками. Это решение поддержали и суды вышестоящих инстанций, при этом они руководствовались ст. 125, 126 АПК РФ и разъяснениями, данными в Постановлении Пленума ВАС РФ от 23 марта 2012 г. № 15 «О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе».

В кассационном представлении, поданном в Верховный Суд РФ, заместитель Генерального прокурора РФ просил данные судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение судами ст. 4, 44, 52 АПК РФ, ст. 27, 35 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», а также положений указанного выше постановления Пленума ВАС РФ. Доводы заявителя сводились к тому, что прокурор, обратившийся в арбитражный суд в защиту чужих интересов, не является стороной спорных материальных правоотношений и процессуальное законодательство не возлагает на него обязанности по досудебному урегулированию спора.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия пришла к выводу, что кассационное представление подлежит удовлетворению. Основаниями для такого решения стали нормы АПК РФ, согласно которым споры по отдельным категориям дел могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер к досудебному урегулированию, то есть после взаимных действий сторон материального правоотношения, направленных на самостоятельное разрешение возникших разногласий. Следовательно, на прокуроре лежит обязанность по принятию мер к досудебному урегулированию спора в случае, если орган прокуратуры участвует в деле в качестве стороны материально-правового спора. Однако такая обязанность отсутствует при обращении прокурора в арбитражный суд в защиту чужих интересов с требованиями, предусмотренными ч. 1 ст. 52 АПК РФ, либо при вступлении в дело в целях обеспечения законности на основании ч. 5 ст. 52 АПК РФ.

Наделение прокурора процессуальными правами и возложение на него процессуальных обязанностей истца не делают прокуратуру стороной материально-правового правоотношения и не налагают на прокурора ограничения, связанные с необходимостью принятия мер по досудебному урегулированию спора, говорится в определении Верховного Суда РФ. Так что у судов не имелось оснований для возвращения прокурору его искового заявления.

Партнер, руководитель арбитражно-судебной практики юридической фирмы «ЮСТ» Александр Евдокимов считает, что определение о неприменении претензионного порядка к случаям подачи прокурором исков в защиту публичных интересов является по существу верным, поскольку сам по себе такой порядок – избыточный элемент судебного процесса.

При этом эксперт заметил формальное несоответствие между подходом Верховного Суда РФ и Правилами участия прокурора в арбитражном процессе, закрепленными Постановлением Пленума ВАС РФ от 23 марта 2012 г. «В соответствии с п. 9 этого документа прокурор при обращении в арбитражный суд должен соблюдать требования к форме и содержанию обращения в арбитражные суды, предусмотренные АПК РФ, в том числе требования ст. 125, которая обязывает указать в иске сведения о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора», – пояснил он, добавив, что решение можно назвать формально не совсем корректным, однако по существу отвечающим интересам участия государства в судебном процессе и скорейшей защиты нарушенных прав. Причем государство в лице прокурора, направляющего иск в публично-правовых интересах, обычно защищает слабую сторону спора.

Александр Евдокимов  также заметил, что претензионный порядок нисколько не уменьшает количество обращений в суд, то есть в реальности он не выполняет ту функцию, на которую рассчитывали авторы этой законодательной инициативы при ее принятии. «Если стороны решили судиться, они все равно пойдут в суд, а претензионный порядок лишь делает эту процедуру громоздкой, неудобной и вовсе не способствующей скорейшей защите нарушенных прав и интересов», – заявил эксперт.


Рассказать коллегам: