×

Компенсация за адвоката по назначению

ЕСПЧ назначил выплатить более 4 тысяч евро россиянину, согласившись, что тот не получил надлежащую помощь от назначенного судом защитника
Комментируя решение, один из экспертов указал на то, что суд обязан выяснить у обвиняемых перед началом процесса, доверяют ли они назначенному защитнику. А представитель заявителя в Европейском Суде считает, что проблема связана с тем, что ВС РФ никак не реагирует на отказ граждан от конкретных адвокатов по назначению.


Европейский Суд вынес решение по делу «Медведев против России», обязав Правительство РФ выплатить осужденному россиянину компенсацию за непредоставление ему надлежащей юридической помощи.

Как следует из рассмотренных ЕСПЧ материалов дела, в 2004 г. гражданину Дмитрию Медведеву было предъявлено обвинение в убийстве, и он настоял на том, чтобы дело рассматривалось с участием присяжных заседателей. В рамках судебного заседания, когда стороны процесса приводили свои итоговые аргументы, назначенный судом адвокат назвал своего подзащитного «грабителем и пьяницей». В дальнейшем присяжными был вынесен обвинительный вердикт. Через несколько дней после этого Дмитрий Медведев попросил заменить адвоката, указывая, что предоставленная им помощь была неэффективной. Данную просьбу суд отклонил, а самого заявителя приговорили к 15 годам тюремного заключения.

Осужденный обратился в областной суд с просьбой назначить другого адвоката для представления его интересов в суде апелляционной инстанции. Однако ему было отказано в удовлетворении ходатайства со ссылкой на то, что закон не предусматривает назначение адвоката для этих целей.

Далее Верховный Суд РФ оставил в силе решение суда первой инстанции, при этом, согласно официальным документам, заявителю не была оказана юридическая помощь в апелляции.  Спустя два года, в 2007 г., Президиум ВС РФ в порядке надзора отменил апелляционное определение в связи с тем, что Дмитрию Медведеву не была предоставлена юридическая помощь в процессе апелляции, и назначил повторное рассмотрение дела в апелляции.

Медведеву был назначен защитник для представления его интересов в суде апелляционной инстанции, который в течение трех дней знакомился с делом, а также дважды встретился с Дмитрием Медведевым в СИЗО, после чего подал апелляционную жалобу.

В апелляционном слушании Дмитрий Медведев участвовал посредством видеосвязи, тогда как назначенный судом адвокат присутствовал в зале, но при этом не подал свою апелляционную жалобу и не делал никаких устных заявлений в ходе слушания. По итогам рассмотрения жалобы обвинительный приговор был оставлен в силе, также была отклонена жалоба на предполагаемую неэффективность юридической помощи, предоставленной адвокатом, назначенным судом первой инстанции.

В своем обращении в ЕСПЧ Дмитрий Медведев настаивал на том, что была нарушена ст. 6 Европейской Конвенции, предполагающая право на справедливое судебное разбирательство. По его мнению, суды совершили многочисленные нарушения закона в ходе рассмотрения его уголовного дела. В частности, назначенные судом адвокаты, которые представляли его в судах первой и апелляционной инстанции, не выполняли свои обязанности должным образом.

В жалобе Медведев подчеркивал, что неоднократно просил заменить первого адвоката, но его просьбы были проигнорированы и не были внесены в протокол. Со вторым адвокатом у него была одна непродолжительная встреча, кроме того, он не согласился, чтобы тот представлял его интересы, – письменное заявление по этому поводу было подделано сотрудником следственного изолятора. Также он жаловался, что не получил юридической помощи при первом рассмотрении апелляционной жалобы в Верховном Суде РФ.

В возражении на жалобу российская сторона указывала, что разбирательство в отношении Дмитрия Медведева было проведено в строгом соответствии с национальными нормами уголовного процесса. Так, заявитель согласился быть представленным первым адвокатом, а жалоба на его некомпетентность поступила только после того, как присяжные вынесли обвинительный вердикт. Факт неподачи дополнительного апелляционного заявления недостаточен для раскрытия нарушения названной статьи Конвенции.

Тем не менее Европейский Суд пришел к выводу о нарушении п. 1 и 3 ст. 6 Конвенции и присудил заявителю более 4 тысяч евро компенсации.

Комментируя дело, юрист Оксана Преображенская, представлявшая интересы заявителя в ЕСПЧ, пояснила, что проблема, связанная с ненадлежащей помощью адвокатов по назначению, уже была подробно исследована Большой Палатой ЕСПЧ в деле «Сахновский против России», а настоящее решение только повторяет сделанные тогда выводы.

Она предположила, что Верховный Суд РФ при назначении адвокатов на дела выбирает их из определенной группы, которая набирается по непонятному ей принципу, и такие адвокаты никогда не подают апелляционные жалобы, не навещают осужденных, не согласовывают с ними свои позиции. Зачастую подзащитный впервые видит адвоката по видеосвязи, непосредственно во время заседания по рассмотрению апелляционной жалобы, уточнила Оксана Преображенская. Она также добавила, что Верховный Суд РФ никак не реагирует и на то, что граждане отказываются от конкретных адвокатов.

Между тем адвокат МЦФ МОКА Светлана Добровольская назвала решение суда спорным. «Суд предоставил Медведеву адвоката по назначению в суде первой инстанции и в апелляционном суде. Позиция адвоката в процессе не может расходиться с позицией его подзащитного, а тот факт, что осужденный заявил о своем недоверии адвокату лишь после вердикта присяжных, скорее свидетельствует не о непрофессионализме адвоката, а о недовольстве вынесенным вердиктом», – пояснила она.

Другое дело, что суд был обязан выяснить у заявителя перед началом процесса, доверяет ли он свою защиту назначенному адвокату и желает ли он пообщаться с ним наедине. «Полагаю, что указанное решение ЕСПЧ было обусловлено именно отсутствием этого действия со стороны суда», – подчеркнула Светлана Добровольская.


Рассказать коллегам: