×

Конституционный Суд разобрался с «Христом во гробе»

КС РФ постановил пересмотреть вынесенные судебные решения в отношении коллекционера Александра Певзнера, у которого была конфискована картина Брюллова
Согласно вынесенному постановлению, оспоренные нормы УПК РФ не противоречат Конституции РФ, но любое иное их истолкование в правоприменительной практике исключается.


Напомним, в 2013 г. постановлением судьи Выборгского городского суда было удовлетворено ходатайство о прекращении уголовного преследования в отношении Александра Певзнера в связи с истечением срока давности, при этом изъятая картина  была признана вещественным доказательством и не была возвращена владельцу. В дальнейшем апелляционная коллегия Ленинградского областного суда изменила решение, указав передать картину собственнику после надлежащего таможенного оформления. Однако с таким выводом не согласилась Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ, которая своим определением оставила без изменения постановление Выборгского городского суда о конфискации полотна.

В этой связи Александр Певзнер обратился в КС РФ с жалобой, в которой он указал, что п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, обязывающий суд при прекращении дела в связи с истечением срока давности конфисковать у обвиняемого, не признанного виновным в совершении уголовно наказуемого деяния, принадлежащее ему имущество, признанное вещественным доказательством в качестве орудия преступления, допускает незаконное лишение собственника его имущества, что не соответствует Конституции РФ.

Зачитывая итоговое решение по делу, председатель КС РФ Валерий Зорькин напомнил, что ГК РФ допускает возможность принудительного прекращения права собственности, включая конфискацию. Также, как ранее указывал КС РФ в определениях от 8 июля 2004 г. и от 24 марта 2005 г., исключение  из уголовного закона конфискации имущества как вида наказания не может считаться препятствием для сохранения в уголовно-процессуальном законодательстве, имеющем собственный предмет правового регулирования института конфискации имущества, признанного в качестве орудия преступления или вещественным доказательством.

Суд указал на то, что несогласие подсудимого с прекращением уголовного дела по нереабилитирующим основаниям и, как следствие, с прекращением его права собственности на признанное вещественным доказательством имущество равнозначно его несогласию на применение к нему института прекращения уголовного дела в целом.  Для прекращения уголовного дела из-за истечения срока давности требуется не только отсутствие возражений на это обвиняемого, но и его согласие на прекращение права собственности на принадлежащее ему орудие преступления или иные средства его совершения.

Также КС РФ подчеркнул, что понятие «исход уголовного дела» охватывает решение судом и вопросов, связанных с прекращением права собственности на принадлежащее подсудимому имущество. Подтверждение судом кассационной инстанции постановления суда первой инстанции, если оно было изменено в апелляции, указавшей передать имущество законному владельцу, объективно ухудшает положение подсудимого. По существу, это означает возврат к санкции, наложенной судом первой инстанции. Следовательно, в таком случае должна применяться ст. 401.6 УПК РФ.

В своем итоговом решении суд постановил признать п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ не противоречащим Конституции РФ. Его положения по своему конституционно-правовому смыслу предполагают, что лишение обвиняемого или подсудимого, в отношении которого решается вопрос о прекращении уголовного дела в связи с истечением срока давности, принадлежащего ему имущества, признанного в качестве орудия преступления или вещественного доказательства, может производиться только при отсутствии возражения обвиняемого. Если такого согласия, в том числе в части прекращения права собственности на указанное имущество, не получено, то вопрос решается путем вынесения обвинительного приговора с освобождением осужденного от наказания.

Суд признал соответствующей Конституции РФ и ст. 401.6 УПК РФ, указав на то, что по своему конституционно-правовому смыслу она не предполагает пересмотра, отмены или изменения в кассационном порядке вступившего в законную силу судебного решения, в соответствии с которым признанное вещественным доказательством имущество обвиняемого или подсудимого, уголовное дело против которого было прекращено в связи с истечением срока давности, не подлежит конфискации по прошествии одного года со дня вступления такого судебного решения в силу. 

«Cудебные решения, вынесенные в отношении коллекционера Александра Певзнера на основании указанных статей в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в данном постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет других препятствий», – заключил председатель КС РФ Валерий Зорькин.


Рассказать коллегам: