×

Концепция vs законопроект

Эксперты пояснили, почему институт судебных представителей должен формироваться на базе адвокатуры
1 ноября в Москве прошел круглый стол «Судебная реформа и бизнес: точки соприкосновения», организованный ИД «Коммерсантъ». Среди прочих обсуждались вопросы судебного и профессионального представительства, а также адвокатской монополии на допуск к профессии (или исключительного права на судебное представительство). В числе спикеров были заместитель министра юстиции РФ Денис Новак, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Тамара Морщакова, вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров.

Рассказывая о проекте Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, заместитель министра юстиции РФ Денис Новак отметил, что представленный документ не является окончательным и подлежит широкому обсуждению. При этом замминистра в очередной раз обратил внимание скептиков на то, что «основная цель Концепции – урегулировать предоставление платных юридических услуг, и она вовсе не распространяется на юридическую помощь, оказываемую безвозмездно». К тому же Концепция подразумевает «поэтапное решение задачи» упорядочивания рынка юридических услуг, «не предполагая введения в одночасье каких-то жестких правил о том, кто может оказывать юридическую помощь, и о том, кто может выступать в качестве судебного представителя».

Денис Новак пояснил, почему институт судебных представителей, согласно проекту Концепции, должен формироваться на базе адвокатуры. По его словам, институт адвокатуры уже сформирован, содержит механизмы по допуску к профессии адвоката со сдачей соответствующего квалификационного экзамена, по поддержанию квалификации на должном уровне, а также по применению мер дисциплинарного воздействия к тем, кто допускает нарушения. Законопроект председателя Комитета ГД ФС РФ по государственному строительству и законодательству Павла Крашенинникова о допуске к судебному представительству только лиц с высшим юридическим образованием, напротив, не содержит инструмента постоянного контроля деятельности тех, кто получил доступ к этой деятельности и право на оказание юридических услуг.

Продолжая обсуждение этой темы, вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Геннадий Шаров заметил, что «без реформы судебного представительства, наверное, невозможна полноценная реформа судебной системы». По его мнению, Концепция – это «долгожданный документ», который охватывает широкий круг вопросов и направлен на урегулирование в целом рынка юридической помощи, в том числе и судебного представительства. Текст Концепции готовился с 2010 г., он достаточно проработан, поэтому Концепцию нужно реализовывать.

Геннадий Шаров считает, что требования о наличии только высшего юридического образования для выступления в суде недостаточно, поскольку «все те, кто сегодня активно освоил этот рынок, если не учились, то купили диплом в метро, в подземном переходе».

Он напомнил, что адвокатура впервые заговорила о необходимости урегулирования юридического рынка еще десять лет назад. Решать этот вопрос нужно системно, а «системность может быть только при объединении профессии». При этом вице-президент ФПА РФ выразил мнение, что стоит даже ускорить этапы перехода юристов в адвокатуру и ввести ограничение на оказание платных юридических услуг не с 1 января 2023 г., как предполагает Концепция, а даже раньше.

Заместитель председателя правления Ассоциации юристов России Денис Паньшин, говоря о праве на судебное представительство, поддержал законопроект, внесенный в Государственную Думу Павлом Крашенинниковым, и саму идею ограничения такого права: «Нередко называющийся юристом представитель не имеет специального образования, таким образом вводя в заблуждение гражданина или организацию, чьи интересы представляет». Он полагает, что исключение из правила, согласно которому представителями в суде должны быть только юристы, должны составить законные представители (родители, усыновители, опекуны, попечители), а также руководители организаций, патентные поверенные и другие лица, перечисленные в законе.

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, судья КС РФ в отставке Тамара Морщакова перевела разговор на совсем другую тему. Говоря о своем видении судебной реформы и о важнейшей роли правосудия в нашей жизни, она заметила, что идеальная судебная реформа «должна увязывать в себе все элементы, обеспечивающие справедливое правосудие». Для этого необходимо реформировать систему приобретения судейских должностей, поскольку она «неоткрыта, непрозрачна не только для общества, но и для тех, кто претендует на судейские должности».

По словам Тамары Морщаковой, в процедурах, которые действуют сейчас, «ни один судья не защищен от произвола. Он даже менее защищен, чем мы все – граждане, поскольку нас никто не лишает права жаловаться на любые решения органов власти и общественных структур в судебном порядке. Судьи лишены этого практически полностью».

Что касается изменений, которые позволят усовершенствовать процессуальные регламенты, то здесь необходимо позаботиться о гарантиях предпринимателям, в отношении которых суд выносит решение заключении под стражу. По мнению Тамары Морщаковой, судья, принявший решение об аресте, не должен затем участвовать в рассмотрении уголовного дела по существу, а сами постановления о заключении под стражу должны выноситься не судьей единолично, как сейчас, а коллегиально, с участием, например, двух народных заседателей. Эти гарантии, указала она, крайне важны для того, чтобы бизнес чувствовал себя более защищенным.

Кроме того, член СПЧ выступила за автоматическое распределение дел, так как получение их «из рук председателя» ликвидирует гарантии дальнейшего независимого судебного разбирательства, и за введение обязательного аудиопротоколирования судебных заседаний.

Процессуальной реформе было посвящено и выступление адвоката Московской городской коллегии адвокатов Алексея Мельникова, который выразил недоумение в связи с предложением Пленума Верховного Суда РФ отказаться от обязательного мотивирования судебных актов. Не поддержал адвокат и спешное одобрение этого законопроекта «методом кавалерийской атаки», подчеркнув, что в нем просматриваются «узкокорпоративные интересы».

Президент фонда «Правовое государство» Евгений Тарло и эксперт Центра стратегических разработок, проректор по инновациям Европейского университета в Санкт-Петербурге Вадим Волков сосредоточили свое внимание на проблеме кадров судебной системы. Они критиковали практику обсуждения с судьями дел и выработки коллегиального решения под руководством председателя суда, непроцессуальное вмешательство в вопросы судебного рассмотрения по конкретному делу, фильтр президентской кадровой комиссии, который отсеивает от 20 до 30% кандидатов в судьи.

Говоря о своем представлении, каким мог бы быть идеальный судья, Евгений Тарло посетовал на то, что в России, в отличие от всего мира, где вхождение в профессию судьи осуществляется через адвокатуру, адвокатов в судьи не допускают. «Если вы пойдете в адвокаты, вы никогда не станете судьей. И родственникам вашим запрещено будет быть судьей... Последние адвокаты где-то в начале 2000-х туда просочились». По его мнению, такие ограничения при кадровом наборе ведут к последствиям в виде «страшного взяточничества и коррупции в суде и дикого непрофессионализма».

Управляющий партнер АБ «Соколов, Трусов и партнеры» Фёдор Трусов предложил расширить использование институтов присяжных и арбитражных заседателей. «Привлечение института присяжных по экономическим делам необходимо. Оно существенно повысит качество судебных процессов», – резюмировал адвокат.

Рассказать коллегам:
Дискуссии