×

Конвенция или Регламент ЕСПЧ?

Судьи ЕСПЧ разделились во мнениях по вопросу присуждения компенсации
Адвокат заявителей прокомментировала «АГ» особые мнения судей о возможности присуждения денежной компенсации в случае, если жалоба не содержит конкретных требований на этот счет.


30 марта Страсбургский Суд опубликовал решение по делу «Нагметов против России». Как следует из жалобы, в 2006 г. житель Дагестана Мурат Нагметов принимал участие в народном сходе, который был разогнан сотрудниками полиции, применившими спецсредства. В результате столкновения Мурат Нагметов получил ранения от взрыва гранаты со слезоточивым газом, от которых скончался на месте.

Заявители, родственники погибшего, жаловались на нарушение ст. 2 «Право на жизнь» Конвенции о защите прав человека и основных свобод, так как Мурат Нагметов умер из-за незаконного и чрезмерного применения силы со стороны правоохранительных органов. Национальными судами было установлено, что сотрудник, выстреливший гранатой с газом по группе людей, действовал с превышением своих полномочий. Тем не менее, утверждали заявители, эффективного расследования со стороны российских властей по этому факту не проводилось.

Изучив материалы дела, Европейский Суд согласился с доводами заявителей и признал факт нарушения Конвенции, а также посчитал возможным и необходимым присудить заявителям, исходя из принципа справедливости, сумму компенсаций в размере 50 000 евро. При этом отмечается, что в жалобе было указано желание получить денежную компенсацию, однако сумма не конкретизировалась.

По этому поводу в Большой палате возник спор: часть судей посчитала, что никакой возможности присудить заявителям справедливую компенсацию нет, другая – настаивала на выплате. Разногласия, которые были выражены в особых мнениях судей, подробно прокомментировала «АГ» адвокат Ксения Костромина, представлявшая интересы заявителей в ЕСПЧ.

Она сообщила, что решение Большой палаты о присуждении компенсации по этому делу поддержали судьи Ангелика Нюссбергер и Пол Лемменс, по мнению которых ст. 41 «Справедливая компенсация» Конвенции дает Суду свободу в решении вопроса о назначении выплаты вне зависимости от дополнительного требования со стороны заявителя.

Названные судьи считают, что нормы Конвенции имеют приоритет перед нормами Регламента ЕСПЧ, согласно которым заявитель должен сформулировать подробное требование о справедливой компенсации. В связи с этим компенсация может быть назначена без направления заявителем специального требования. Также в этом особом мнении было отмечено, что в деле «Нагметов против России» необходимо учесть указание на требование справедливой компенсации, отраженное еще в первоначальной жалобе заявителей в Европейский Суд, подчеркивает Ксения Костромина.

Противоположного мнения придерживаются судьи Гвидо Раймонди, Карло Ранзони и Шифра О’Лири. Из их особого мнения по этому делу следует, что назначение судом справедливой компенсации невозможно при отсутствии специального требования со стороны заявителя. В соответствии с этой позицией ст. 41 Конвенции должна рассматриваться только в совокупности со ст. 60 Регламента. «По их мнению, Суд не имеет возможности назначить компенсацию по собственной инициативе при отсутствии специального требования со стороны заявителя, поскольку таким образом будет нарушен принцип состязательности сторон», – добавила адвокат.

По мнению Ксении Костроминой, c точки зрения здравого смысла, когда имеет место очевидное нарушение права на жизнь, гарантированное ст. 2 Конвенции, компенсация должна назначаться в любом случае, даже если в силу каких-либо технических причин заявитель не смог конкретизировать требования по справедливой компенсации. Эта позиция в конечном итоге была подтверждена и решением Большой палаты, и особым мнением судей Ангелики Нюссбергер и Пола Лемменса.


Рассказать коллегам: