×

Критерии недобросовестности налогоплательщиков уточнены

ФНС издала разъяснения для налоговых органов в связи с внесением изменений в НК РФ
Эксперты в целом позитивно оценили документ, отметив, что он дает дополнительное подкрепление позиции налогоплательщиков в спорах с надуманными претензиями налоговиков. Вместе с тем они обратили внимание на формализм новой статьи НК РФ, вводящей упрощенный подход к разделению добросовестного и недобросовестного поведения налогоплательщиков.

Федеральным законом от 18 июля 2017 г. № 163-ФЗ Налоговый кодекс РФ дополнен ст. 54.1, устанавливающей критерии определения действий налогоплательщиков как недобросовестных, и п. 5 ст. 82, устанавливающим обязанность налоговых органов доказывать факты недобросовестного поведения налогоплательщиков. В связи с принятием поправок ФНС России подготовила письмо с разъяснением порядка их применения.

В письме указывается, что в соответствии с новыми нормами НК РФ налогоплательщик, в действиях которого установлен умысел на неуплату налогов или получение необоснованного права на их возмещение, не имеет права на налоговые преференции. Таким образом, подчеркивает ФНС, налоговым органам необходимо доказать умышленное участие налогоплательщика, в том числе через действия его должностных лиц и участников (учредителей), в создании условий, направленных на получение налоговой выгоды.

В письме также обращается внимание на исключение возможности негативных последствий для налогоплательщика за неправомерные действия контрагентов второго, третьего и дальнейших звеньев. Таким образом, разъясняет ФНС, налоговые претензии возможны только при доказывании налоговым органом факта нереальности исполнения сделки контрагентом налогоплательщика и несоблюдении последним установленных п. 2 ст. 54.1 НК РФ условий.

ФНС также дает рекомендации по доказыванию фактов умышленного искажения налогоплательщиками сведений о финансово-хозяйственной деятельности для минимизации налоговых обязательств.

По мнению адвоката МКА «ФБК-Право» Дмитрия Парамонова, письмо ФНС представляет ценность прежде всего тем, что содержит перечень обстоятельств, которые не могут быть использованы налоговыми органами при выявлении налоговых схем. Он отметил, что перед ними прямо поставлена задача исходить в своих выводах главным образом из реальности или нереальности исполнения сделки.

Эксперт также обратил внимание, что налоговое ведомство подчеркивает исключительно умышленный характер действий налогоплательщиков, создающих налоговые схемы. «На практике это означает, что лицо, виновное в неуплате налогов путем создания налоговой схемы, должно автоматически привлекаться к ответственности за совершение данного правонарушения на основании п. 2 ст. 122 НК РФ, предполагающей штраф в размере 40% от суммы налога», – подчеркнул Дмитрий Парамонов. В целом, по его мнению, письмо следует оценивать позитивно, поскольку оно дает дополнительное подкрепление позиции налогоплательщиков в спорах с надуманными претензиями налоговых органов.

Председатель МОКА «Сазонов и партнеры» Всеволод Сазонов двояко оценил разъяснения. Говоря о минусах, адвокат отметил, что из документа не совсем понятно, что подразумевается, например, под «отказом в праве на учет расходов и на вычет по НДС в полном объеме»: идет ли в данном случае речь об одной конкретной сделке либо о расходах и НДС в данном налоговом периоде.

Положительный аспект разъяснений, по мнению Всеволода Сазонова, заключается в том, что исключены формальный подход при выявлении обстоятельств занижения налоговой базы или уклонения от уплаты налогов, а также оценочный критерий непроявления «должной осмотрительности», зачастую трактовавшийся налоговыми органами весьма вольно.

Адвокат АП г. Москвы Иван Белов обратил внимание на неясность цели ст. 54.1 НК РФ. По его словам, в процессе рассмотрения законопроекта статья претерпевала существенные изменения и на выходе являет собой выжимку из доктрины необоснованной налоговой выгоды, прочно закрепившейся в судебной практике с 2006 г.

«ФНС подает ст. 54.1 НК РФ как уход от формализма в отношениях с налогоплательщиками. В действительности для судебной практики было достаточно и Постановления Пленума ВАС РФ 2006 г. № 53. Суды научились его применять, хотя и чересчур тенденциозно в последнее время. Слишком “простаяˮ попытка разделения в законе добросовестного и недобросовестного поведения налогоплательщиков приведет к тому, что суды потеряют интерес к исследованию экономического смысла сделок и действительных налоговых обязательств в связи с ними», – уверен Иван Белов.

Партнер АБ «Бартолиус» Дмитрий Проводин добавил, что в целом разъяснения ФНС являют собой позитивный момент в развитии института необоснованной налоговой выгоды. До этого критерии необоснованной налоговой выгоды выводили в основном из противоречивой судебной практики (в том числе из вышеупомянутого постановления Пленума ВАС РФ), которая в силу своей изменчивости не давала налогоплательщикам точных критериев для принятия бизнес-решений. Любое решение в будущем могло быть ретроспективно оценено как влекущее необоснованную налоговую выгоду. «Теперь критерии пусть не совсем удачно, но формализованы, что дает возможность более прогнозируемо, с точки зрения возможных негативных налоговых последствий, вести бизнес», – полагает Дмитрий Проводин.

Рассказать коллегам: