×

Лишение вида на жительство в режиме гостайны

Конституционный Суд не стал обязывать суды исследовать обстоятельства дела, составляющие государственную тайну
Эксперты подтвердили, что на практике судьи не исследуют обстоятельства, в связи с которыми в делах устанавливается режим защиты государственной тайны. При этом один из них отметил, что из-за этого может быть нарушено право на справедливое судебное разбирательство, что дает основания для обращения в ЕСПЧ.

Гражданин Турецкой Республики обратился в Конституционный Суд с жалобой на ст. 16, 62, 70, 306 КАС РФ и ст. 26.2, 26.11, 30.6, 30.11 КоАП РФ, регулирующие порядок представления доказательств и административное рассмотрение дела в апелляционной инстанции, а также на подп. 1 п. 1 ст. 7 и подп. 1 п. 1 ст. 9 Закона о правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации.

По мнению заявителя, оспариваемые положения не соответствуют Конституции РФ в той части, в какой они освобождают сторону, участвующую в деле, связанном с государственной тайной, от обязанности доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела, а также позволяют рассматривать пребывание на территории России в качестве действий, создающих угрозу безопасности РФ или для граждан РФ. Заявитель также утверждал, что эти нормы дают суду право не оценивать все доказательства по делу, не исполнять судебные акты и игнорировать обстоятельства по делу, установленные иными судами; позволяют суду апелляционной инстанции истребовать новые доказательства по аналогии с судом первой инстанции и не содержат требования об оформлении такого процессуального действия; а также истребовать новые доказательства, не представленные без уважительных причин в суд первой инстанции.

Поводом для обращения в Конституционный Суд послужили следующие обстоятельства. На основании предписаний УФСБ по Удмуртской Республике решениями УФМС заявителю было отказано в выдаче вида на жительство в Российской Федерации и аннулировано ранее выданное разрешение на временное проживание в России. Он обратился в суд с административным исковым заявлением об оспаривании действий миграционной службы и признании незаконными данных решений.

Решением суда, вступившим в законную силу, в удовлетворении административных исковых требований было отказано. При этом, как указал заявитель, он не был ознакомлен с частью доказательств по делу в силу отнесения содержащихся в них сведений к государственной тайне. Некоторое время спустя постановлением суда, оставленным без изменений вышестоящими судами, заявитель был признан виновным в нарушении режима пребывания на территории РФ (ст. 18.8 КоАП РФ). Ему назначено наказание в виде административного штрафа с административным выдворением за пределы РФ в форме самостоятельно контролируемого выезда.

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд не нашел оснований для принятия ее к рассмотрению.

Суд указал, что оспариваемые ст. 62, 70 и 308 КАС РФ не предусматривают специальных правил судопроизводства при рассмотрении административных дел, материалы которых содержат сведения, составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну, не предполагают их произвольного применения и регламентируют общий порядок административного судопроизводства.

Конституционный Суд привел высказанную ранее в Постановлении от 27 марта 1996 г. № 8-П правовую позицию, согласно которой законодатель вправе устанавливать перечень сведений, относимых к государственной тайне, регулировать отношения, связанные с их рассекречиванием и защитой, определять порядок допуска и доступа граждан к таким сведениям.

Как следует из положений Закона о государственной тайне, те или иные сведения относятся к государственной тайне постольку, поскольку их распространение может нанести ущерб безопасности РФ. Решение вопроса о том, относятся ли к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну, сведения, содержащиеся в материалах конкретного административного дела, не входит в полномочия Конституционного Суда.

Суд также сослался на правовую позицию, изложенную в определениях от 4 декабря 1999 г. № 220-О, от 16 июля 2015 г. № 1823-О, от 29 сентября 2015 г. № 2215-О и др., о том, что, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав, в том числе в форме судебного обжалования решений органов государственной власти, положения ст. 46 и 47 Конституции РФ не предполагают возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания.

Относительно ст. 306 КАС РФ Конституционный Суд указал, что согласно разъяснению в п. 78 Постановления Пленума ВС РФ от 27 сентября 2016 г. № 36 вопрос о принятии доказательств решается судом апелляционной инстанции с учетом мнений лиц, участвующих в деле. При этом они вправе возражать относительно принятия доказательств, ссылаясь на их неотносимость и (или) недопустимость, злоупотребление процессуальными правами и др.

Конституционный Суд отметил, что ст. 16 КАС РФ во взаимосвязи со ст. 64 этого Кодекса конкретизируют общие положения процессуального законодательства об обязательности вступивших в законную силу судебных актов и не предполагают их произвольного применения.

По поводу оспариваемых статей КоАП РФ Суд отметил, что они не предполагают возможность произвольной оценки судьей, рассматривающим дело об административном правонарушении, представленных доказательств, а предоставляют ему право проверки дела об административном правонарушении в полном объеме, в том числе в части оценки доказательств, что вытекает из принципа самостоятельности судебной власти. При этом доказательства по делу оцениваются судом не произвольно, а исходя из общего конституционного принципа подчинения суда только закону.

В заключение Суд отметил, что нормы подп. 1 п. 1 ст. 7 и подп. 1 п. 1 ст. 9 Закона о правовом положении иностранных граждан связывают отказ в выдаче или аннулировании разрешения на временное проживание с тем, что иностранный гражданин выступает за насильственное изменение основ конституционного строя РФ, иными действиями создает угрозу безопасности государства или его граждан.

Такая мера может быть применена уполномоченным органом исполнительной власти и судом только с учетом всестороннего исследования фактических обстоятельств дела. Проверка обоснованности и законности действий суда по исследованию фактических обстоятельств, как  и само исследование фактических обстоятельств, не входит в компетенцию Конституционного Суда.

Комментируя «АГ» определение КС РФ, директор КА «Презумпция» Филипп Шишов отметил, что у судей разных инстанций существует разный уровень доступа к государственной тайне. По словам эксперта, работать с государственной тайной могут только вышестоящие судебные инстанции, и раскрытие данных сведений происходит в закрытом судебном процессе. В то же время, подчеркнул Филипп Шишов, существует практика ЕСПЧ, которая показывает, что из-за защиты государственной тайны может быть нарушено право на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

«В данном случае гражданин Турции не мог ознакомиться со всеми доказательствами и оспорить их. Если у заявителя на территории России осталась семья, то здесь также усматривается нарушение права на неприкосновенность семейной жизни, т.е. нарушение ст. 8 Конвенции. Логичным будет, если заявитель обратится в ЕСПЧ. При этом тот факт, что он является гражданином другой страны, не помешает ему подавать жалобу на действия российской стороны», – пояснил Филипп Шишов.

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина обратила внимание на распространенность административных дел, в которых затрагиваются вопросы, относящиеся к государственной тайне. По ее словам, суды, как правило, не выясняют обстоятельства, послужившие основанием для принятия оспариваемых решений, поскольку полагают, что проверка таковых входит в исключительную компетенцию ФСБ.

«Несмотря на то что из определения Конституционного Суда не следует, что обстоятельства, составляющие государственную тайну, не должны исследоваться в судебном заседании, все же, исходя из общего его смысла, можно сказать, что КС РФ поддерживает позицию судов общей юрисдикции», – считает Анна Минушкина.

Рассказать коллегам: