×

Наказание должно быть мотивировано

Президиум Верховного Суда спустя четыре года отменил приговор в части назначения осужденному дополнительного наказания, признав его незаконным и необоснованным
По мнению экспертов, допущенные судами процессуальные нарушения демонстрируют забюрократизированность системы судопроизводства, которая нуждается в реформах. Кроме того, они указали, что для обеспечения законности и повышения прозрачности судопроизводства необходимо вводить обязательную видеозапись судебных заседаний.

В 2013 г. приговором суда, вынесенным на основании вердикта присяжных заседателей, К. был осужден за разбойное нападение с причинением смерти потерпевшей по ч. 3 ст. 262 УК РФ к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере 300 тыс. руб., с ограничением свободы на срок 2 года, в течение которого ему запрещено изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, выезжать за пределы территории города. В качестве возмещения материального ущерба, причиненного потерпевшей, с К. и двух других осужденных постановлено взыскать солидарно 131 тыс. руб.

В апелляционной жалобе на приговор осужденный и его защитник указывали на допущенные нарушения норм материального и процессуального права. В частности, на предвзятое отношение к ведению процесса председательствующим в присутствии присяжных заседателей, на отсутствие реагирования в необходимых случаях замечаниями в адрес государственного обвинителя, а также недопустимые реплики и комментарии по ходу судебного процесса, что повлияло на формирование мнения присяжных. Вопреки решению председательствующего, государственным обвинителем при оглашении показаний К., данных на стадии предварительного следствия, были приведены обстоятельства, не имеющие отношения к делу, но характеризующие подсудимого отрицательно. Кроме того, председательствующим необоснованно было отказано в ходатайстве об исследовании заключения специалиста в отношении К. Однако Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ пришла к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и оставила приговор в отношении К. без изменения.

В надзорной жалобе осужденный К. указал, что ему назначены дополнительные наказания в виде штрафа и ограничения свободы с нарушением уголовного и уголовно-процессуального законов, поскольку их применение не мотивировано в приговоре, и просил пересмотреть судебные акты в этой части.

Президиум ВС РФ, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе, нашел судебные решения в отношении осужденного К. подлежащими изменению.

Президиум ВС РФ указал, что по смыслу закона, если статья Особенной части Уголовного кодекса РФ, по которой квалифицировано преступление, предусматривает возможность назначения дополнительного наказания по усмотрению суда, в приговоре следует указать основания его применения с приведением соответствующих мотивов.

В силу требований, предусмотренных п. 4 ст. 307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать в том числе мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбывания, применению иных мер воздействия.

Между тем суд, назначив К. дополнительные наказания в виде штрафа и ограничения свободы, это решение не мотивировал. Следовательно, приговор в этой части не может быть признан законным и обоснованным. На основании изложенного Президиум ВС РФ изменил приговор суда и апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ в отношении К. и исключил назначение ему дополнительных наказаний в виде штрафа и ограничения свободы на срок 2 года.

Адвокат АБ «ЗКС» Сергей Малюкин, в целом положительно оценив постановление Президиума ВС РФ, отметил два негативных момента, связанных с его принятием. Во-первых, предыдущие инстанции, в которых обжаловался приговор по данным основаниям, не нашли нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, т.е. подошли формально к доводам стороны защиты. При этом, по словам Сергея Малюкина, нарушение п. 3 ст. 307 УПК РФ в данном случае – не оценочный критерий, который можно было бы трактовать каждому участнику уголовного процесса по-своему, а объективное отсутствие мотивировки назначения дополнительных наказаний.

Во-вторых, Постановлением Президиума ВС РФ от 13 сентября 2017 г. внесены изменения в обвинительный приговор от 11 июля 2013 г., т.е. спустя более чем четыре года. «Все это указывает на то, что слишком забюрократизированная система судопроизводства сейчас, как никогда, нуждается в реформах, которые разгрузят суды и позволят более тщательно подходить к вопросам правосудия», – заключил Сергей Малюкин.

По мнению партнера BMS Law Firm Тимура Хутова, изначальным источником проблемы стало то, что Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ, рассматривая апелляционную жалобу на приговор, ознакомилась с протоколом судебного заседания, в котором доводы защиты не нашли своего подтверждения, и вынесла определение об отказе в ее удовлетворении.

«Единственным источником информации о том, что происходило в ходе рассмотрения уголовного дела в судебном заседании, является протокол, который ведет секретарь суда. Он, конечно, перед началом заседания включает диктофон, поскольку физически не успеет за скоростью речи участников процесса, и, восстанавливая с помощью аудиозаписи картину происходившего, составляет протокол. Однако в 99% случаев из протокола исчезают важнейшие реплики свидетелей, неправомерные действия участников процесса, которые существенным образом могли повлиять на приговор по делу», – пояснил Тимур Хутов.

Эксперт уверен, что для обеспечения законности и повышения прозрачности судопроизводства в срочном порядке необходимо вводить обязательную видеофиксацию судебных заседаний, предусматривающую приложение записи к приговору.

Рассказать коллегам: