×

Налогоплательщик vs. налоговые органы

Опубликован обзор правовых позиций Конституционного Суда и Верховного Суда по вопросам налогообложения
Эксперты, отметив общую профискальную направленность, обратили внимание на появление дел, в которых суды не пренебрегают принципом презумпции добросовестности налогоплательщика. Они также выразили надежду, что тенденция ограничения судами требований налоговых органов по взысканию скрытой налоговой базы будет укрепляться.

ФНС России опубликовала обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного и Верховного судов, принятых в третьем квартале 2017 г. по вопросам налогообложения.

Обзор начинается с позиции, высказанной Конституционным Судом в определении об отказе в приеме к рассмотрению жалобы на ряд положений НК РФ, позволяющих, по мнению заявителя, вменять налогоплательщикам в вину дробление бизнеса, о чем ранее писала «АГ». Суд указал, что признание налоговой выгоды необоснованной предполагает доначисление суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет так, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом, на основании соответствующих положений НК РФ, регулирующих порядок исчисления и уплаты конкретного налога и сбора.

Другая позиция Конституционного Cуда была отражена в постановлении по результатам проверки  конституционности нормативных положений, позволяющих не применять льготную ставку НДС при ввозе в Россию товаров, на которые она должна распространяться, о чем ранее также сообщала «АГ». КС РФ пояснил, что при установлении размера ставки НДС в отношении комплектов детских товаров необходимо исходить из того, что действующее правовое регулирование не исключает возможность применения ставки налога на добавленную стоимость 10% на основе исследования и оценки фактических обстоятельств.

В обзор ФНС вошли 11 правовых позиций, высказанных в определениях Верховного Суда. Так, ВС РФ вновь подтвердил ранее выработанную им позицию о том, что используемое в п. 2 ст. 45 НК РФ понятие «иной зависимости» между налогоплательщиком и лицом, к которому предъявлено требование о взыскании налоговой задолженности, имеет самостоятельное значение и должно толковаться с учетом цели данной нормы – противодействие избежанию налогообложения в тех исключительных случаях, когда действия налогоплательщика и других лиц носят согласованный характер и приводят к невозможности исполнения обязанности по уплате налогов их плательщиком. В том числе при отсутствии взаимозависимости, предусмотренной ст. 105.1 НК РФ.

Также приведена позиция Верховного Суда о том, что реализация имущественного права является объектом обложения налогом на добавленную стоимость, а полученный доход – объектом обложения налогом на доходы физических лиц независимо от формы расчетов по договору.

Ввиду того что налоговым периодом по налогу на добычу полезных ископаемых признается календарный месяц, налоговая база по данному налогу должна определяться налогоплательщиком ежемесячно.

Согласно правовой позиции, высказанной ВС РФ, после реализации покупателям и списания с баланса нежилых помещений и части общего имущества объекта обязанность по уплате налога на имущество организаций, а также по представлению соответствующей декларации на часть общего имущества объекта у продавца отсутствует.

Также ВС РФ указал, что налоговая база по налогу на имущество организаций, рассчитанная в порядке ст. 378.2 НК РФ, должна определяться исходя из кадастровой стоимости здания, определенной нормативным актом субъекта РФ, которым утверждены в установленном порядке результаты определения кадастровой стоимости объектов недвижимого имущества, с учетом доли площади спорных помещений в общей площади здания.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ разъяснила, что льгота по налогу на имущество организаций в соответствии с п. 15 ст. 381 НК РФ предоставляется с 1 января 2015 г. только организациям, которым присвоен статус государственного научного центра. Кроме того, коллегия отметила, что действующее положение исключает применение разъяснений, ранее данных в п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 17 ноября 2011 г. № 148.

По вопросу предоставления налоговых вычетов в обзор вошли две позиции ВС РФ. Во-первых, Суд указал, что право на применение имущественного налогового вычета в равной мере признается за каждым из супругов, за счет общего имущества которых были понесены расходы на приобретение жилья. Но при условии, что общая сумма предоставленного каждому из них вычета остается в пределах единого максимального размера, а сам вычет заявляется в отношении одного и того же объекта недвижимости.

Во-вторых, сделка купли-продажи недвижимого имущества, совершенная между взаимозависимыми лицами (братом и сестрой), в соответствии с положениями п. 5 ст. 220 НК РФ исключает возможность предоставления имущественного налогового вычета независимо от того, повлияла ли взаимозависимость на условия или результат сделки.

Также ВС РФ указал, что правом признавать имеющуюся задолженность по уплате налогов безнадежной к взысканию, а обязанность по их уплате прекращенной наделены не только налоговые органы, но и соответствующие органы судебной власти, на основании акта которых налоговый орган утрачивает возможность взыскания недоимки, задолженности по пеням и штрафам в связи с истечением установленного срока их взыскания. При этом по рассматриваемой категории дел налоговый орган не лишен права на предъявление встречного иска о взыскании спорной задолженности с ходатайством о восстановлении пропущенного срока на ее взыскание.

Если суд не установит факты нарушения ответчиком прав истца, за защитой которых он обратился, либо оспаривания ответчиком защищаемых истцом прав, то в таких случаях, как указал ВС РФ, понесенные истцом судебные издержки не подлежат возмещению за счет ответчика.

Завершается обзор разъяснением, согласно которому выдача распоряжения банку о списании денежных средств со счета клиента для уплаты налогов не является основанием для признания обязанности по уплате налога исполненной, если к моменту предъявления соответствующего платежного поручения плательщик знал (не мог не знать) о неспособности кредитного учреждения обеспечить перечисление налогов в бюджетную систему РФ. При этом на налоговом органе лежит обязанность представления прямых доказательств или достаточной совокупности косвенных доказательств, подтверждающих, что налогоплательщику был известен факт невозможности осуществления платежа.

Председатель КА «Сазонов и партнеры» Всеволод Сазонов отметил, что, несмотря на общую профискальную направленность примеров судебной практики, приведенных в обзоре, в отдельных случаях при оценке взаимоотношений между налоговым органом и налогоплательщиком – субъектом предпринимательской деятельности суды уже не пренебрегают принципом презумпции добросовестности налогоплательщика, а также объективной, всесторонней и беспристрастной оценкой возникшего спора.

В качестве примера Всеволод Сазонов привел случай, изложенный в последнем пункте обзора. Он подчеркнул: суд не только встал на сторону налогоплательщика, признав тот факт, что его недобросовестность не должна презюмироваться налоговым органом, но и указал, что она должна быть подтверждена прямыми доказательствами либо достаточной совокупностью косвенных доказательств, а также усматриваться из фактических обстоятельств дела. При этом суд дал четкие и всеобъемлющие разъяснения по возникшему спору.

Руководитель налоговой практики Юридической группы «Яковлев и Партнеры» Екатерина Леоненкова также обратила внимание на упомянутые в этом пункте обзора судебные акты. Она пояснила, что налоговый орган по рассматриваемому вопросу дает указания территориальным инспекциям о необходимости выяснять и доказывать недобросовестность не только налогоплательщиков, но и банков. Например, если банк, принимая платежное поручение на перечисление налогов в бюджет, не может не знать об отсутствии у него реальной возможности исполнить данное поручение. В случае установления недобросовестности налогоплательщика, подтвержденной совокупностью доказательств,  налоговый орган вправе признать  факт уклонения хозяйствующего субъекта от уплаты налогов с использованием «проблемного» банка.

Екатерина Леоненкова добавила, что обзор ФНС свидетельствует о том, что налоговые органы при проведении контрольных мероприятий избегают формального подхода при анализе хозяйственной деятельности налогоплательщика. В частности, как отметила эксперт, из судебных актов по делу, приведенному в шестом пункте, следует, что любые действия хозяйствующего субъекта, в том числе создание новой компании, должны оцениваться через призму отсутствия цели в виде неисполнения обязанности по уплате налогов иным юридическим лицом, находящимся в состоянии зависимости со вновь созданной компанией.

Руководитель департамента налоговой безопасности, международного планирования и развития «КСК групп» Роман Шишкин обратил внимание на то, что дела по дроблению бизнеса не теряют своей актуальности. По его словам, в основу подходов налогового органа ложится принцип приоритета «существа над формой», т.е. когда формальное соответствие деятельности налогоплательщика нормам НК РФ не гарантирует отсутствие налоговых доначислений при доказывании налоговыми органами направленности такого формата бизнеса исключительно на уменьшение налоговой нагрузки.

Адвокат МКА «ФБК-Право» Дмитрий Парамонов также акцентировал внимание на приведенном в обзоре деле о дроблении бизнеса. Он подчеркнул, что налоговые органы последовательно проводят курс на выявление случаев искусственного разделения бизнеса для экономии на налогах путем применения льготных режимов налогообложения. Если им удается выявить лицо, которое фактически стоит за группой внешне не связанных между собой компаний или индивидуальных предпринимателей, то налог со всей деятельности начисляется по максимальной ставке, как правило, налогоплательщику-компании, поскольку объединенный доход или иные показатели группы не позволяют пользоваться существенными льготами. Кроме того, создание группы не может не квалифицироваться как умышленное нарушение, что влечет еще и штраф 40% от суммы налога.

Дмитрий Парамонов также выделил в обзоре группу дел, которые относятся к различным вопросам уплаты налога на имущество организаций. Он пояснил, что поскольку с введением в качестве налоговой базы кадастровой стоимости недвижимого имущества налоговая нагрузка в целом существенно выросла, то любая практика в пользу налогоплательщиков имеет большое значение. В частности, эксперт отметил, что суды «поумерили аппетиты налоговых органов, призвав их рассчитывать налоговую базу исходя из фактически принадлежащего организациям имущества, в том числе в силу закона в части общего имущества, а также использовать информацию о кадастровой стоимости только на основании оценки, утвержденной нормативным актом соответствующего субъекта РФ». «Хочется надеяться, что эта тенденция по ограничению фантазии в части изыскания налоговыми органами “скрытой налоговой базыˮ будет только укрепляться», – заключил Дмитрий Парамонов.

По мнению Всеволода Сазонова, в целом обзор окажет положительное влияние на правоприменительную практику при разрешении актуальных налоговых споров.

Рассказать коллегам: