×

Недопустимость судебного произвола

Конституционный Суд указал на необходимость учета положений приговоров при вынесении решения в гражданском производстве
По мнению экспертов «АГ», изложенные в определении КС РФ выводы направлены на защиту прав потерпевших от преступлений и расширяют их права на возмещение причиненного им вреда.

Гражданин обратился в Конституционный Суд с жалобой на нарушение его конституционных прав ч. 4 ст. 61 ГПК РФ, согласно которой «вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом».

Поводом для обращения послужили следующие обстоятельства. Суд в уголовном производстве признал заявителя потерпевшим и установил, что ему был причинен существенный материальный вред в результате неправомерных действий руководителей потребительского кооператива. В приговоре, в частности, судом было указано, что заявитель, который признан потерпевшим и гражданским истцом по делу, имеет право на удовлетворение гражданского иска и вопрос о размере возмещения передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Гражданин обратился с иском в суд о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением.

Суд первой инстанции отказал заявителю в удовлетворении исковых требований о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, признав, что ущерб причинен именно кооперативу, а не лично заявителю. Также в решении указано, что  признание в приговоре за ним как гражданским истцом права на удовлетворение гражданского иска не является обязательным для суда в соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ. С этим решением согласились вышестоящие суды.

В свое жалобе в КС РФ заявитель указал, что оспариваемое им положение противоречит Конституции РФ в той мере, в какой не предусматривает преюдициальное значение той части приговора суда, которой признается право гражданского истца на удовлетворение гражданского иска.

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд не нашел оснований для принятия ее к рассмотрению. Однако он указал на ряд важных положений для практики применения обжалуемой статьи.

Так, КС РФ указал, что суд, рассматривая в порядке гражданского судопроизводства вопрос о размере возмещения причиненного преступлением вреда, обязан руководствоваться приговором, который признал за гражданским истцом права на удовлетворение гражданского иска. При этом приговор суда не может рассматриваться как обычное письменное доказательство, обладающее свойством преюдициальности, поскольку приговором разрешен по существу гражданский иск о праве.

В противном случае возникает прямое нарушение федерального конституционного законодательства, УПК РФ и ГПК РФ, в соответствии с которыми вступившие в законную силу акты федеральных судов, мировых судей и судов субъектов РФ обязательны для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории России.

На это, как напомнил КС РФ, ранее обратил внимание судов Пленум ВС РФ, который в п. 8 Постановления от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» указал: суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения; в решении суда об удовлетворении иска, помимо ссылки на приговор по уголовному делу, следует также приводить имеющиеся в гражданском деле доказательства, обосновывающие размер присужденной суммы (например, учет имущественного положения ответчика или вины потерпевшего).

«Игнорирование в гражданском процессе выводов о признании права потерпевшего на возмещение вреда, содержащихся во вступившем в законную силу приговоре, может привести к фактическому преодолению окончательности и неопровержимости вступившего в законную силу судебного акта без соблюдения установленных законом особых процедурных условий его пересмотра, т.е. к произволу при осуществлении судебной власти», – подчеркнул Конституционный Суд, напомнив о соответствующих выводах, содержащихся в постановлениях от 11 мая 2005 г. № 5-П и от 5 февраля 2007 г. № 2-П.

По мнению члена Совета АП Липецкой области Владимира Геворкяна, данное определение КС РФ направлено на защиту прав потерпевших от преступлений и расширяет их права на возмещение им вреда, причиненного преступлением. При этом он отметил, что Суд указал на несоответствие выводов судов общей юрисдикции закону.

«Конституционный Суд указал, что факты, установленные вступившим в законную силу приговором суда, имеющие значение для разрешения вопроса о возмещении вреда, причиненного преступлением, впредь до их опровержения должны приниматься судом, рассматривающим этот вопрос в порядке гражданского судопроизводства. Если же во вступившем в законную силу приговоре принято решение по существу гражданского иска, – в том числе в случае, когда такой иск разрешен в отношении права на возмещение вреда, а вопрос о возмещении вреда передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, – оно является обязательным для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц, в том числе для судов, рассматривающих гражданские дела», – пояснил эксперт.

Адвокат добавил: из определения следует, что удовлетворение гражданского иска по существу в приговоре – в части признания за гражданским истцом права на возмещение ему гражданским ответчиком вреда, причиненного преступлением, – означает установление судом общих условий наступления гражданской деликтной (внедоговорной) ответственности.

Адвокат АП Ханты-Мансийского автономного округа Владимир Савченко также считает выводы Суда обоснованными. Он заметил, что существует практика, когда суды, рассматривающие гражданские дела, могут установить ошибку в применении норм гражданского права судом, рассмотревшим уголовное дело и постановившим приговор. Эксперт предположил, что этим и объясняется позиция судьи в гражданском деле, послужившим поводом для обращения в КС РФ.

«Но даже признавая возможность допущения такой ошибки, полагаю, что ее обнаружение не должно давать право суду в гражданском процессе отходить от принципа общеобязательности требований судебного акта, на что и обратил внимание КС РФ, назвав это даже судебным произволом», – заключил Владимир Савченко.

Рассказать коллегам: