×

Несогласованность законодательства как повод для недопуска?

Заместитель директора ФСИН России объяснил адвокату причины непредоставления адвокатам свиданий с их подзащитными
По мнению исполнительного вице-президента ФПА РФ Андрея Сучкова, изложенная в ответе ведомства позиция вызывает удивление.

20 июля адвокат АП Иркутской области Алексей Суханов получил ответ ФСИН России за подписью заместителя директора ведомства Олега Коршунова на переданное из Генеральной прокуратуры РФ обращение по поводу непредоставления ему свидания с подзащитным в одном из московских СИЗО.

Напомним, ранее по факту недопуска адвокат обратился в столичную прокуратуру, переадресовавшую обращение в УФСИН по г. Москве. Ведомство согласилось с тем, что в соответствии с положениями ст. 49 УПК РФ и ст. 18 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений свидания предоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

Однако при этом в ответе было указано, что предоставление подозреваемому или обвиняемому, содержащемуся под стражей, свидания с адвокатом, вступившим в уголовное дело в качестве защитника, предполагает, что администрация СИЗО как орган, ответственный за соблюдение режима, располагает сведением о приобретении адвокатом данного процессуального статуса в конкретном деле.

Письмо уже от руководства ФСИН России повторяет эту позицию.

При этом ведомство сослалось и на определение Конституционного Суда РФ, который хотя и отказался рассматривать по существу жалобы адвокатов, оспаривавших Закон о содержании подозреваемых под стражей, тем не менее сформулировал ряд важных положений, запрещающих администрациям следственных изоляторов требовать у защитников для допуска к заключенным дополнительные документы, не упомянутые в законе.

В частности, КС РФ указал, что наличие у администрации следственного изолятора сведений о вступлении адвоката в уголовное дело обеспечивается ее отношениями со следователем, которые по своему характеру не относятся к уголовно-процессуальным и в которые не могут вовлекаться иные участники уголовного судопроизводства, в том числе со стороны защиты. «Тем более такие отношения не должны влечь возложение на иных участников уголовного судопроизводства обременений, дополняющих процедуру вступления адвоката в уголовное дело в качестве защитника», – цитирует Олег Коршунов Конституционный Суд РФ.

В определении также указано, что «решение администрации места содержания под стражей об отказе в доступе адвоката (защитника) в место содержания под стражей, а равно отказе в продолжении его свидания с подозреваемым или обвиняемым должно быть обосновано установлением конкретных, указанных в законе обстоятельств и не может быть обусловлено лишь отсутствием сведений о наделении адвоката статусом защитника по уголовному делу, не представленных своевременно следователем администрации следственного изолятора».

В своем ответе адвокату ФСИН России также напоминает, что с принятием поправок в УПК РФ адвокат вступает в уголовное дело при предъявлении ордера и адвокатского удостоверения следователю. А в случае необходимости получения согласия подозреваемого, обвиняемого на участие адвоката в деле перед вступлением в него адвокату предоставляется свидание с подзащитным при предъявлении ордера и удостоверения.

Несмотря на все вышесказанное, в письме подчеркивается: «Вместе с тем ордер и удостоверение адвоката для органов, осуществляющих содержание лиц под стражей, не подтверждают факт допуска адвоката в качестве защитника по уголовному делу». Замдиректора ФСИН России также отметил: КС РФ неоднократно указывал, что право на свидание с подозреваемым или обвиняемым возникает у защитника после вступления в дело.

Таким образом, по мнению ФСИН России, в законодательстве не урегулирован вопрос о предоставлении свиданий адвокату с находящимся в СИЗО подозреваемым или обвиняемым, в случае если администрации изолятора неизвестно о приобретении адвокатом статуса защитника после вступления в уголовное дело.

В своем письме Олег Коршунов указал, что данная проблема, а также несоответствие положений ст. 18 Закона о содержании под стражей и УПК РФ в новой редакции обсуждались 6 июля на межведомственном совещании в Минюсте России, в котором участвовал и вице-президент ФПА РФ Алексей Галоганов. Как отметил замдиректора ФСИН России, в ходе совещания были высказаны предложения о необходимости разработки проектов соответствующих нормативных правовых актов, направленных на устранение указанных несоответствий.

Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков, ознакомившись с ответом ФСИН России, отметил, что позиция ведомства вызывает у него удивление. Он пояснил: весь текст письма посвящен подробному обоснованию того, что сотрудники пенитенциарной системы не выполняют задачи уголовного судопроизводства и не могут препятствовать проходу адвоката в СИЗО для свидания с доверителем, даже если при этом не поступили сведения от следователя о вступлении адвоката в дело. «Но в итоге делается вывод, что пускать адвокатов все равно не будут, а также не будут соблюдать новые положения ч. 4.1 ст. 49 УПК РФ о праве доступа в СИЗО адвоката, еще не вступившего в уголовное дело», – подчеркнул Андрей Сучков.

Более того, по его мнению, ситуация заставляет задуматься о необходимости обращения в уполномоченные инстанции о принятии действенных мер к лицам, не исполняющим нововведения в уголовно-процессуальное законодательство, инициированные Президентом РФ.

Рассказать коллегам: