×

«Нет такой статьи!»

Судья и следователи оказались не в курсе введения в УПК РФ статьи, регулирующей проведение обыска у адвокатов
Заместитель председателя Комиссии АП Москвы по защите прав адвокатов Александр Пиховкин сообщил «АГ», что обжалует постановление на проведение обыска у адвоката, которое судья Басманного суда вынесла, руководствуясь недействующей редакцией Кодекса.

Несмотря на то что поправки, внесенные в уголовно-процессуальное законодательство по инициативе Президента РФ, вступили в законную силу еще в апреле, далеко не все правоприменители, в том числе и представители судейского корпуса, посчитали необходимым ознакомиться с ними. Об одном из случаев такой неосведомленности рассказал «АГ» заместитель председателя Комиссии АП Москвы по защите прав адвокатов Александр Пиховкин, 23 августа принявший участие в проведении обыска в жилище адвоката.

В отличие от следственных действий, производившихся накануне, в данном случае представителя адвокатской палаты пригласили не следственные органы, а другой адвокат, едва ли не случайно узнавший о проведении обыска в квартире коллеги. Приехав на место производства следственного действия, Александр Пиховкин столкнулся с целым рядом существенных нарушений как профессиональных прав адвоката, так и норм УПК РФ.

Помимо того, что Адвокатская палата г. Москвы не была проинформирована о проведении обыска, само судебное разрешение наделяло правом на производство обыска следователя, который не участвовал в производстве обыска. Следователь, производивший обыск, отказался предъявлять представителю адвокатской палаты документ, подтверждающий его право на проведение обыска. «Таким образом, палата вынуждена констатировать, что обыск в жилище адвоката производился не уполномоченным на это лицом, а законный интерес палаты был ограничен следователем ознакомлением лишь с судебным постановлением», – сообщил Александр Пиховкин.

Впрочем, отметил он, и постановления оказалось достаточно, чтобы понять отношение правоохранителей к правам адвокатов: в документе отсутствовало упоминание в каком-либо виде ст. 450.1 УПК РФ, устанавливающей порядок производства обыска в отношении адвоката. «Постановление не обосновывало, не упоминало, не давало ссылку на данную норму, не предписывало и не указывало следователю на необходимость ее соблюдения и на сам факт существования в УПК РФ такой нормы», – сообщил Александр Пиховкин.

По его словам, отсутствием ссылки на указанную норму был существенно сужен объем прав как подвергнутого обыску адвоката, так и адвокатской палаты; создан риск нарушения прав широкого круга третьих лиц – доверителей адвоката, не связанных с предметами и документами, подлежавшими отысканию в соответствии с судебным постановлением. Он назвал примечательным и то обстоятельство, что, несмотря на добровольную выдачу адвокатом документов, подлежавших отысканию, следователь все же произвел полный осмотр всего объема материалов, имевшихся у адвоката, хотя тот и пояснял неоднократно, что хранит дома все свои досье.

Александр Пиховкин также сообщил, что при попытках донести до правоохранителей тот факт, что они своими действиями грубо нарушают требования ст. 450.1 УПК РФ, один из них, изучив имевшееся у него издание Кодекса, заявил буквально следующее: «Видите?! Нет такой статьи!»

«Комиссия по защите прав адвокатов АП Москвы почитает своим священным долгом держать Басманный суд в курсе важных изменений закона, направленных на повышение гарантий независимости адвокатов, – заявил заместитель председателя Комиссии АП Москвы по защите прав адвокатов. – Поэтому  в установленные законом сроки постановление судьи, санкционировавшей обыск у адвоката в обход ст. 450.1 УПК РФ, будет обжаловано».

Рассказать коллегам: