×

Неустойка по алиментам не устояла в КС РФ

Не согласившись с позицией ВС РФ, Конституционный Суд разъяснил, что неустойка по алиментным обязательствам может быть снижена судом
Один из экспертов назвал постановление революционным, поскольку Суд изложил позицию, прямо противоположную позиции ВС РФ. Другой отметил, что, несмотря на неоднократные попытки обжаловать спорные положения законодательства, это первая жалоба такого рода, принятая КС РФ к рассмотрению, – причиной, по его мнению, послужило явное нарушение баланса интересов сторон в деле заявителя.

Конституционный Суд РФ опубликовал постановление по делу о проверке конституционности положений п. 2 ст. 115 Семейного кодекса РФ «Ответственность за несвоевременную уплату алиментов» и п. 1 ст. 333 Гражданского кодекса РФ «Уменьшение неустойки». Поводом для обращения послужили следующие обстоятельства.

В 1997 г. суд выдал судебный приказ о взыскании алиментов с гражданина на его несовершеннолетнего ребенка в размере 25% его заработка. В связи с ненадлежащим исполнением возложенной судом обязанности и образованием задолженности по алиментам в размере почти 217 тыс. руб. достигший совершеннолетия сын заявителя обратился в суд с требованием о взыскании неустойки за несвоевременную уплату алиментов в размере около 3,25 млн руб.

В удовлетворении иска было отказано в связи с тем, что в 2014 г. из актовой записи о рождении ребенка были исключены сведения об отцовстве ответчика. Однако суд апелляционной инстанции это решение отменил и вынес новое, удовлетворив исковые требования. Суд, ссылаясь на разъяснения Президиума ВС РФ, изложенные в «Обзоре судебной практики по делам, связанным со взысканием алиментов на несовершеннолетних детей, а также на нетрудоспособных совершеннолетних детей» от 13 мая 2015 г., исходил из того, что решение о взыскании алиментов должно было исполняться надлежащим образом до вступления в силу решения суда об исключении отцовства в отношении ребенка.

Кроме того, суд апелляционной инстанции со ссылкой на Обзор судебной практики ВС РФ за третий квартал 2012 г. указал, что особенности алиментных обязательств исключают возможность применения ст. 333 ГК РФ к возникающей в соответствии с п. 2 ст. 115 СК РФ ответственности должника за ненадлежащее исполнение обязанности по уплате алиментов и, соответственно, уменьшение размера неустойки не допускается.

В своей жалобе гражданин указал, что оспариваемые им положения законодательства противоречат Конституции РФ, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они исключают право суда при рассмотрении конкретного спора уменьшить размер неустойки, начисленной за просрочку уплаты алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка, если она явно несоразмерна последствиям нарушения данного обязательства, что в совокупности с тяжелым материальным положением должника приводит к нарушению баланса прав и законных интересов всех несовершеннолетних детей, находящихся на иждивении должника.

Изучив материалы дела, КС РФ напомнил, что в соответствии с Семейным кодексом РФ при определении размера алиментов, взыскиваемых с родителя на несовершеннолетних детей, изменении их размера либо освобождении от их уплаты суд принимает во внимание материальное и семейное положение сторон, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства или интересы сторон. Это может быть нетрудоспособность членов семьи, которым по закону сторона обязана доставлять содержание, наступление инвалидности либо наличие заболевания, препятствующего продолжению прежней работы, поступление ребенка на работу либо занятие им предпринимательской деятельностью. Суд также вправе по иску лица, обязанного уплачивать алименты, освободить его полностью или частично от уплаты задолженности, если установит, что неуплата связана с болезнью этого лица или с другими уважительными причинами и его материальное и семейное положение не дает возможности погасить образовавшуюся задолженность.

Подобный подход, как отметил КС РФ в Определении от 29 сентября 2016 г. № 2091-О, направлен на максимально возможное сохранение прежнего уровня обеспечения ребенка при условии соблюдения баланса интересов несовершеннолетних детей и их родителей в рамках алиментных отношений.

Также КС РФ отметил, что согласно ст. 2 СК РФ семейное законодательство устанавливает порядок осуществления и защиты семейных прав, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи – супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными). А ст. 4 Кодекса поясняет, что к этим имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. При этом в силу п. 1 ст. 7 СК РФ граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, вытекающими из семейных отношений, в том числе правом на их защиту, если иное не установлено Кодексом. Осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан.

Соответственно, положение п. 2 ст. 115 СК РФ, предусматривающее ответственность за несвоевременную уплату алиментов в форме законной неустойки, равно как и положение п. 1 ст. 333 ГК РФ, позволяющее суду при разрешении судебного спора уменьшить неустойку, явно несоразмерную последствиям нарушения обязательства, – исходя из цели обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных правоотношений, лежащего в основе правового регулирования принудительного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей, – не исключают обязанности суда оценить обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки, т.е. фактически ее соразмерность задолженности алиментнообязанного лица. При этом должны учитываться  исключительные обстоятельства, затрагивающие права и законные интересы других членов семьи, включая оценку реальных доходов алиментнообязанного в период образования задолженности, поскольку именно ими определяются материальные возможности по осуществлению принадлежащих ему прав и исполнению возложенных на него обязанностей, среди которых содержание самого себя и других членов своей семьи, находящихся на его иждивении.

«Между тем сложившаяся правоприменительная практика свидетельствует о том, что суды общей юрисдикции при разрешении вопросов о возможности уменьшения судом неустойки за несвоевременную уплату алиментов в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения алиментных обязательств на основании положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации исходят из того, что указанные законоположения не предполагают право суда уменьшить неустойку, подлежащую уплате при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда», – указал КС РФ. Это, по его мнению, не в полной мере отвечает конституционным требованиям обеспечения поддержания баланса интересов всех участников семейных правоотношений, в том числе тех, которые также имеют право на получение содержания от должника, и, следовательно, ослабляет гарантии защиты их конституционных прав и свобод, а потому может привести к нарушению принципов равенства и верховенства закона.

КС РФ сделал вывод, что в связи с исполнением судебного решения о взыскании законной неустойки в пользу совершеннолетнего сына в размере, исчисленном судом без учета положения п. 1 ст. 333 ГК РФ, могут быть ущемлены права и законные интересы троих несовершеннолетних детей заявителя, поскольку  при рассмотрении спора суд не учел ни уровень материальных возможностей должника, ни наличие других членов его семьи.

КС РФ заключил, что оспариваемые положения согласуются с ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, поясняющей принцип недопустимости такого осуществления прав и свобод человека и гражданина, которым нарушаются права и свободы других лиц. Также указано, что по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования и с учетом правовых позиций КС РФ эти положения не дают оснований для вывода об отсутствии у суда права при наличии заслуживающих внимания обстоятельств разрешать вопрос о возможности уменьшения неустойки, подлежащей уплате при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, в случае ее явной несоразмерности имеющейся задолженности.

Суд постановил, что выявленный в данном постановлении конституционно-правовой смысл п. 2 ст. 115 СК РФ и п. 1 ст. 333 ГК РФ является общеобязательным и исключает иное их толкование в правоприменительной практике. В этой связи судебные акты по делу заявителя подлежат пересмотру с учетом высказанной Конституционным Судом позиции.

Как отметила адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина, КС РФ ранее неоднократно отказывал в принятии такого рода жалоб к рассмотрению. «Думаю, что в деле заявителя был явно нарушен баланс интересов (оспаривание отцовства, большой размер неустойки, трое детей на иждивении заявителя), вследствие чего жалоба и была принята к производству КС РФ», – считает адвокат.

Она также отметила, что КС РФ подчеркнул: неустойка, взыскиваемая по п. 2 ст. 115 СК РФ, призвана гарантировать защиту прав несовершеннолетних детей, но, несмотря на это, не согласился с позицией ВС РФ, согласно которой «особенности алиментных обязательств исключают возможность применения ст. 333 ГПК РФ к возникающей в соответствии с п. 2 ст. 115 СК РФ ответственности должника за их ненадлежащее исполнение». 

Адвокат уточнила, что возможность уменьшения судами неустойки, взыскиваемой по п. 2 ст. 115 СК РФ, не будет нарушать прав несовершеннолетних детей: «Буквальное толкование постановления исключает уменьшение неустойки по алиментным обязательствам по всем подобным делам».

Адвокат АБ «Хазов, Кашкин и партнеры» Евгений Тарасов пояснил, что постановление КС РФ восстанавливает баланс интересов участников алиментных правоотношений. «Выявленный судом конституционно-правовой смысл ст. 115 СК РФ во взаимосвязи с п. 1 ст. 333 ГК РФ о возможности снижения размера неустойки по алиментному обязательству является справедливым, обоснованным юридически и отвечает Конституции РФ», – отметил адвокат.

Он добавил, что не согласен с позицией ВС РФ об особом характере неустойки по ст. 115 СК РФ и невозможности применения ч. 1 ст. 333 ГК РФ. По его мнению, ВС РФ подошел к этому вопросу без должной внимательности: «Статья 114 СК РФ предусматривает возможность снижения задолженности по алиментам с учетом заслуживающих внимания обстоятельств. Так почему при этом невозможно снижение неустойки? Конечно, оно не должно быть произвольным и обязательным в каждом случае, на что обратил внимание КС РФ, указывая на необходимость всестороннего изучения конкретных обстоятельств».

По мнению Евгения Тарасова, постановление Конституционного Суда является революционным в том смысле, что КС РФ изложил позицию, прямо противоположную позиции ВС РФ и складывающейся на его основе судебной практике. «Судебная практика теперь пойдет по новому пути, и задача ВС РФ – проанализировать новое положение и не просто исключить спорное разъяснение из Обзора, но и показать, как правильно применять п. 1 ст. 333 ГК РФ в алиментных обязательствах», – заключил адвокат.


Рассказать коллегам: