×

Ниже минимального предела

Верховный Суд уравнял в правах юридические лица и индивидуальных предпринимателей в вопросах снижения размера компенсации за нарушения авторских прав
По мнению экспертов, ВС РФ необоснованно расширил исключение, сделанное КС РФ, доведя его до масштаба нормы. Кроме того, в определении не дана методология формирования предлагаемой к взысканию суммы с учетом такого снижения, а единственным фактором, свидетельствующим о завышенности требований истца, будет являться доказательная база ответчика.


Рассматривая дело о защите исключительных прав на товарный знак между двумя коммерческими организациями, Верховный Суд использовал сформулированную недавно Конституционным Судом правовую позицию, определенную в Постановлении КС РФ от 13 декабря 2016 г. № 28-П. Тогда КС РФ пришел к выводу, что суды должны иметь возможность уменьшать явно несправедливый размер санкции, невзирая на указанный в законе минимальный предел, если правонарушение совершено индивидуальным предпринимателем впервые, нарушение не носило грубый характер, а размер компенсации многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков.

Принимая во внимание данное разъяснение, а также исходя из основных начал гражданского законодательства, ВС РФ пришел к выводу, что указанный выше подход к определению общего размера компенсации может быть применен не только к индивидуальным предпринимателям и физическим лицам, но и юридическим лицам.

При этом, подчеркивается в определении ВС РФ, суды не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом, по своей инициативе. Сторона, заявившая о необходимости такого снижения, обязана доказать необходимость применения судом такой меры. «Снижение размера компенсации ниже минимального предела, установленного законом, с учетом требований разумности и справедливости должно быть мотивировано судом и подтверждено соответствующими доказательствами», – пояснил Верховный Суд.

Управляющий партнер юридического агентства «Представитель» Николай Гречкин считает, что вынесенное определение принципиально меняет существовавший ранее подход к исчислению суммы компенсации, взыскание которой возможно в судебном порядке. «Если изложенный ранее подход рассматривал компенсацию как “прототип” убытка (который рассчитывался и определялся по методологии расчета убытков (с четким механизмом определения сумм, обоснованных экономической составляющей), то вынесенное  ВС РФ определение сменило курс применения компенсации, уводя ее теперь больше в сторону такого вида санкции, как “неустойка”», – пояснил он.

Также, по словам эксперта, Верховный Суд указал на применение механизма снижения суммы компенсации по аналогии со ст. 333 ГК РФ «Уменьшение неустойки», а именно возможность заявления (подачи ходатайства) виновной стороной о снижении суммы требований с предоставлением доказательств чрезмерности заявленной к взысканию суммы. «При этом не определены ни минимальный размер снижения, ни методология формирования предлагаемой к взысканию суммы с учетом такого снижения; единственным фактором будет являться доказательная база ответчика, свидетельствующая о завышенности суммы требований истца по аналогии с указанной статьей ГК РФ», – уточнил Николай Гречкин.

«Указанный правовой подход, безусловно, играет против правообладателей, однако нарушителям также придется побороться за снижение компенсации, собирая доказательную базу, во всяком случае – в период формирования единообразия в судебной практике», – заключил он.

Юрист Группы правовых компаний «Интеллект-С» Вадим Стеценко добавил, что после появления Постановления КС РФ № 28-П стало понятно, что отныне каждый недобросовестный нарушитель будет его использовать при любом удобном случае. По его словам, при изучении текста постановления становится очевидно, что индивидуальный предприниматель – это лишь исключение из общего правила.

Новое определение ВС РФ, считает эксперт, необоснованно расширило указанное исключение, доведя его до масштаба нормы. В свою очередь, ссылка на ГК РФ – скорее простая отписка, чем основательный анализ правовых механизмов. Действующее гражданское законодательство предусматривает различные отступления от указанной нормы, в том числе устанавливая фактически разный режим ответственности юридического лица и ИП, пояснил он.

«Поправка на то, что механизм, указанный в определении ВС РФ, должен применяться лишь по заявлению ответчика, является очевидным шагом в сторону состязательности судебного процесса и не имеет принципиального значения», – заключил он.


Рассказать коллегам: