×

Новеллы корпоративного законодательства

В ходе очередного вебинара ФПА РФ обсудили основные новеллы корпоративного законодательства и перспективы изменения правоприменительной практики
27 сентября руководитель Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства», действительный государственный советник юстиции 2-го класса Елена Авакян рассказала о последних изменениях в области регулирования крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

Гражданское законодательство в сфере корпоративных отношений последние годы претерпевало значительные изменения. Однако, как отметила Елена Авакян, несмотря на большие ожидания, корпоративное законодательство до сих пор не в достаточной степени гармонично.

В первой части своего выступления лектор коснулась истории возникновения изменений в корпоративном регулировании и нововведений, возникших в период с 2015 по 2017 г.

Большое внимание Елена Авакян уделила принятым в 2017 г. новеллам законодательства о регулировании крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Цель реформирования – уменьшение зарегулированности осуществления сделок с заинтересованностью и количества крупных сделок.

«Был расширен перечень сделок, к которым не применяются правила о сделках с заинтересованностью и крупных сделках; сделки до 1% баланса стоимости активов выведены из периметра сделок с заинтересованностью; после замены “аффилированных лиц” на “контролирующих и подконтрольных лиц” часть сделок между аффилированными лицами не требует одобрения», – перечислила она некоторые из нововведений.

Также эксперт указала, что упрощена процедура одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью: в регулировании сделок с заинтересованностью смещен акцент на предварительное раскрытие заинтересованности; обязательное одобрение сделок исключено; крупные сделки видоизменились и теперь имеют форму «квазиреорганизационных».

Подобные изменения законодательства, подчеркнула Елена Авакян, повлекли за собой некоторые проблемы. Во-первых, отлаженный институт, привычный для судов и бизнеса, полностью переработан, фактически практика должна складываться иначе; возникло ограничение прав миноритариев на оспаривание сделки (введен ценз корпоративного контроля 1%); новые положения закона содержат неясные формулировки; из закона исключена необходимость доказывать ущерб общества, поскольку сделка может быть оспорена по формальным основаниям (отсутствие одобрения вкупе с недобросовестностью контрагента).

Кроме того, спикер рассказала о процедуре одобрения крупных сделок по новым правилам, уточнив, что был расширен перечень исключений из режима крупных сделок. Теперь подобный режим не применяется к отношениям, возникшим при переходе прав на имущество в процессе реорганизации, при приобретении акций по обязательному предложению, из публичных договоров, заключаемых АО на условиях, не отличающихся от обычно заключаемых публичных договоров. Она перечислила особенности определения стоимости сделки, отметив, что порядок стал более четким, а также сообщила о том, что вменение обязанности совету директоров составлять заключение о крупной сделке повысило его ответственность перед обществом, при этом сняв ее с акционеров.

Елена Авакян проинформировала о тех потребностях бизнеса, которые при реформировании закона не были учтены, при этом подчеркнув, что бизнес может существовать без императивной зарегулированности.

Говоря о судебной практике, эксперт пояснила, каким образом суд подходит к содержанию согласия на одобрение крупной сделки, применяя положения постановления Пленума ВАС РФ № 28 от 16 мая 2014 г. «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью».

Елена Авакян прокомментировала новеллы в оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Так, с 1 января 2017 г. в предмет доказывания крупной сделки, которая повлекла убытки, входят отсутствие корпоративного одобрения и факт того, что контрагент знал или должен был знать о совершении нарушения. При этом наличие убытков и факт того, что голос заявителя мог повлиять на результаты голосования, значения не имеют.

Сделки с заинтересованностью перенесены в разряд выявления конфликтов интересов – «они переведены в разряд минимизации рисков органов управления в целях снятия с себя ответственности за последствия предпринимательского риска». С 1 января 2017 г. при их оспаривании необходимо доказать отсутствие одобрения, убытки и факт осведомленности другой стороны о нарушении сделкой интересов общества.

В заключительной части вебинара спикер упомянула о «дорожной карте» Правительства РФ «Совершенствование корпоративного управления», перечислила новеллы гражданского и арбитражного процессуального законодательства, а затем ответила на поступившие в ходе ее выступления вопросы присутствующих и интернет-пользователей.

Рассказать коллегам: