×

О неотвратимости имущественной ответственности

Ученые и практики обсудили проблемы применения института субсидиарной ответственности при банкротстве
По мнению эксперта, главная сложность эффективного использования данного механизма заключается в том, что это не столько экономическая, сколько юридическая процедура.


29 марта Исследовательский центр частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ при поддержке Школы права «Статут» провел научно-практическую конференцию «Субсидиарная ответственность при банкротстве». 

В ходе конференции ученые-цивилисты, практикующие юристы и адвокаты обсудили как теоретические аспекты субсидиарной ответственности, так и практические проблемы применения этого института.

Открывая конференцию, первый заместитель председателя Совета ИЦЧП Андрей Егоров рассказал, почему, по его мнению, Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» перевернул понятие субсидиарной ответственности.

«Подлинная субсидиарная ответственность, в том или ином виде присутствующая в развитых зарубежных правопорядках (в Швейцарии, Франции, Австрии и др.), в нашем Законе о банкротстве представлена в п. 2 ст. 10, тогда как норма п. 4 той же статьи – не что иное, как возмещение убытков за деликты, совершенные менеджментом компании накануне ее банкротства», – пояснил он.

По словам Андрея Егорова, отсутствие в российском законодательстве разграничения ответственности на внутреннюю, когда причиняются убытки конкурсной массе, и внешнюю, когда убытки причиняются кредиторам, является упущением.

С мнением о том, что ответственность по п. 4 ст.10 Закона о банкротстве – это не классическая субсидиарная ответственность, а, по сути, возмещение убытков, согласился и доцент МГЮА, судья ВАС РФ в отставке Рустем Мифтахутдинов. По его мнению, одной из причин сложившейся ситуации стало то, что действующий Закон о банкротстве является прокредиторским, когда должник лишен возможности повлиять на судьбу своих активов и не имеет равных с кредиторами возможностей.

С этой позицией не согласился начальник управления обеспечения процедур банкротства ФНС России Константин Чекмышев. Он отметил, что если смотреть на правоприменительную практику с позиции, кому банкротство выгодно, то становится очевидно, что это должники, а не кредиторы.

«В большинстве дел должники не препятствуют банкротству, даже сами или через аффилированных лиц инициируют процедуры, при этом осуществляя массу действий, направленных на то, чтобы собственники бизнеса остались “при своих” либо заплатили как можно меньше», – отметил он.

В то же время, по словам спикера, главная проблема субсидиарной ответственности заключается в том, что это не столько экономическая, сколько юридическая процедура, не работающая в банках. В этой связи для налоговых органов более эффективными оказываются механизмы гражданского иска в уголовных делах и взыскания долга взаимозависимых лиц.

Управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай подробно рассмотрел вопрос об учете причин банкротства при привлечении к субсидиарной ответственности. По его словам, редкие успешные случаи касаются дел, когда к ответственности привлекаются добросовестные банкроты, которые, в отличие от злонамеренных, не готовятся к этой процедуре заранее – не фальсифицируют документы, не прячут активы, не меняют заблаговременно директоров и участников.

Участники конференции затронули и вопрос фактического наличия у субъектов субсидиарной ответственности какого-либо имущества. Юлий Тай предложил эту проблему решать через стимулирование номинальных директоров и номинальных участников раскрывать реальных собственников.

Аналогичную идею высказал и консультант отдела общих проблем частного права ИЦЧП Олег Зайцев. Ее суть заключается в том, что номинальная фигура освобождается от субсидиарной ответственности только в том случае, если укажет, кто за ней стоит. И так до тех пор, пока вся цепочка не будет раскручена вплоть до нахождения имущества.

Об одной из проблем судебной практики рассказал управляющий партнер адвокатского бюро «Шварц и партнеры» Михаил Шварц, доклад которого касался концептуально важных процессуальных аспектов дел о привлечении к субсидиарной ответственности.

С докладом о результатах анализа судебной практики по делам о привлечении к субсидиарной ответственности выступил управляющий партнер адвокатского бюро «ЭКСИОРА» Алексей Мороз. Он сообщил, что Арбитражным судом Московского округа с 2011 г. по январь 2017 г. было вынесено 499 таких судебных актов, при этом порядка 360 дел направлено на новое рассмотрение. Требования удовлетворяются полностью или частично примерно в 12% случаев.

При этом заметна тенденция к увеличению взыскиваемых сумм: если в 2011 г. максимальная сумма составила порядка 7 миллионов рублей, то к 2015 г. субсидиарные требования достигли миллиардов. Причем самые крупные суммы взыскиваются в тех делах, в которых одним из участников выступает налоговый орган.

Безусловным лидером среди оснований для привлечения к субсидиарной ответственности является непредставление бухгалтерской и иной документации арбитражному управляющему. В связи с этим спикер подробно разобрал, какие причины отсутствия документов у директоров суды признают и, наоборот, не признают уважительными, а также дал рекомендации для директоров, как противостоять действиям недобросовестных управляющих, уклоняющихся от приема документов.

В конце каждого блока выступлений спикеры ответили на практические вопросы участников конференции.



Рассказать коллегам: