×

Обеспечение иска как препятствие лишению статуса

В Благовещенске суд приостановил действие решения Совета адвокатской палаты Амурской области о прекращении статуса адвоката в качестве обеспечительной меры по иску
Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков назвал этот случай беспрецедентным.


28 апреля 2017 г. Совет АП Амурской области по результатам рассмотрения дисциплинарного производства в отношении адвоката К. принял решение о прекращении ее статуса в связи с умышленным систематическим неисполнением решения Совета АП Амурской области о порядке участия адвоката в защите по назначению.

Адвокат, в свою очередь, обратилась в Благовещенский городской суд с иском о признании решения Совета АП Амурской области незаконным и необоснованным, о восстановлении статуса адвоката и обязании направить соответствующие сведения в областное Управление Минюста России.

Одновременно истица просила о приостановлении действия оспариваемого решения до вступления решения суда в законную силу. В обоснование этого указывалось, что в настоящее время у нее имеются соглашения об оказании юридической помощи доверителям, которые были заключены до возбуждения дисциплинарного производства, и в случае если обязательства перед ними не будут исполнены, то будет нарушено их право на защиту. Кроме того, истица сослалась на ч. 7 ст. 49 УПК РФ, согласно которой адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого.

Суд согласился с этими доводами и 19 мая вынес определение о принятии мер обеспечения иска в виде приостановки действие решения Совета АП Амурской области от 28 апреля. «С учетом характера спорных правоотношений, заявленных требований, предмета спора, доводов заявителя, учитывая, что принятие обеспечительных мер ни в коей мере не предрешает решение суда, непринятие такой меры по обеспечению иска может существенно осложнить достижение преследуемой цели нарушенных прав и законных интересов истца, суд считает возможным заявление К. удовлетворить», – говорится в определении.

АП Амурской области категорически не согласилась с таким решением суда и направила частную жалобу на определение с просьбой отменить его. Главным аргументом стало то, что в соответствии с ч. 3 ст. 17 Закона об адвокатуре и адвокатской деятельности «лицо, статус адвоката которого прекращен, не вправе осуществлять адвокатскую деятельность», а значит доводы, изложенные К. в просьбе о принятии мер для обеспечения иска, безосновательны уже только поэтому.

Также обосновывая свою позицию, АП Амурской области напомнила, что согласно п. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. «К предмету доказывания по заявлению о принятии мер об обеспечении иска относится установление наличия обстоятельств, которые в случае непринятия обеспечительных мер сделают невозможным исполнение судебного решения или существенно затруднят его», – подчеркивается в жалобе.

Вместе с тем к заявлению К. о принятии обеспечительных мер были приложены уведомление о возбуждении дисциплинарного производства от 7 марта, представление о возбуждении дисциплинарного производства от 27 февраля, копии корешков ордеров и копия соглашения от 22 апреля. Таким образом, по мнению АП Амурской области, доказательств того, что непринятие обеспечительных мер по иску истицы повлечет невозможность исполнения судебного решения либо затруднит его, представлено не было.

Также в жалобе отмечается, что необходимость принятия обеспечительных мер обосновывается наличием у истицы обязательств перед третьими лицами. Однако ст. 139 ГПК РФ не содержит такого основания применения обеспечительных мер. Подчеркивается, что отношения К. с доверителями не относятся к предмету судебного разбирательства и не влияют на исполнение решения суда в будущем, а обеспечение нынешней деятельности истицы в качестве адвоката не является предметом судебного разбирательства при решении вопроса о применении обеспечительных мер.

Кроме того, в АП Амурской области настаивают, что ссылка заявителя на положения ч. 7 ст. 49 УПК РФ неправомерна, поскольку в настоящее время она лишена статуса адвоката и не может защищать интересы доверителей в уголовном процессе, что не равнозначно отказу адвоката от принятой на себя защиты.

Также в жалобе представлены возражения на указание суда на то, что непринятие обеспечительной меры может «существенно осложнить достижение преследуемой заявителем цели», поскольку такое основание тоже не предусмотрено п. 2 ст. 139 ГПК РФ и не может быть положено в основу определения суда при решении вопроса о применении обеспечительных мер. «Ни заявителем, ни судом не представлено каких-либо сведений и не приведено в определении доказательств того, что Адвокатская палата Амурской области противодействует К. в судебной защите ее прав либо в последующем не исполнит решение суда», – говорится в жалобе.

В заключение АП Амурской области настаивает, что заявленная мера обеспечения иска сама по себе противоречит закону, направлена на изменение установленного законом порядка прекращения статуса адвоката и не влечет за собой последствий обеспечения исполнения судебного решения в случае удовлетворения судом исковых требований заявителя. «С характером спора, предметом заявленных исковых требований, исполнением решения суда принятая судом обеспечительная мера, вопреки выводу оспариваемого определения, также не связана», – заключается в документе.

Стоит также отметить, что территориальный орган Минюста по Амурской области направил в суд информационное письмо, в котором сообщил, что нормативными документами ведомства не предусматривается восстановление информации в реестре адвокатов в связи с приостановлением действия решения Совета адвокатской палаты о лишении адвоката статуса. Соответственно, восстановить статус и осуществлять адвокатскую деятельность К. может только после вступления в силу решения суда.

Частная жалоба АП Амурской области будет рассмотрена судом в ближайшее время.

Комментируя ситуацию, исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков отметил, что его организация систематически отслеживает судебную практику по обжалованию решений органов региональных адвокатских палат, вынесенных по результатам рассмотрения дисциплинарных производств. «Однако применение обеспечительных мер по такой категории дел в виде приостановления решения Совета адвокатской палаты о лишении статуса адвоката – случай беспрецедентный», – подчеркнул он.

Андрей Сучков также напомнил, что нередки случаи противодействия со стороны органов расследования, а иногда и судов, деятельности адвокатских палат по искоренению такого явления, как «карманный адвокат», действующий, вопреки интересам своего доверителя, в интересах стороны обвинения. «Адвокатура по каждому из таких случаев давала и будет давать принципиальную оценку. Ведь 'карманный адвокат' – это не только нарушитель установленного Советом адвокатской палаты порядка участия в делах по назначению. Наиболее тяжелые последствия этого явления – оставленный без правовой защиты доверитель», – подчеркнул исполнительный вице-президент ФПА РФ.

Впрочем, по его мнению, есть довод, который сложно оставить без внимания: «карманный адвокат» получает бюджетные средства за фактически не оказанную юридическую помощь, а это классифицируется как хищение. Более того, имеются сведения, что иногда «карманные адвокаты» делятся полученными денежными средствами с теми, кто их назначил в уголовное дело в нарушение порядка, что можно квалифицировать как коррупцию.

«Именно в таком ключе и следует давать оценки судебным решениям, которые восстанавливают в статусе 'карманных адвокатов' – как покрывающие хищение бюджетных средств и факты коррупции», – заключил Андрей Сучков.


Рассказать коллегам:
Дискуссии
Обеспечение иска как препятствие лишению статуса
Обеспечение иска как препятствие лишению статуса
Профессиональная этика
Правомерно ли приостановление действия решения Совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката в качестве обеспечительной меры по иску?
01 Августа 2017