×

Отсчет – с момента нарушения права

ВС РФ отменил решения нижестоящих судов, которые вели отсчет срока исковой давности с момента фактического исполнения обязательств, а не с момента нарушения права
Эксперты отметили, что позиция Верховного Суда относительно начала течения срока исковой давности подтверждает сложившуюся практику. При этом один из них выразил сожаление, что ВС РФ так часто исправляет грубые ошибки нижестоящих судов, а не решает трудные, спорные и актуальные вопросы толкования и применения права.

В 2008 г. между покупателем и продавцом был заключен предварительный договор купли-продажи квартиры в строящемся доме. Во исполнение своих обязательств покупатель в то же время передал продавцу сумму, равную полной стоимости квартиры. Ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию в договоре был указан как первый квартал 2009 г. Однако разрешение на ввод объекта в эксплуатацию было выдано только в апреле 2015 г. В мае продавец уведомил покупателя о вводе объекта в эксплуатацию, после чего был подписан акт передачи квартиры, при этом представитель покупателя указал в документе на ряд недостатков помещения.

Через некоторое время после этого покупатель обратился в суд, требуя взыскать с продавца неустойку за нарушение предусмотренного предварительным договором срока передачи объекта долевого строительства, денежную компенсацию морального вреда и штраф, а также возложить на ответчика обязанности заключить окончательный договор купли-продажи и устранить недостатки, указанные в акте передачи квартиры. В обоснование требований истец указал, что исполнил свои обязательства еще в 2008 г., однако продавец обязанность передать жилое помещение в собственность истца не исполнил в оговоренный срок.

В ходе рассмотрения спора продавец обратился со встречным иском к покупателю о взыскании оплаты за увеличение площади квартиры. Кроме того, он заявил о пропуске срока исковой давности по требованию о взыскании неустойки, который, по его мнению, истек в марте 2013 г.

Суд удовлетворил исковые требования покупателя частично, взыскав неустойку в меньшем размере, компенсацию морального вреда и штраф. При этом были удовлетворены и встречные исковые требования продавца, однако суд не установил факта пропуска срока исковой давности. В апелляционной инстанции решение устояло.

В поданной в Верховный Суд кассационной жалобе продавцом ставился вопрос об отмене решений судов первой и апелляционной инстанций как незаконных. В обоснование жалобы он указал, что суды ошибочно определили момент начала течения срока исковой давности для взыскания в пользу истца неустойки за просрочку передачи объекта недвижимости.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ согласилась с доводами ответчика, указав, что общий срок исковой давности согласно гражданскому законодательству установлен в три года и начинается он со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. При этом по обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

Однако, указал ВС РФ, суд первой инстанции в нарушение сделал вывод о том, что срок исковой давности для взыскания неустойки в данном случае начался со дня передачи объекта долевого строительства его участнику, при этом норму закона, которой руководствовался, не указал. Одновременно с вышеуказанным выводом, при расчете размера неустойки, подлежащей взысканию в пользу покупателя, суд первой инстанции руководствовался тем, что срок ввода объекта строительства в эксплуатацию был установлен до 31 марта 2009 г.

Учитывая изложенное, Верховный Суд установил, что решение содержит взаимоисключающие выводы, это и явилось основанием для отмены апелляционного определения и направления на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Проанализировав определение ВС РФ, адвокат Сергей Радченко указал, что в судебной практике часто встречаются споры о том, как и с какого момента исчислять срок исковой давности. По его мнению, в данном случае Верховный Суд верно обратил внимание на то, что по иску о взыскании неустойки за просрочку передачи квартиры право истца считается нарушенным, а исковая давность – начавшейся с момента окончания срока исполнения обязательства по передаче, а не с момента его фактического исполнения.

«К сожалению, это определение не из тех, в которых решаются трудные, спорные и актуальные вопросы толкования и применения права, в чем как раз и состоит смысл существования высшей судебной инстанции, – добавил Сергей Радченко. – Это определение из того огромного числа выносимых Судебной коллегией по гражданским делам ВС РФ, в которых исправляются грубые, труднообъяснимые ошибки нижестоящих судов в самых элементарных вопросах гражданского права, поэтому предполагаю, что никакого влияния на практику это определение иметь не будет, – сложно представить, что такую же ошибку будут делать другие суды».

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина отметила, что при рассмотрении споров, связанных с участием в долевом строительстве, пропуск сроков исковой давности – это редко встречающееся обстоятельство. «Обычно дольщики своевременно обращаются за защитой нарушенного права. Что стало причиной, послужившей долгому бездействию дольщицы в данном случае, – неясно», – пояснила она.

Эксперт добавила, что позиция Верховного Суда относительно начала течения срока исковой давности подтверждает сложившуюся практику судов. «Однако определение ВС РФ не отвечает на вопрос о том, сможет ли истица взыскать неустойку за последние три года, предшествующие дате обращения в суд за защитой нарушенного права. Исходя из общих требований ГК РФ, дольщик не лишен такой возможности. Так как данный вопрос, несомненно, станет предметом рассмотрения в нижестоящем суде, представляется небезынтересным итог, к которому придут суды в своих суждениях», – заключила Анна Минушкина.

Рассказать коллегам: