×

Паритет ответственности должника перед кредитором

В Госдуму внесен законопроект, предлагающий пополнить гражданско-правовую терминологию новыми понятиями денежного и неденежного обязательств
Эксперты «АГ» неоднозначно восприняли предполагаемые изменения. Один из них считает, что они могут крайне негативно сказаться на практике, в то время как другие указали, что реформы позволят судам единообразно толковать нормы гражданского законодательства.

Целью законопроекта является уточнение правовых норм ГК РФ, устанавливающих понятия денежного и неденежного обязательств, для чего предлагается ввести соответствующие определения в ст. 307 Кодекса.

Как указывается в пояснениях к законопроекту, законодательное определение понятия «денежное обязательство» существует в Законе о несостоятельности, ст. 2 которого определяет в качестве денежного обязательства обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному ГК РФ и бюджетным законодательством основанию. Указанная норма применима только к отношениям, возникающим при проведении процедур банкротства, и денежное обязательство квалифицируется как долговое.

Таким образом, на данный момент, несмотря на отсутствие определения денежного обязательства, ГК РФ содержит нормы, регулирующие его исполнение. Этим и обусловлена необходимость законодательного закрепления определения денежного обязательства, что послужит унификации правового регулирования.

Проект закона также направлен на исключение случаев, когда на должника по денежному обязательству накладываются санкции и в виде неустойки, и в виде взыскания процентов за пользование денежными средствами. В документе обозначено изменение в п. 4 ст. 395 ГК РФ, а именно исключение возможности применения неустойки как способа обеспечения обязательства и меры ответственности по денежному обязательству.

Адвокат Московской КА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев считает, что в части внесения теоретического определения законопроект особых изменений не несет, а лишь дополняет теоретическую часть российского права, так как на настоящий момент в законодательстве такое определение уже дано, и сложившаяся практика четко разграничивает денежные и неденежные обязательства.

Однако эксперт считает неоднозначным предложение по отмене п. 4 ст. 395 ГК РФ: «Как сказано в пояснительной записке, исключение указанного пункта позволит избежать случаев, когда на должника накладываются санкции и в виде неустойки, и в виде процентов. Однако как раз именно этот пункт ГК РФ запрещает такую возможность, поэтому его исключение может крайне негативно сказаться на практике, образует пробел в законе и будет в большей степени способствовать наложению двойных санкций на должников».

В то же время, по мнению старшего юриста юридической фирмы «Стрим» Марии Понаморевой, необходимость выделения двух диаметрально противоположных категорий обязательств обусловлена различной функцией денег при заключении той или иной сделки, а также целью самой сделки: платеж или передача денег, направленная на погашение обязательства. «К примеру, денежными не являются обязательства, в которых денежные средства используются не в качестве средства погашения денежного долга, – обязанности клиента сдавать наличные деньги в банк по договору на кассовое обслуживание, инкассация. Денежным может быть как обязательство в целом (в договоре займа), так и обязанность одной из сторон в обязательстве (оплата товаров, работ или услуг). Последствия, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, не применяются к обязательствам, в которых валюта (деньги) исполняет роль товара (сделки по обмену валюты)», – пояснила эксперт. Она добавила, что до сих пор выделение понятий в отдельные категории вызывало сложности ввиду того, что денежные обязательства существуют в рамках каждой из выделяемых подсистем обязательств.

Юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Ирена Никашева утверждает, что закрепление понятий денежного и неденежного обязательств и разграничение штрафных санкций за нарушения их исполнения на законодательном уровне существенно повлияют на правоприменительную практику и позволят судам давать единообразное толкование нормам гражданского законодательства.

Эксперт пояснила, что определяющим критерием отнесения обязательств к категории денежных будет служить обязанность как минимум одной из сторон по исполнению платежа в денежной форме. Виды исполнения обязательств, не предусматривающие денежную форму расчетов, предлагается относить к неденежным обязательствам.

Также Ирена Никашева положительно отозвалась о разграничение мер ответственности, подлежащих применению за нарушение денежных и неденежных обязательств. Она указывает на то, что на практике часто возникают ситуации, когда должник несет двойное бремя ответственности, выплачивая как проценты за пользование денежными средствами, так и неустойку за нарушение обязательства. Эксперт считает, что упразднение п. 4 ст. 395 ГК РФ исключит применение неустойки как способа обеспечения обязательства и меры ответственности должника за неисполнение денежного обязательства.

Рассказать коллегам: