×

Плата за расторжение договора

Окружной суд поправил суды нижестоящих инстанций, посчитавших ничтожным пункт договора о компенсации за его одностороннее немотивированное расторжение
По мнению экспертов, несмотря на разъяснения ВАС РФ, единообразная судебная практика в отношении толкования императивности или диспозитивности статьи ГК РФ об отказе от договора так и не установилась. В этой связи данное решение очень важно.


Арбитражный суд Северо-Западного округа рассмотрел жалобу предприятия на выводы судов, которые отказали ему во взыскании более 7 млн руб. компенсации с общества по договору.

Как следует из материалов дела, предприятие обязалось обеспечить проведение выставки по представленному обществом техническому заданию. В соответствии с договором в случае отказа заказчика от проведения мероприятия он обязуется уплатить исполнителю компенсацию. При отказе от проведения мероприятия менее чем за 15 календарных дней до начала монтажа оборудования компенсация составляет 100% от указанной в договоре суммы.

Менее чем за 15 календарных дней до начала срока монтажа оборудования предприятие получило от заказчика заявление с просьбой перенести мероприятие на более поздний срок. Расценив данное письмо как отказ от договора и не получив от общества компенсации, исполнитель обратился в арбитраж.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в иске, посчитав пункт договора ничтожным в связи с тем, что он ограничивает право стороны на односторонний отказ от договора, а также в связи с тем, что предприятие не представило доказательств реального несения расходов на подготовку к проведению мероприятия.

При этом суды руководствовались п. 15 постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. № 54, в котором разъясняется, что если право на односторонний отказ от исполнения обязательства или на одностороннее изменение условий обязательства установлено императивной нормой, то включение в договор условия о выплате денежной суммы в случае осуществления стороной этого права не допускается – такое условие договора является ничтожным.

Истец обжаловал решение судов, указав, что считает ошибочным их вывод об ограничении ответчика в праве на односторонний отказ от договора в связи с применением к нему санкций за такой отказ. Такая компенсация, по мнению предприятия, является его законным правом в силу специфики договора.

Окружной суд согласился с доводами истца. В частности, он указал, что в данном случае неприменима названная нижестоящими судами позиция ВС РФ, и пояснил, что при рассмотрении спора заказчик не ссылался на навязывание ему условий договора. Порядок расторжения договора был определен сторонами добровольно, в том числе было предусмотрено особое условие для досрочного немотивированного отказа от него со стороны заказчика. Также суд уточнил, что в данном случае исполнитель не обязан доказывать свои имущественные потери для получения выплаты. «Такая выплата ошибочно квалифицирована судом первой инстанции в качестве санкции за односторонний отказ от договора», – подчеркнул окружной суд.

Также кассационная инстанции напомнила: Пленум ВАС РФ в Постановлении от 14 марта 2014 г. № 16 прямо указал, что норма ст. 782 ГК РФ, позволяющая сторонам отказаться от договора, является диспозитивной и, соответственно, может быть дополнена или изменена соглашением сторон. Кроме того, суды не учли положения п. 3 ст. 310 ГК РФ, согласно которому право на односторонний отказ от исполнения обязательств может быть обусловлен по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы.

Ввиду изложенного вывод судов о ничтожности пункта договора основан на неправильном толковании его условий и неверном применении норм материального права. Окружной суд прежние решения отменил, необходимую сумму постановил взыскать с общества.

С этим решением согласилась юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Кристина Татаринцева. Она пояснила, что, несмотря на названные разъяснения ВАС РФ, единообразная судебная практика в отношении толкования императивности или диспозитивности ст. 782 ГК РФ не установилась. «В предпринимательской деятельности к норме этой статьи в полной мере должен применяться п. 3 ст. 310 ГК РФ, а сама ст. 782 ГК РФ должна оцениваться как диспозитивная. Радует, что АС Северо-Западного округа сумел вовремя исправить ошибку нижестоящих судов», – заключила она.

Партнер BMS Law Firm Денис Фролов отметил, что рассмотренная ситуация является типичной для договоров возмездного оказания услуг: зачастую заказчик отказывается от исполнения договора, когда основная часть работы исполнителем уже выполнена.

Эксперт напомнил, что ранее действующее правовое регулирование предусматривало для исполнителя лишь компенсацию в виде фактически понесенных затрат, подтвердить которые зачастую было сложно. Но с 2015 г. сторонам позволено включить в контракт положение, по которому заказчик, реализуя свое право на односторонний отказ, выплачивает исполнителю денежную компенсацию.

«Для практики рассмотрения споров, связанных с односторонним отказом заказчика от договора возмездного оказания услуг, это постановление очень важно. Бесспорно, включение в него условий о денежной компенсации исполнителю при отказе заказчика от договора не может быть признано ничтожным, и добросовестный исполнитель должен получить соответствующую выплату при наличии о том условия в договоре», – заключил Денис Фролов.






Рассказать коллегам: