×

Пленум ВС РФ разъяснил рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции

Многие положения документа были скорректированы. Однако вызвавшие критику адвокатов разъяснения участия в судебном процессе специалиста остались в прежней редакции
Судья Верховного Суда РФ – докладчик по проекту постановления на Пленуме Александр Замашнюк прокомментировал «АГ» опасения, высказанные представителями адвокатского сообщества, отметив, что разъяснения не должны привести к нарушению принципа состязательности сторон, а на практике не должно возникнуть разночтений между постановлением Пленума ВС РФ и положениями УПК РФ.

Сегодня Пленум Верховного Суда принял Постановление «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)».

Документ заменит собой неоднократно изменявшиеся разъяснения Пленума от 17 сентября 1975 г. № 5 «О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел» и от 29 августа 1989 г. № 4 «О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при рассмотрении уголовных дел по первой инстанции».

В проекте постановления разъясняется обязанность суда создать все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. В частности, говорится о необходимости суда разъяснять все права подсудимого и потерпевшего в судебном разбирательстве, о порядке рассмотрения ходатайств о вызове новых свидетелей и признания доказательств недопустимыми, о необходимости мотивировать и оглашать различные судебные решения.

Также разъяснен порядок хода судебного следствия по делу, указано, что подсудимый и потерпевший с разрешения председательствующего могут давать в его ходе показания в любой момент. Рассмотрены вопросы участия в судебном заседании специалиста, вынесения решений в случае отказа обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, составления протокола судебного заседания и порядка рассмотрения замечаний на него.

Проект постановления в первоначальной редакции рассматривался 30 ноября. По итогам заседания Пленума документ был направлен на доработку, в результате которой он заметно скорректирован.

Так, в результате объединения в п. 3 положений, ранее содержавшихся в п. 3 и 5, последующая нумерация изменилась так, что вместо 25 пунктов их стало 24. Также изменилось и текстовое наполнение.

В частности, из текста исключено разъяснение, согласно которому в случае, если ходатайства о вызове новых свидетелей, экспертов, специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов, а также связанные с определением круга участников судебного разбирательства и движением дела, не могут быть разрешены судом по существу непосредственно после заявления, то суд отказывает в его удовлетворении, указав мотивы принятого решения, и разъясняет лицу право вновь обратиться с ходатайством в ходе дальнейшего слушания дела.

При этом добавлено уточнение, что при отсутствии достаточных данных, необходимых для разрешения ходатайства в этой части судебного разбирательства, судья вправе предложить сторонам представить дополнительные материалы в обоснование заявленного ходатайства и оказать им содействие в истребовании таких материалов, а также принять иные меры, позволяющие вынести законное и обоснованное решение, предусмотренное ч. 2 ст. 271 УПК РФ.

Также уточнено, что вопросы, не указанные в ч. 2 ст. 256 УПК, могут разрешаться судом, по его усмотрению, как в совещательной комнате, так и в зале судебного заседания с занесением принятого постановления или определения в протокол судебного заседания.

Кроме того, в окончательной редакции указано, что если по делу несколько подсудимых обвиняется в совершении одного и того же преступления (преступлений), государственный обвинитель вправе не повторять фактические обстоятельства преступления (преступлений) при изложении обвинения в отношении каждого из них.

Значительно изменены пункты, касающиеся вопроса оглашения показаний. Так, указано, что решение об оглашении показаний подсудимого, потерпевшего или свидетеля и о воспроизведении приложенных к протоколу допроса или очной ставки материалов в связи с наличием существенных противоречий между ранее данными ими показаниями и показаниями, полученными в судебном заседании, может быть принято судом по ходатайству стороны.

Также Пленум ВС РФ обратил внимание судов на необходимость принятия исчерпывающих мер для обеспечения участия в судебном заседании неявившегося потерпевшего или свидетеля, достигшего возраста восемнадцати лет. «Если в результате таких мер обеспечить его явку в судебное заседание не представилось возможным, то суд вправе решить вопрос об оглашении ранее данных им показаний и о воспроизведении приложенных к протоколу допроса (очной ставки) материалов записи этих показаний с согласия сторон. Для оглашения показаний в случаях неявки, указанных в ч. 2 ст. 281 УПК РФ, согласия обеих сторон не требуется», – указано в постановлении.

Небольшое, но существенное уточнение внесено в пункт касательно признания доказательств недопустимыми: из него исключена императивная формулировка, согласно которой доказательства признаются недопустимыми только в случае существенных нарушений УПК РФ. В новой редакции «существенные нарушения» приведены в качестве примера оснований для признания недопустимости доказательств. Ранее «АГ» сообщала, что замечание по данному пункту, которое было принято во внимание Верховным Судом, содержится в правовой позиции ФПА РФ.

Изменено разъяснение о составлении протокола судебного заседания – указано, что в случае подачи сторонами замечаний на протокол судебного заседания председательствующий обязан принять меры к их своевременному рассмотрению.

Несмотря на заметные корректировки, те пункты проекта постановления в первой редакции, которые вызвали наибольшую критику представителей адвокатского сообщества, остались неизменны. Речь идет о разъяснениях о порядке привлечения к участию в процессе специалиста, правилах его допроса, а также об отношении суда к его заключению.

Ранее адвокат МКА «Адвокатское партнерство», доцент кафедры уголовно-процессуального права МГЮА им. О.Е. Кутафина Анна Паничева отмечала, что из этих разъяснений прослеживается стремление избавиться от таких доказательств, как заключение и показания специалиста. В частности, в документе указано, что заключение специалиста не может подменять заключение эксперта, также вопреки прямому указанию ч. 4 ст. 271 УПК РФ предписывается удовлетворение ходатайства о допросе явившегося в судебное заседание лица в качестве специалиста лишь в том случае, если оно ранее привлекалось к расследованию или судебному рассмотрению дела. Кроме того, Анна Паничева обращала внимание на то, что судьям дополнительно разъясняют необходимость проверки оснований, влекущих отвод специалиста, не упоминая о проверке таких же оснований применительно к экспертам.

Советник ФПА РФ, член СПЧ Игорь Пастухов также негативно оценил разъяснения, касающиеся вопросов участия специалистов в судебном процессе. Он отмечал, что трудно согласиться с позицией о правилах допроса специалиста в судебном заседании. «Допрос специалиста об обстоятельствах производства следственного действия с его участием по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию, а также для разъяснения выраженного им суждения по этим вопросам проводится по правилам допроса свидетеля и с разъяснением специалисту его прав и ответственности, предусмотренных ст. 58 УПК РФ», – указал эксперт.

В своей правовой позиции Федеральная палата адвокатов также указывала на то, что эти разъяснения «ставят крест на праве защиты самостоятельно получать заключение специалиста в уголовном судопроизводстве». Хотя другое замечание ФПА, как уже указывалось, и было принято во внимание, по данному вопросу ВС РФ не изменил свою позицию.

Как уже писала «АГ», советник ФПА РФ Сергей Насонов, принимавший участие в подготовке проекта постановления Пленума, отметил, что формально разъяснения не лишают адвокатов права привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи. «Как и ранее, адвокат вправе обращаться за получением консультаций или заключений к любым специалистам и использовать эти сведения для выработки позиции, в подготовке к написанию ходатайства о назначении повторной или дополнительной экспертизы и прочее. Однако, если адвокат-защитник решит использовать заключение специалиста и его показания в качестве доказательства по уголовному делу, то, в отличие от ранее принятых обыкновений, он должен совершить ряд процессуальных действий», – пояснил советник.

При этом Сергей Насонов уточнил, что фактически разъяснение лишает смысла самостоятельное получение защитником заключения специалиста с последующим представлением его в суд или следователю. «Подобное заключение приобщаться к материалам дела в качестве доказательства не будет. По этим же причинам лицо, составившее такое заключение, не будет признаваться “специалистом”. В контексте разъяснений специалист – это лицо, признанное таковым следователем или судом», – заключил советник ФПА РФ.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов Генри Резник, комментируя данные разъяснения, сказал, что они фактически одобряют нарушение принципа равноправия сторон в процессе, а также прямо противоречат УПК РФ. Он пояснил, что по непонятной причине Верховный Суд толкует положение ст. 271 УПК во взаимодействии с другими нормами.

«В системной связи нормы закона рассматриваются тогда, когда есть неопределенность, которую, действительно, можно преодолеть лишь системным толкованием в конституционно-правовом смысле. А в данном случае закон прямо говорит, что если специалист явился, то суд не имеет права отказать в его допросе, – указал Генри Резник. – В рассматриваемых же разъяснениях указано, что допрос специалиста производится “при необходимости” и если этот специалист ранее участвовал в предварительном расследовании или судебном заседании. Как можно оценивать необходимость, если еще не успели выслушать самого специалиста?!»

Судья Верховного Суда РФ – докладчик по проекту постановления на Пленуме Александр Замашнюк прокомментировал «АГ» опасения, высказанные представителями адвокатского сообщества, отметив, что разъяснения не должны привести к нарушению принципа состязательности сторон, а на практике не должно возникнуть разночтений между постановлением Пленума ВС РФ и положениями УПК РФ.

Он подчеркнул, что в п. 17 разъяснений (ранее п. 18) указано: «принимавший участие в производстве следственного действия либо представивший свое заключение, приобщенное к делу».

Замашнюк Александр
Судья Верховного Суда РФ
Таким образом, стороне защиты, в целях реализации своих полномочий представившей заключение специалиста и обеспечившей участие такого специалиста в заседании, по смыслу положений ч. 4 ст. 271 УПК РФ суд не отказывает в участии такого специалиста. Но он проверяет его полномочия, удостоверяет его компетенции, проверяет то, насколько соответствует данное им заключение требованиям уголовно-процессуального законодательства, допускает его к участию в процессе и допрашивает по обстоятельствам, по которым специалист был привлечен. Поэтому здесь такого рода противоречия нет: либо специалист, принимавший участие, либо представивший заключение.

Александр Замашнюк также пояснил разъяснения Пленума по допросу специалиста по правилам допроса свидетеля: «Дело в том, что данная норма о правилах допроса специалиста корреспондирует с предыдущим постановлением Пленума ВС РФ “О судебной экспертизе”. Поскольку не должно быть противоречий в подходах судебной практики, правила допроса должны быть идентичны», – заключил судья.

Рассказать коллегам:
Дискуссии