×

Подведение итогов

Адвокаты-участники круглого стола в Госдуме на тему укрепления правового статуса адвоката подвели итоги обсуждения
14 октября в Государственной Думе ФС РФ состоялся круглый стол «Защита прав личности в российском уголовном процессе: совершенствование российского законодательства для укрепления правового статуса адвоката». Основной темой мероприятия стали подготовленные членом Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Рафаэлем Марданшиным поправки в УПК, закрепляющие право адвоката на свидание с подзащитным при предъявлении ордера и адвокатского удостоверения. Пресс-служба ФПА публикует отзывы участников дискуссии о мероприятии и представленном законопроекте.
Адвокаты-участники круглого стола в Госдуме на тему укрепления правового статуса адвоката подвели итоги обсуждения

14 октября в Государственной Думе ФС РФ состоялся круглый стол «Защита прав личности в российском уголовном процессе: совершенствование российского законодательства для укрепления правового статуса адвоката». Основной темой мероприятия стали подготовленные членом Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Рафаэлем Марданшиным поправки в УПК, закрепляющие право адвоката на свидание с подзащитным при предъявлении ордера и адвокатского удостоверения. Пресс-служба ФПА публикует отзывы участников дискуссии о мероприятии и представленном законопроекте.

Право подозреваемых на защиту не должно умаляться


 
Андрей Гривцов, адвокат, руководитель уголовно-правовой практики АБ «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры»

Существует ли проблема, связанная с отказом в допуске адвокатов в московские следственные изоляторы при отсутствии разрешения следователя? Да, такая проблема существует. Это еще раз подтвердили все адвокаты, участвовавшие в круглом столе, прошедшем в Госдуме 14 октября 2015 г. Во всех московских изоляторах, за исключением следственного изолятора № 4, от адвокатов для свидания с подзащитным требуют предоставить письменное разрешение следователя, заверенное гербовой печатью следственного органа.

Что отрадно, все участники круглого стола, в том числе представители Минюста, СКР и других силовых ведомств сошлись во мнениях по поводу того, что такого быть не должно, и право подозреваемых (обвиняемых) на защиту не может быть умалено и поставлено в зависимость от разрешения, предоставляемого стороной обвинения.

Предлагаемый законопроект, на мой взгляд, позволит разрешить эту существующую в течение уже многих лет проблемную ситуацию. Целиком и полностью поддерживаю его принятие.

Руководствоваться не законом, а правом



Алексей Каширский, адвокат МКА «Защита»

Полагаю, что если бы правоприменители, начиная с дознавателя и следователя и заканчивая судьями ВС РФ, руководствовались не законом, а правом, то законодательство не нуждалось бы в бесчисленных изменениях. Однако пока это не так – приходится заниматься буквоедством. Предложенный законопроект, безусловно, нуждается в доработке. Мои предложения сводятся к следующему:

1. слова «Защитник вправе» заменить на «Адвокат (защитник) вправе»;
2. часть 1 дополнить словами «с момента принятия поручения на оказание юридической помощи подозреваемому, обвиняемому»;
3. в ч. 2 вместо слов «с момента допуска к участию в уголовном деле» указать «с момента уведомления следователя о принятии поручения на защиту подозреваемого, обвиняемого»;
4. кроме того, в ч. 2 ст. 49 УПК РФ первое предложение «В качестве защитников допускаются адвокаты» заменить на «Защитниками могут быть адвокаты»;
5. в ст. 17, 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» слово «защитник» заменить на «адвокат, принявший поручение на оказание юридической помощи лицу, содержащемуся под стражей».

Устранить усмотрение следствия
 


Дмитрий Макаров, управляющий партнер, адвокат в АБ «Макаров, Карачёва и партнеры»

Любой шаг законодателя, в результате которого повысится защищенность граждан в уголовном процессе, нужно приветствовать. Этот законопроект, не идеальный по формулировкам, когда станет законом, устранит одну, но очень важную правовую неопределенность – сделает невозможным усмотрение следствия по допуску адвоката-защитника к подзащитному, находящемуся в изоляторе.

Но остаются и другие нерешенные вопросы, известные адвокатскому сообществу, по которым необходимы законодательные изменения. Надеюсь, на этом законопроекте его авторы не остановятся.

Адвокаты предложили свои поправки в УПК

 

Александр Чижов, адвокат АП Москвы

14 октября 2015 г. в Государственной Думе состоялось заседание круглого стола «Защита прав личности в российском уголовном процессе: совершенствование законодательства для укрепления статуса адвоката».

Основной темой встречи участников стола были выявленные случаи необоснованного отказа в допуске адвокатов в учреждения пенитенциарной системы к своим подзащитным. Затронуты также темы, касающиеся не только прав адвокатов, но и других участников уголовного судопроизводства. В частности, вопрос равноправия и состязательности сторон в уголовном процессе, а также проблемы, связанные с условно-досрочным освобождением осужденных.

Представители адвокатской корпорации предложили свои поправки к обсуждаемому законопроекту о внесении изменений в ст. 53 УПК РФ. В частности, о том, что адвокат будет осуществлять свои права не с момента допуска к участию в деле, а с момента его вступления в дело.

Это обусловлено тем, что процедура допуска адвоката к участию в деле целиком и полностью зависит от позиции следователя, дознавателя или суда. Однако адвокат тем самым может быть поставлен в затруднительное положение и не сможет в должной мере реализовать свои права и обязанности по защите доверителя. Поправки призваны устранить данные препятствия в работе адвокатов – защитников по уголовным делам.

В целом, круглый стол прошел в обстановке взаимопонимания, удалось выработать вполне компромиссные решения. Заслуживают особого внимания предложения коллег Ю.А. Костанова, Л.К. Айвар. Надеюсь, что окончательная редакция законопроекта будет принята с учетом пожеланий представителей нашей адвокатской корпорации. И другие проблемы, поднятые в ходе круглого стола, также в ближайшее время рассмотрят в Госдуме.

Тенденция законодателя положительна

 

Самир Алиев, адвокат, член Московской городской коллегии адвокатов, к.ю.н.

На мой взгляд, идея внесения поправок в ст. 53 УПК РФ назрела давно. Однако вопрос стал острым после того, как следователи Следственного комитета России стали чинить препятствия по нашумевшему делу вокруг экс-губернатора Республики Коми. Безусловно, подготовленный законопроект не устранит многие пробелы в законодательстве в части оказания адвокатами квалифицированной юридический помощи подозреваемым, обвиняемым, но тенденция законодателя в этом плане положительна, несмотря на критику, озвученную представителем СКР, который «не усматривает необходимости внесения изменений в действующую статью».

После принятия законопроекта следователям и дознавателем придется отказаться от выдачи разрешений адвокатам для встречи с их доверителями, но в УПК РФ должен быть предусмотрен уведомительный порядок в адрес вышеуказанных должностных лиц о вступлении адвоката в уголовное дело. В противном случае, следственные изоляторы будут представлять собой «проходной двор», и недобросовестные адвокаты с большим удовольствием смогут воспользоваться такой возможностью. Кроме того, необходимо обязательно дополнить обсуждаемую статью УПК РФ возможностью в любой момент расследования знакомиться с материалами уголовного дела, а не только при выполнении требований ст. 217 УПК РФ, как это предусмотрено сейчас.

Божья роса для ФСИН и СК



Матвей Протасов, адвокат АБ «Романов и Партнеры»

Силовики в России вдохновляются творчеством Д. Оруэлла и в совершенстве владеют техникой двоемыслия: они способны придерживаться двух противоположных убеждений одновременно. Представители ФСИН и СК единодушно отрицают недопуск адвокатов в СИЗО без непроцессуального документа, называемого «разрешением следователя». «Изменения в закон излишни, все и так прекрасно урегулировано!» – говорят они, глядя в глаза десяткам адвокатов, возопивших от бессилия изменить сложившуюся порочную практику.

Кто же тогда подписал хранящуюся у адвоката Костанова кипу отказов на жалобы в отношении сотрудников ФСИН? Чьи следователи «прячутся» от адвокатов по делу Гайзера за ящиком для обращений? Кто не пропускает этих адвокатов в Лефортовскую тюрьму и почему нарушители закона не привлечены к ответственности?

Для меня ничто так не доказывает нужность законопроекта, как отзывы представителей «силовых» ведомств, изо всех сил защищавших существующий status quo.

Законопроект не идеален, но у него есть будущее

 

Сергей Романов, управляющий партнер АБ «Романов и партнеры»

Как правозащитника меня радуют любые положительные тенденции в защите прав граждан, однако расстраивает позиция ФСИН и СК, без стеснений заявивших о надуманности обсуждаемой проблемы и неукоснительном соблюдении законов сотрудниками их ведомств. Как минимум – это неуважение к аудитории, как максимум – пренебрежение к обществу.

Были затронуты и старые проблемы адвокатуры. Ведь вопрос нарушения права на защиту при недопуске к подзащитному адвоката «по соглашению» не стоял бы так остро, не будь некоторые «назначенные» адвокаты так лояльны к следствию.

К сожалению, законопроект оставляет формальное право допуска адвоката в уголовное дело за следователем и судом, тогда как считаю необходимым, процессуально закрепить разрешение этого вопроса за руководителями адвокатских образований, прировняв допуск к выдаче ордера на защиту.

При этом новая редакция статьи обещает быстрое решение одной конкретной проблемы – устранение препятствий в допуске адвоката к подзащитному.

Законопроект не идеален ввиду узкой направленности и будет подвергаться критике, однако, возможно, только благодаря видимой «незначительности» изменений у него есть будущее.

«Косметическими» правками проблему не решить

 

Кирилл Бельский, партнер АБ «Коблев и партнеры», адвокат АП Москвы

Тема сегодняшнего круглого стола «Защита прав личности в российском уголовном процессе: совершенствование российского законодательства для укрепления правового статуса адвоката».

История российской адвокатуры – это история борьбы за право на существование и возможность осуществлять свою непосредственную функцию – защиту прав личности. Впервые судебное представительство упоминается в законодательных актах XV в. – Псковской и Новгородской судных грамотах (институт профессиональных поверенных – пособников и наймитов). В соответствии с Судебником 1497 г. в случае, если истец или ответчик сами не являлись в суд, то они имели право прислать вместо себя поверенных. Следующий Судебник, 1550 г., в ст. 13 закреплял не только право сторон иметь поверенных (стряпчих и поручников), но и устанавливал определенные правила для проведения судебного поединка. То есть Судебники 1497 и 1550 г., а также Соборное Уложение 1649 г. институт наемных поверенных упоминают уже как существующий.

Однако уже в конце XVII в., царь-реформатор Петр I, подаривший России многие европейские инновации, говорит, что «адвокат своими пространными речами лишь путает судью и мешает вынести справедливое решение». Российское судопроизводство на 150 лет погружается в пучину бесправия и коррупции, в которой нет места эффективной защите. Самый красноречивый и известный пример: при раннем Александре II министр юстиции граф Панин, чтобы ускорить судебное дело в интересах своей дочери, вынужден был давать взятку судье. Любопытно, что он поручил столь деликатное дело своему подчиненному – директору департамента полиции.

Созданная в 1864 г. присяжная адвокатура известна нам блистательной работой великих судебных ораторов – Плевако, Спасовича, Урусова. Но «золотой век» продлился недолго – всего 50 лет. Сразу после Революции В.И. Ленин декретом № 1 «О суде» упразднил адвокатуру как класс до 1922 г. Ее заменяет «революционная законность». Небольшой вздох до 1936 г., и адвокатура вновь становится бесправным придатком самого гуманного в мире суда.

В 2002 г. начинается ренессанс российской адвокатуры. Принимается прекрасный прогрессивный закон. Но сегодня мы видим, что права адвокатов, а значит, и их доверителей, беспардонно попираются. Ровно 20 лет назад принят Федеральный закон «О содержании под стражей…», где сказано «допускать исключительно по ордеру и удостоверению». Однако это цинично игнорируется ФСИНом, прокуратурой, Минюстом.

Я согласен с тем, что законопроект, обсуждаемый сегодня, полезен. Он сделает немного выше ограду, защищающую права адвокатуры. Но «косметическими» правками проблему не решить!

В начале XIX в. поэт написал «Законы святы, да исполнители – лихие супостаты». Единственный способ эффективной защиты прав адвоката и его доверителя – введение жесткой санкции за нарушение этих прав. Поддерживая законопроект, я предлагаю поставить общую для нас цель на будущий год – ввести институт уголовной ответственности за воспрепятствование осуществлению правосудия путем вмешательства в деятельность адвоката. Для этого надо лишь одним словом «адвокат», дополнить ч. 2 ст. 294 УК РФ. Убежден, что такая новелла уголовного права принесет пользу и резко улучшит ситуацию с соблюдением прав адвокатов, разом разрубив гордиев узел тех проблем, о которых сегодня говорили.

Допуск адвоката – это инструмент защиты граждан от психологических пыток

 

Дмитрий Кравченко, адвокат Адвокатской конторы «Аснис и партнеры» МГКА

Свободный доступ приглашенного адвоката к подзащитному особенно важен на ранних этапах следствия, когда следствием используется возникшее на фоне помещения в СИЗО состояние сильного стресса и когда формируются первичные показания.

Своевременный допуск приглашенного адвоката – это еще и единственный эффективный инструмент защиты граждан от психологических пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство человека обращения. Эти понятия, неплохо разработанные на базе Европейской конвенции, в российской практике используются мало, поэтому такие действия довольно широко распространены.

Законопроект не решает всех проблем адвокатов и их подзащитных. Но он позволяет оперативно – с учетом позиции СПЧ и Президента РФ – устранить одну локальную проблему недопуска адвоката к подзащитному. Поэтому его стоило бы поддержать.
Но это только один из первых шагов в установлении того статуса адвоката, который отвечает требованиям современности.


Рассказать коллегам: