×

Постановление как превентивная мера

Конституционный Суд защитил права детей-инвалидов и их законных представителей от неправильно трактующих закон органов социальной защиты
По мнению экспертов, позиция Суда купирует возможность появления неправильной правоприменительной практики и предлагает не бюрократизировать процесс предоставления мер социальной поддержки.


27 июня Конституционный Суд РФ вынес постановление по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 17 Закона об ОСАГО, согласно которому инвалидам (в том числе детям-инвалидам), имеющим транспортные средства в соответствии с медицинскими показаниями, или их законным представителям предоставляется компенсация в размере 50% от уплаченной ими страховой премии по договору обязательного страхования.

Проверить конституционность этого положения просил мировой судья Выксунского судебного района Нижегородской области, в производстве которого находится дело об отказе органа соцзащиты выплатить такую компенсацию матери двоих детей-инвалидов, нуждающихся по медицинским показаниям в обеспечении транспортным средством, в связи с тем что владельцем автомобиля является не ребенок-инвалид, а его мать.

По мнению судьи, оспариваемая норма противоречит Конституции РФ, поскольку допускает такое истолкование в правоприменительной практике, которое препятствует частичному возмещению затрат законных представителей нуждающихся по медицинским показаниям в обеспечении транспортным средством детей-инвалидов на страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств в случаях, когда транспортное средство принадлежит не ребенку-инвалиду, а его законному представителю.

Изучив запрос, Конституционный Суд РФ напомнил, что при осуществлении правового регулирования общественных отношений с участием инвалидов, включая детей-инвалидов, необходимо учитывать их интересы и потребности как лиц, нуждающихся в повышенной социальной защите, что предполагает создание специальных правовых механизмов, имеющих целью предоставление им дополнительных преимуществ и гарантирующих им право на равные с другими гражданами возможности при реализации конституционных прав (Постановление КС РФ от 1 июля 2014 г. № 20-П).

Уточняется, что в Нижегородской области действует местный нормативный акт о правилах выплаты инвалидам, имеющим транспортные средства в соответствии с медицинскими показаниями, или их законным представителям компенсации уплаченной ими страховой премии по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Однако, запросив дополнительные материалы, КС РФ установил, что региональные органы соцзащиты, решая вопрос о назначении указанной компенсации, исходят из того, что законному представителю ребенка-инвалида она может быть выплачена лишь при условии, что владельцем транспортного средства является сам ребенок-инвалид.

В постановлении подчеркивается, что транспортные средства, предназначенные для обеспечения проезда детей-инвалидов к социально значимым учреждениям, как правило, приобретаются не в собственность детей-инвалидов, не способных в силу возраста, а нередко – и состояния здоровья управлять ими, а в собственность их законных представителей.

Таким образом, возможность получения предусмотренной законом компенсации не может зависеть от того, кто является владельцем транспорта. «Иное означало бы использование сугубо формального критерия дифференциации при предоставлении данной меры социальной поддержки, создавало бы необоснованные препятствия при реализации права законных представителей детей-инвалидов», – указал КС РФ.

Конституционный Суд РФ постановил признать оспариваемое положение Закона об ОСАГО не противоречащим Конституции РФ, так как оно не предполагает возможности отказа в выплате законному представителю ребенка-инвалида такой компенсации.

По словам юриста юридической фирмы ART DE LEX Валерии Ивачевой, своим решением КС РФ продемонстрировал взвешенный и разумный подход, отвергнув возможность формального толкования указанной нормы.

«Подобная позиция Суда является разумной, поскольку правоприменитель, толкуя норму права, не должен руководствоваться формальным подходом, который, по сути, изолирует ее от правовой системы и допускает такой результат правоприменения, который будет противоречить основополагающим конституционным принципам и понизит эффективность функционирования системы социальной защиты населения», – считает эксперт.

При этом она подчеркнула, что сам факт принятия именно постановления по вопросу о применении нормы права, формулировка которой достаточно ясно выражала волю законодателя и объективно не должна была вызвать затруднения в судебном толковании, свидетельствует об определенном опасении КС РФ относительно возможного формирования судами практики, не отвечающей требованиям законности, а также демонстрирует некое недоверие к судебной системе.

Значимость этого решения, по словам Валерии Ивачевой, выражается в том, что оно купирует возможность появления правоприменительной практики, которая бы подрывала основы равенства и привела бы к тому, что часть лиц, относящихся к одной категории социальной защиты, без каких-либо разумных оснований была бы лишена предусмотренной законом компенсации исключительно по формальным основаниям.

По мнению партнера юридического агентства «Представитель» Марии Захаровой, принятое решение – «прекрасный пример того, как инициированный запрос отдельно взятого судьи… хоть и не возымел результата в виде признания нормативно-правового акта незаконным или требующим внесения в него изменения, но в целом носит абсолютно положительный во всех отношениях характер».

Она отметила, что, во-первых, компенсационные нормы носят комплексный характер, представляющий совокупность международных и внутригосударственных норм, направленных на обеспечение самого главного приоритета в данной ситуации – обеспечения интересов инвалидов.

Во-вторых, КС РФ через призму моральной составляющей определил необходимость для территориальных органов не бюрократизировать процесс предоставления мер социальной поддержки и не выходить за пределы вмененной функции, пытаясь раскопать в законе недостающие слова, буквы или запятые.

В-третьих, продолжила Мария Захарова, косвенно затронута проблема, связанная с исполнением своих функций отдельными органами исполнительной власти, которые мало того, что вместо достижения основной цели их создания периодически занимаются поисками поводов для препятствования в получении помощи отдельным категориям граждан, но и не принимают во внимание или игнорируют смежные нормы права, которые дают ответы на все имеющиеся вопросы.


Рассказать коллегам: