×

Правовая беззащитность

Принятие Закона о домашнем насилии приведет к снижению бытовой преступности на 30–40%
Адвокаты, специализирующиеся на защите жертв домашнего насилия, обсудили практические аспекты оказания юридической помощи пострадавшим женщинам и рассказали о законопроекте, направленном на предотвращение таких ситуаций в семьях.

Адвокаты, специализирующиеся на защите жертв домашнего насилия, обсудили практические аспекты оказания юридической помощи пострадавшим женщинам и рассказали о законопроекте, направленном на предотвращение таких ситуаций в семьях.

Встреча с экспертами прошла на площадке Дискуссионного юридического клуба Совета молодых адвокатов Московской области. Руководитель клуба, адвокат Сергей Смирнов, представляя спикеров, отметил, что адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин не только представляют интересы жертв, пострадавших от домашнего насилия, но и приняли непосредственное участие в разработке проекта Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия».

Международное регулирование
Адвокат КА «Московский юридический центр» Мари Давтян отметила, что международное сообщество рассматривает домашнее насилие в качестве одного из видов дискриминации женщины в обществе, так как 90% пострадавших в таких делах – женщины. На международном уровне эта сфера регулируется Всеобщей декларацией прав человека, Европейской конвенцией о защите прав человека и т.д.

Каждый год ООН или Совет Европы выпускают резолюции, посвященные проблеме домашнего насилия и насилия в отношении женщин. Цель этих резолюций – обязать государства предотвращать такое насилие, защищать потерпевших и создавать условия для реализации потерпевшими своих прав. На данный момент самым прогрессивным документом в этой области является Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (СДСЕ № 210, Стамбул, 11 мая 2011 г.). «К этому документу присоединилась практически вся Европа и страны постсоветского пространства, остались только Россия, Армения, Азербайджан, – рассказала адвокат. – Но в силу того, что Россия не ратифицировала Конвенцию СДСЕ, мы пользуемся Конвенцией о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (Конвенции ООН по СИДО, Нью-Йорк, 18 декабря 1979 г.)».

Конвенция ООН по СИДО с рядом других международных нормативно-правовых актов стала основой для разработки дальнейших документов, посвященных проблеме домашнего насилия. Конвенцией были предложены два вида методов для ликвидации домашнего насилия, которые должны применяться в совокупности: меры правового регулирования и меры по изменению социально-культурных моделей поведения. Говоря о последней группе мер, Давтян объяснила, что домашнее насилие опутано большим количеством стереотипов, предрассудков, которые транслируются в том числе сотрудниками правоохранительных органов: отсюда нежелание расследовать такие преступления, принимать заявления от потерпевших.

В целях контроля за исполнением государствами Конвенции по СИДО предусмотрен специальный орган – Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин. Комитет рассматривает индивидуальные жалобы и проводит расследования в отношении стран. В 2015 г. Комитет указал, что в России отсутствует законодательство, посвященное домашнему насилию. Кроме того, бытовое насилие не преследуется по закону как таковое, а задача расследования преступлений против самих себя перекладывается на потерпевших. Существующий механизм частного обвинения по делам в рамках ст. 115 и ст. 116, по мнению Комитета, – не совсем тот правовой способ, который должен применяться в отношении потерпевших от домашнего насилия – необходимо введение отдельной процедуры, предусмотренной в том числе уголовным законодательством.

Комитет также обратил внимание на то, что необходимо обеспечить обязательную подготовку судей, прокуроров, полиции и других правоохранительных органов по вопросам применения уголовно-правовых норм, касающихся насилия в отношении женщин, чтобы избежать влияния стереотипов и мифов на принимаемые решения. Также Россия должна позаботиться о предоставлении надлежащих помощи и защиты женщинам, пострадавшим от насилия, так как в российском законодательстве отсутствуют механизмы физической защиты потерпевших от домашнего насилия.

Практические аспекты оказания юридической помощи жертвам домашнего насилия
«В России нет законодательства о домашнем насилии, – отметил президент КМА «ВердиктЪ» Алексей Паршин, начиная свое выступление. – У нас есть только УК РФ и КоАП РФ, которые работают с последствиями домашнего насилия».

Отсутствие разработанного законодательства не позволяет судьям подходить к рассмотрению таких дел комплексно. «Мари Давтян сейчас ведет дело, в котором 24 эпизода по ст. 116 УК РФ. Каждый эпизод судья рассматривает отдельно, а не в совокупности», – привел он пример.

Кроме того, российское законодательство не предусматривает мер физической защиты жертвы от возможного повторения насилия со стороны нарушителя: во-первых, в стране существуют единицы специальных убежищ для пострадавших от домашнего насилия, во-вторых, отсутствуют законодательные меры воздействия на нарушителя, такие, например, как «охранные ордера», не позволяющие дебоширу подходить к жертве. «Абсолютно бесполезно просить защитные меры в суде: никакую помощь жертве не предоставляют», – подытожил Паршин.

Адвокат также посоветовал коллегам быть готовым к тому, что мировой судья приложит все усилия для примирения супругов, хотя во всем мире отказались от этой практики из-за общепризнанного факта: рано или поздно насилие в семье повторяется.

Статья 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью) и ст. 116 УК РФ (побои), в рамках которых обычно рассматриваются дела о домашнем насилии, – статьи частного обвинения. Однако недавно в ст. 116 внесли изменения, в соответствии с которыми, если преступление совершено в отношении близких лиц, дело рассматривается в частно-публичном порядке. «Мы много лет говорили о том, что нельзя эти дела передавать в частное обвинение и, наконец, это случилось, – отметил Паршин, – к сожалению, случилось только в отношении ст. 116, но надеемся, что и в ст. 115 будут внесены аналогичные поправки».

Существующий в России механизм частного обвинения в отношении таких дел ставит жертв домашнего насилия в тяжелое положение: по закону им не гарантируется адвокат, они должны присутствовать на каждом судебном заседании, так как уголовное дело частного обвинения может быть прекращено ввиду одной неявки частного обвинителя.

Несмотря на сложности судебного процесса, жертвы вынуждены идти на них. «В действительности, мы очень часто используем частное обвинение, чтобы в последующем применять полученные приговоры в рамках других процессов: лишения родительских прав, определения места жительства детей. Часто этот приговор является единственной гарантией от повторения насилия, так как рецидив чреват для дебошира большими санкциями», – пояснила Мари Давтян.

О проекте закона о профилактике семейно-бытового насилия
Проект федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия», по словам адвокатов Паршина и Давтян, практически прошел согласования в профильных комитетах и, скорее всего, будет рассмотрен Государственной Думой нового созыва.

В частности, законопроектом предлагается внести изменения в ст. 115 УК РФ с целью перевода дел, рассматриваемых в ее рамках, в категорию публичного обвинения.

Также авторы проекта предлагают внести изменения в КоАП, включив в него статью, устанавливающую ответственность за нарушение условий проживания в семье, аналогичную по содержанию уже имеющейся в региональном законодательстве.

Специальный закон «О профилактике семейно-бытового насилия», по мнению авторов проекта, призван создать отдельный механизм борьбы с домашним насилием. Закон определяет права пострадавших от семейно-бытового насилия, включая право на бесплатную юридическую помощь.

В целях профилактики домашнего насилия и обеспечения безопасности пострадавших предлагается введение таких инструментов, как судебные и внесудебные защитные предписания; наложение обязанности на семейно-бытового нарушителя посещать специализированные психологические программы; установление особых требований к поведению правонарушителя.

Законопроектом предусмотрен упрощенный порядок выдачи внесудебных краткосрочных защитных предписаний органами полиции в целях защиты пострадавших и близких им лиц. Эти предписания будут выноситься сотрудниками полиции, к которым поступило заявление о факте домашнего насилия. Предписанием правонарушителю будет запрещено совершать акты семейно-бытового насилия в отношении пострадавшего и близких ему лиц; вступать с пострадавшим в контакт, приобретать и пользоваться любыми видами оружия.

Также законом вводятся судебные защитные предписания, в которых суд помимо перечисленного выше имеет право передать пострадавшему его личное имущество, документы, если они удерживаются нарушителем; оплатить расходы пострадавшего на лечение, консультирование или пребывание в убежище, временном приюте, либо оплатить аренду пострадавшим жилого помещение; участвовать в специализированных консультационных психологических программах.

Кроме того, судебным защитным предписанием суд может обязать нарушителя покинуть место совместного проживания с пострадавшим, независимо от того, кто является собственником жилого помещения на срок действия данного предписания. «Эта временная мера, направлена исключительно на обеспечение безопасности пострадавшего от семейно-бытового насилия. Она является эффективным и широко признанным средством обеспечения экстренной безопасности потерпевших, а ее принятие на национальном уровне представляет собой реализацию позитивного обязательства государства по защите жертв насилия в семье», – объясняют авторы законопроекта.

Законы против домашнего насилия приняли более 140 стран в мире. «Опыт других стран показал, что внедрение таких законов приводит к снижению бытовой преступности на 30–40%, – подчеркнул Алексей Паршин. – А по статистике МВД, 40% всех тяжких насильственных преступлений в России совершается в семье».


Рассказать коллегам: