×

Президент защитит бизнес?

Владимир Путин внес законопроект, увеличивающий ответственность силовиков за необоснованное преследование предпринимателей
Согласно пояснительной записке, проект федерального закона, внесенный в Госдуму 28 октября, направлен на усиление ответственности должностных лиц правоохранительных органов за совершение действий, повлекших необоснованное уголовное преследование предпринимателей и прекращение ими хозяйственной деятельности.


Согласно пояснительной записке, проект федерального закона, внесенный в Госдуму 28 октября, направлен на усиление ответственности должностных лиц правоохранительных органов за совершение действий, повлекших необоснованное уголовное преследование предпринимателей и прекращение ими хозяйственной деятельности.


В документе отмечается, что участились случаи, когда уголовное дело заводится не в отношении конкретного бизнесмена, а по факту совершения преступления. Подобные дела расследуются несколько месяцев, после чего прекращаются, что, как правило, провоцирует частичную или полную утрату бизнеса.

Законопроектом, в частности, вносятся изменения и дополнения в ст. 299 УК РФ. Верхний порог срока лишения свободы за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности предлагается увеличить с пяти до семи лет. За то же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления либо повлекшее причинение крупного ущерба или иные тяжкие последствия, проектом устанавливается ответственность в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет.

Также указанная статья дополняется п. 3, в соответствии с которым «незаконное возбуждение уголовного дела, если это деяние совершено в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности либо из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло прекращение предпринимательской деятельности либо причинение крупного ущерба, – наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет». При этом уточняется, что «крупным ущербом» признается ущерб, сумма которого превышает 1 500 000 руб.

Расследование преступления, предусмотренного ст. 169 «Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности» УК РФ, предлагается передать следователям СК РФ, для чего вносятся соответствующие изменения в ст. 151 УПК РФ.

Принятие федерального закона позволит обеспечить условия не только для исключения возможности давления на бизнес с помощью механизмов уголовного преследования, но и для создания благоприятного делового климата в стране, подводится итог в пояснительной записке.

Партнер АБ «Коблев и партнеры» Сергей Гришанов считает, что в целом к инициативе Президента можно отнестись только положительно, однако уверен, что без совершенствования правоприменительной практики предложенные нормы вряд ли решат проблему давления силовиков на бизнес.

«Эта инициатива находится в русле последовательной борьбы Президента с необоснованным помещением предпринимателей под стражу и желанием оздоровить экономику страны в целом. Если бизнес априори не будет ставиться под угрозу необоснованного привлечения к уголовной ответственности – это позитивно повлияет на инвестиционный климат, – отметил адвокат. – Но осторожность в ликовании по поводу этого шага Президента продиктована тем, что уже существующие институты, предусматривающие защиту бизнеса от необоснованного уголовного преследования (собственно, реформируемая ст. 299 УК и ст. 305 УК, предусматривающая уголовную ответственность за заведомо неправосудный приговор), показали свою невостребованность правоприменителем».

Управляющий партнер АК «Бородин и партнеры», член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам Сергей Бородин, положительно оценивая постановку руководством страны задач по реформированию законодательства с целью оздоровления обстановки в сфере предпринимательства, также сделал ссылку на несовершенство правоприменения. «Уголовная ответственность за заведомо необоснованное уголовное преследование и ранее устанавливалась в ст. 299 УК РФ, попросту не отделяя уголовные дела в отношении предпринимателей от других категорий дел. Тем не менее факты необоснованного преследования предпринимателей имели и имеют место быть», – отметил он.

Сергей Гришанов добавил, что, несмотря на то, что в УПК РФ есть прямые статьи, которые запрещают заключать предпринимателей под стражу по экономическим составам, сформировалась устойчивая судебная практика обхода этой нормы через квалификацию действий предпринимателей не по предпринимательским составам, а по так называемому общему составу мошенничества. «Достаточно вменить в вину предпринимателю непредпринимательский состав, чтобы игнорировать его статус квазиспецсубъекта, ответственность которого либерализована, и избрать в виде меры пресечения заключение под стражу. Подобные действия следователей априори санкционируются прокуратурой и цементируются прообвинительной позицией суда, – объяснил Сергей Гришанов. – Поэтому в дополнение к этому закону мы ждем еще анонсированных В.М. Лебедевым разъяснений ВС РФ по вопросам квалификации предпринимательских составов и, как следствие, избрания мер пресечения, потому что именно на этой стадии происходит постановка бизнеса под угрозу, так как предприниматель отлучается от операционного управления бизнесом».

Сергей Бородин отметил, что к разорению предпринимательства приводит не сам факт возбуждения уголовного дела и необоснованного уголовного преследования, а некоторые действия следственных органов по уже возбужденному уголовному делу, такие как не вызванные объективной необходимостью выемки повально всех документов финансово-хозяйственной деятельности организации, изъятие печатей, штампов, наложение ареста на имущество и расчетные счета. Не редки случаи, когда следователи совершают указанные действия «на всякий случай» или с целью выявления в ходе сплошного изучения изъятых документов и проведения судебных экспертиз других преступных эпизодов. «Именно такие действия, а вовсе не вынесение постановления о возбуждении уголовного дела или предъявление обвинения, влекут плачевные последствия для бизнеса», – резюмировал он.

Адвокат АБ «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры» Андрей Гривцов солидарен со своими коллегами. «Новость об инициативе Президента воспринимается мной позитивно, – отметил он, – Другой вопрос, что надо не только декларативно поднимать порог наказания, но и обеспечивать неотвратимость этого наказания для виновных лиц. А с этим у нас пока имеются серьезные проблемы: ведь норма фактически не работает, и, если судами и выносятся обвинительные приговоры, то лишь в единичных случаях».

«Изменение подследственности уголовных дел о воспрепятствовании предпринимательской деятельности, по всей видимости, связано как раз с желанием государства повысить неотвратимость наказания для виновных лиц, – прокомментировал Андрей Гривцов изменения в ст. 151 УПК, – Следственный комитет, на мой взгляд, при всех его недостатках все-таки характеризуется большей активностью и настойчивостью при возбуждении и расследовании уголовных дел, а значит, количество дел, возбужденных по факту воспрепятствования предпринимательской деятельности, может вырасти. Остается пожелать, чтобы такие дела возбуждались Следственным комитетом не ради статистики, и затем мучительно умирали, а действительно доводились до справедливого результата».


Рассказать коллегам:
Дискуссии
Ответственность силовиков за преследование бизнеса
Ответственность силовиков за преследование бизнеса
Уголовное право и процесс
20 Декабря 2016