×

Принуждение во благо

КС РФ отказал в жалобе заявителю, оспаривавшему возможность применения психиатрического лечения без его согласия
Как подчеркнул эксперт, проблема, которую пытался обозначить заявитель, состоит в том, что Закон о психиатрической помощи, равно как и УК РФ, не требует от медиков никакого диалога с пациентом с момента принятия решения о недобровольном помещении его в больницу.


В направленной в КС РФ жалобе заявитель оспаривал конституционность положения Закона о психиатрической помощи, предоставляющего возможность применения психиатрического лечения без согласия гражданина, если он направлен в больницу в недобровольном порядке как в связи с применением принудительного лечения на основании УК РФ, так и в рамках недобровольной госпитализации в психиатрическую больницу.

Поводом для обращения стало решение суда, которым было удовлетворено заявление медицинской организации о недобровольной госпитализации заявителя в связи с наличием у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает существенный вред его здоровью, если он будет оставлен без психиатрической помощи.

Заявитель настаивал, что оспариваемое законоположение не соответствует Конституции РФ в той части, в какой оно позволяет при недобровольной госпитализации осуществлять лечение без согласия госпитализированного лица, способного по своему психическому состоянию дать или не дать согласие на лечение, а также лица, неспособного самостоятельно дать согласие на лечение, но имеющего представителя.

В своем решении КС РФ подтвердил ранее выработанный подход в таких делах: поскольку недобровольная госпитализация диктуется медицинской необходимостью, то недобровольное лечение оправдано интересами пациента. Отсутствие психиатрического лечения в такой ситуации делало бы принудительную госпитализацию бессмысленной, подчеркивается в определении. При этом действия врачей в соответствии с рассматриваемым законом  могут быть обжалованы непосредственно в суде, а также в вышестоящих органах или прокуратуре (определения от 3 ноября 2009 г. № 1366-О-О, от 24 декабря 2012 г. № 2411-О, от 17 июля 2014 г. № 1785-О и № 1806-О, от 29 января 2015 г. № 194-О).

С учетом вышесказанного КС РФ пришел к выводу о том, что нет причин рассматривать оспариваемое заявителем законоположение как нарушающее его конституционные права в указанном в жалобе аспекте. Также Суд акцентировал внимание на том, что в жалобе отсутствовали материалы, свидетельствующие о том, что заявитель обжаловал в судебном порядке действия врачей, с которыми он выразил несогласие.

По словам адвоката АБ «Адвокатская Группа “ОНЕГИН”» Дмитрия Бартенева, на первый взгляд позиция КС РФ выглядит вполне логичной: какой смысл ограничивать свободу человека в психиатрической больнице, если эта мера не дает медикам права осуществлять лечение такого пациента? «Сегодня Закон о психиатрической помощи фактически предоставляет медикам карт-бланш, наделяя их практически неограниченным правом решать, какое лечение назначать пациенту в случае недобровольной госпитализации», – добавил он.

Ключевым аспектом в этом деле, указал эксперт, является то, что применение психиатрического лечения, зачастую сопровождающегося серьезными побочными эффектами, должно учитывать способность пациента, в том числе находящегося в больнице недобровольно, выражать согласие на лечение. Логика такого требования вытекает из необходимости максимального уважения достоинства личности каждого человека и минимально возможного ограничения индивидуальной свободы, считает Дмитрий Бартенев.

Он подчеркнул, что медицинская необходимость, до недавнего времени предоставлявшая психиатрам иммунитет от юридических претензий «недобровольных» пациентов, все чаще подвергается сомнению как несовместимая с принципом уважения достоинства человека, в особенности в связи с принятием Конвенции о правах инвалидов.

«При этом я не абсолютизирую индивидуальную автономию пациента, поскольку его отказ от лечения может быть преодолен врачом, если, несмотря на обсуждение с пациентом предложенного лечения, врач видит, что отказ от лечения явно идет тому во вред. Проблема, которую пытался обозначить заявитель, состоит в том, что Закон о психиатрической помощи, равно как и УК РФ, не требует от медиков никакого диалога с пациентом, как только принимается решение о его недобровольном лечении», – пояснил он.



Рассказать коллегам: