×

Приставы могут оспаривать сделки должника

Верховный Суд разрешил приставам-исполнителям оспаривать сделки, направленные на вывод арестованных активов
По мнению экспертов, признание договора купли-продажи арестованного имущества ничтожным является логичным и правильным. Весь вопрос в том, будут ли сотрудники ФССП России повсеместно применять трудоемкую практику оспаривания сделок, связанную с обращением в суд в интересах взыскателей.


Как следует из материалов дела, приведенных в определении ВС РФ, сотрудники ФССП России по Липецкой области обратились в районный суд с иском о признании недействительными договоров купли-продажи полуприцепа. В обоснование требований они указали, что арбитражным судом был выдан исполнительный лист от 24 сентября 2014 г. в отношении должника В., согласно которому на принадлежавший ему автомобиль с полуприцепом наложен арест. Арестованное имущество оставлено на хранение должнику, который был предупрежден об уголовной ответственности.

Однако позже было установлено, что должник составил договор купли-продажи полуприцепа со своими родственниками. По мнению судебных приставов, сделка была заключена формально с целью сокрытия имущества и уклонения от обращения взыскания на него. На этом основании они просили суд признать договор недействительным в силу его ничтожности.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в принятии искового заявления было отказано. При этом суды ссылались на п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ и исходили из того, что у судебных приставов отсутствует право на обращение в суд с таким иском, поскольку они стороной сделок не являются и данными сделками их права и законные интересы не нарушаются.

В кассационной жалобе судебные приставы-исполнители просили отменить названные судебные акты.

Изучив дело, коллегия по гражданским делам ВС РФ указала на то, что требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании ее недействительной.

Коллегия напомнила, что в постановлении Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 г. № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» разъяснено, что судебный пристав-исполнитель вправе совершать действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства и не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц.

В частности, Пленум Верховного Суда РФ признал за судебным приставом-исполнителем право наряду с кредитором должника (взыскателем) в судебном порядке требовать выдела доли должника в натуре из общей собственности и обращения на нее взыскания, подчеркнула коллегия по гражданским делам.

Поясняется, что в данном случае подача судебными приставами искового заявления о признании договора купли-продажи прицепа недействительным была обусловлена необходимостью полного, правильного и своевременного исполнения исполнительного документа, предписывающего взыскание с должника денежных сумм в пользу взыскателя.

«Следовательно, судебный пристав-исполнитель наряду с кредитором должника имеет охраняемый законом интерес в признании данных сделок недействительными, поскольку он в силу закона обязан совершить действия, направленные на принуждение должника исполнить судебный акт, защитивший права кредитора должника», – указывается в определении.

Основываясь на этих выводах, ВС РФ определил отменить прежние судебные решения, а материалы дела направить для рассмотрения в суд первой инстанции.

Комментируя для «АГ» принятое решение, глава Ассоциации профессиональных взыскателей Вадим Супрун выразил удивление тем, что такое определение вынесено только сейчас. «К сожалению, нельзя сказать, что на данный момент имеется обширная практика оспаривания приставами сделок должника по продаже собственного имущества, однако заявить об ее отсутствии тоже будет неверно. В первую очередь массовым заявлениям приставов препятствует позиция судов, допускающая законность сделок, совершенных до возбуждения исполнительного производства в отношении должника», – уточнил эксперт.

Вадим Супрун пояснил, что в рассматриваемом постановлении все еще более прозрачно: должник реализовал имущество после осуществления приставом его ареста, и признание соответствующих договоров ничтожными является логичным и правильным. Исходя из изложенных фактов, должник даже не удосужился каким-то образом завуалировать фиктивность сделки, совершив формальный переход имущества между родственниками.

«Данное решение подтверждает право пристава на оспаривание сделок должника. Может ли это привести к злоупотреблениям со стороны приставов? Маловероятно. Скорее это ухудшит возможности должника по уводу имущества и улучшит положение взыскателя», – заключил он.

По мнению директора КА «Презумпция» Филиппа Шишова, настоящее определение
прежде всего указывает на то, как в действительности должны работать судебные приставы, которые должны любыми путями и законными способами обеспечить исполнение судебного решения.

«К сожалению, у приставов столичного региона, где мне довелось работать, редко можно встретить подобный энтузиазм. Это отчасти объясняется огромной загруженностью службы судебных приставов, нехваткой профессиональных кадров, текучкой персонала, когда не то что обжаловать в кассации решение о недействительности сделки, а элементарные действия приставы сделать в срок не могут», – уточнил он.

Также эксперт отметил, что ВС РФ вернулся в понимании того, кто именно может оспаривать ничтожные сделки, к норме, которая существовала до принятия изменений в ст. 166 ГК РФ «Оспоримые и ничтожные сделки». Филипп Шишов напомнил, что до 2013 г. любое заинтересованное лицо могло обратиться в суд с подобным иском, в том числе и судебные приставы, которые, однако, свое право реализовывали крайне редко. После изменения нормы указанной статьи такое право сохранилось не у всех, а только у лица, которое «имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной».

По словам адвоката, Верховный Суд РФ фактически подтвердил право как пристава, так и взыскателя или кредитора потребовать в судебном порядке применить последствия недействительности ничтожной сделки, поскольку надлежащее исполнение судебных решений, несомненно, является охраняемым законом интересом как пристава, так и взыскателя.

«Весь вопрос в том, будут ли повсеместно приставы-исполнители применять подобную весьма трудоемкую практику, связанную с обращением в суд в интересах взыскателей?..» – заключил эксперт.

Председатель Правления «Ассоциации ветеранов Службы судебных приставов» Алексей Шарон также считает, что ВС РФ сделал значимый вывод для практики: судебный пристав-исполнитель вправе принимать любые меры, не запрещенные законом, при условии , что они направлены на исполнение требований исполнительного документа.

По его словам, вопрос может ли судебный пристав обратиться в суд с иском о признании сделки недействительной стоит давно, и были идеи законодательно закрепить такое право.

«ВС РФ своим решением опередил время и теперь такие иски о признании сделок недействительными с имуществом должника можно подавать судебным приставам. На мой взгляд, это решение положительно отразится на эффективности исполнения судебных актов», – подчеркнул Алексей Шарон.





Рассказать коллегам: