×

Работникам компаний-банкротов хотят установить дополнительные гарантии

В нижнюю палату парламента внесен законопроект, изменяющий механизм удовлетворения требований работников и бывших работников несостоятельных организаций
Эксперты неоднозначно оценили документ. С одной стороны, он даст региональным властям возможность «снижать градус напряженности» вокруг значимых предприятий, с другой – предлагает ограничить возможности погашать за должника его обязательства, предоставив такое право только государству.

В Госдуму внесен законопроект (№ 340620-7), которым предлагается изменить Закон о несостоятельности в части совершенствования регулирования защиты прав работников, бывших работников должника в ходе дела о банкротстве.

В пояснительной записке к документу указано, что он направлен на «определение правового механизма целевого удовлетворения требований работников, бывших работников должника о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда, образовавшихся до возбуждения производства по делу о банкротстве».

Отмечается, что в настоящее время законом требования указанных работников удовлетворяются во вторую очередь – после расчетов по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, но до удовлетворения требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов. Однако в целях обеспечения дополнительных гарантий удовлетворения требований таких работников предлагается предоставить право субъектам РФ и муниципальным образованиям в ходе осуществления процедуры банкротства погашать требования кредиторов второй очереди.

Авторы поправок указали, что аналогичные правовые механизмы уже используются для удовлетворения требований об уплате обязательных платежей либо всех требований к должнику в ходе отдельных процедур, применяемых в деле о банкротстве, а также применяются в деле о банкротстве организации-застройщика в целях обеспечения возможности передачи объекта незавершенного строительства или жилых помещений.

Также законопроект предусматривает изменения, направленные на устранение неопределенности в толковании положений Закона, регулирующих вопросы компетенции собрания работников, бывших работников должника, порядка избрания и полномочий (обязанностей) представителя работников должника.

Кроме того, предлагается дополнить Закон о несостоятельности новой ст. 60.1 «Исполнение обязательств должника учредителями (участниками) должника, собственником имущества должника – унитарного предприятия или третьим лицом».

Изучив законопроект, управляющий партнер АБ «Макаров, Карачёва и партнеры» Дмитрий Макаров пояснил «АГ», что последствий его принятия будет довольно много. Главные из них – возможность региональных властей «снижать градус напряженности» вокруг значимых для региона предприятий, находящихся в банкротных процедурах, возможность участия субъекта РФ или муниципального образования, погасившего требования работников, в таких процедурах в качестве лица, участвующего в деле, а также – что было заявлено основной целью – удовлетворение требований работников по заработной плате и пособиям, возникших до введения процедуры банкротства.

«Почему именно в этой последовательности? Да потому что, если у организации недостаточно денег для расчета с кредиторами второй очереди, в действующем законе существуют специальные процедуры, например субсидиарная ответственность контролирующих лиц, чтобы погасить эти требования», – поясняет Дмитрий Макаров.

Также эксперт указал на недостаток законопроекта: «При появлении возможностей погашения требований работников компании-банкрота региональными и муниципальными властями они будут гаситься за счет средств бюджета, что явно не соответствует смыслу пояснительной записки к законопроекту. Будут ли когда-нибудь компенсированы эти расходы бюджета – пока непонятно».

Партнер КА «Комиссаров и партнеры» Андрей Комиссаров отметил, что предложенный законопроект дает право государству погашать долги, возникшие из трудовых правоотношений, за должника. «Однако сразу следует обратить внимание на одно большое “но” – ст. 113 Закона о банкротстве допускает совершение данных действий любым лицом, тогда как предложенный законопроект разрешает их только государству. Ограничение является существенным», – пояснил эксперт.

Также он обратил внимание на предложенную редакцию ст. 60.1 законопроекта и указал, что определенные нормы с точки зрения защиты прав кредиторов неплохие, если государство погасило долг, однако если предприятие-банкрот не представляет никакого интереса для государства, то и платить оно не станет.

«Для бизнеса в целом данный законопроект также не сулит ничего хорошего. Пункт 3 все той же ст. 60.1 говорит о возможности удовлетворения одновременно всех требований к должнику, включенных в реестр требований кредиторов. В указанном случае правила, предусмотренные абз. 4 п. 2 настоящей статьи, не применяются. При этом вместе с суммами основного долга необходимо погасить и все санкционные выплаты», – указывает Андрей Комиссаров.

Адвокат АП г. Москвы Василий Котлов отметил, что в пояснительной записке авторы законопроекта ссылаются на Конвенцию Международной организации труда 1992 г. № 173 «О защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя», ратифицированную в 2012 г. Конвенция предусматривает две основные формы защиты прав трудящихся – систему привилегий и систему гарантийных учреждений.

«При этом Конвенция исходит из того, что привилегированными могут быть только требования работников предприятия-банкрота. В этой связи предложение закрепить привилегии за государством в лице субъектов РФ, а также за муниципальными образованиями, осуществившими выплаты в пользу работников, не только нарушит принцип равенства, но и может привести к созданию конкуренции между данными требованиями и требованиями по обязательным платежам», – указывает эксперт.

Также Василий Котлов добавил, что законодатель не пошел по пути, предложенному той же Конвенцией, – создание системы гарантийных учреждений, которыми могли бы выступить как специально созданные государственные корпорации, так и действующие страховые компании. Такие учреждения могли бы производить выплаты без проволочек, но при этом сами требования учитывались бы после требований основной массы кредиторов.

«В проекте не уделено внимание другому важному аспекту – соразмерности привилегий работников. Так, Закон о банкротстве в актуальной редакции никак не ограничивает ни размер, ни период образования задолженности при расчете суммы требований кредиторов второй очереди», – поясняет Василий Котлов.

Эксперт указывает, что проект предусматривает уплату штрафа, налагаемого на заявителей в пользу должника за неудовлетворение требований кредиторов после вынесения соответствующего определения суда, в сумме 10% требований, т.е. фактически штраф налагается за неисполнение определения суда.

«Между тем нормами арбитражного процессуального законодательства, которыми суд руководствуется в том числе и при рассмотрении дел о банкротстве, уже предусмотрено взыскание судебных штрафов (ст. 119 АПК РФ). Пунктом 4 ст. 332 АПК РФ установлено, что за неисполнение судебного акта арбитражного суда органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами, организациями, должностными лицами и гражданами арбитражным судом может быть наложен судебный штраф по правилам гл. 11 АПК РФ в размере, установленном федеральным законом. При этом максимальный размер штрафа, предусмотренный ст. 119 АПК РФ, не может превышать 100 тыс. руб. Кроме того, судебный штраф взыскивается в федеральный бюджет», – указывает эксперт.

Василий Котлов заключил, что без внесения изменений в АПК РФ в части регулирования судебного штрафа у суда не будет оснований взыскивать штраф в пользу должника в размере, превышающем 100 тыс. руб.

Рассказать коллегам: