×

Родство – не гарантия наследования

ВС РФ разрешил вопрос о завещании гражданина, якобы введенного в заблуждение относительно своего отцовства
Проанализировав судебное решение, эксперты «АГ» указали, на что следует обращать внимание при рассмотрении дел, касающихся оспаривания завещания. По мнению одного из них, пересматривать волеизъявление возможно, только если в отношении выгодоприобретателя было возбуждено уголовное дело по факту причинения вреда наследодателю, приведшего к смерти последнего.


Как следует из материалов дела, гражданка Ш. обратилась в суд с иском к гражданке К. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности
сделки, признании права отсутствующим, включении имущества в наследственную массу.

В обосновании иска заявительница указывала, что ее отец Г. Стрижак в 2014 г. продал К. земельный участок и квартиру. По ее мнению, данная сделка является притворной, поскольку действительная воля отца была направлена на составление завещания в пользу К., чтобы наследники по закону после смерти наследодателя не могли претендовать на данное имущество.

После того как умер отец, единственным наследником по закону стала Ш., которая также просила в иске к К. признать недействительным составленное завещание. Указывается, что она обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства. Однако обнаружилось, что ее отец завещал все имущество человеку, которого считал своим сыном, – родственнику гражданки К. Гражданка Ш. настаивала на том, что данное завещание является недействительным по основаниям ГК РФ как сделка, совершенная под влиянием обмана. По ее мнению, в случае если бы наследодатель не считал, что гражданин К. является его сыном, он не составил бы завещание в его пользу и не лишил бы истца наследства.

При этом нотариус возражала против иска о признании завещания недействительным, пояснив, что при удостоверении завещания состояние Г. Стрижака не давало повода усомниться в его дееспособности, а нотариус не уполномочена проверять родство наследодателя и наследника. Нотариус указала, что завещатель настаивал на включении в завещание указания на лишение его дочери наследства. Завещание было составлено в помещении нотариальной конторы при личной явке Г. Стрижака.

Определением городского суда дело по иску о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, признании права отсутствующим, включении имущества в наследственную массу и дело по иску о признании завещания недействительным объединены в одно производство. Решением суда в удовлетворении исковых требований гражданке Ш. отказано.

Суд первой инстанции указал, что поскольку Г. Стрижак завещал свое имущество гражданину в 2013 г., отсутствуют доказательства того, что договор купли-продажи от 2014 г. заключен с целью прикрыть завещание, в связи с чем оснований для признания заключенной сделки недействительной не имеется. Кроме того, суд первой инстанции указал, что истец не может являться наследником имущества отца, поскольку своей волей, выраженной в завещании, он лишил ее права наследовать спорное имущество.

Апелляционным определением краевого суда решение суда первой инстанции отменено и по делу вынесено новое решение, которым исковые требования Ш. удовлетворены. В кассационных жалобах К., а также нотариус  просили отменить принятое апелляционное определение.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение, суд апелляционной инстанции исходил из того, что завещание было составлено наследодателем под влиянием обмана относительно отцовства.

В отношении сделки купли-продажи суд апелляционной инстанции указал на то, что поскольку после ее совершения имущество покупателю фактически не передавалось, Г. Стрижак до своей смерти продолжал проживать (был зарегистрирован) в спорной квартире и факт получения денег от покупателя не подтвержден, данная сделка является недействительной, так как была совершена с целью прикрыть действительную волю, направленную на составление завещания в пользу К.

При этом суд апелляционной инстанции указал на то, что поскольку при жизни Г. Стрижак в установленной законом форме не составил завещание в пользу К., подлежат применению последствия недействительности ничтожной сделки в виде аннулирования права К. на спорное имущество.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ нашла, что постановление суда апелляционной инстанции принято с нарушением норм материального права. Поясняется, что сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Однако гражданка Ш. не представила доказательств того, что сделка совершена под влиянием обмана, а в материалах дела таких сведений не содержится.

ВС РФ напомнил, что завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения. При этом суд апелляционной инстанции в нарушение положений ГПК РФ не привел мотивов, по которым пришел к противоположному, чем суд первой инстанции, выводу о заключении оспариваемого завещания под влиянием обмана.

По поводу мнимости сделки Коллегия напомнила о Постановлении Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25, из разъяснений которого следует, что в случае заключения притворной сделки действительная воля стороны не соответствует ее волеизъявлению. В связи с этим для установления истинной воли сторон имеет значение выяснение фактических отношений между сторонами, а также намерений каждой стороны. Эти значимые для правильного разрешения дела обстоятельства судом апелляционной инстанции установлены не были.

Допущенные нарушения норм процессуального права являются существенными, в связи с чем дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

Адвокат АП Москвы Олег Лисаев считает это дело интересным ввиду необычности фактических обстоятельств оспаривания сделок. По его словам, юристам необходимо обратить внимание в первую очередь на то, что для подачи иска в суд, помимо правовых оснований оспаривания, необходимо наличие доказательств, подтверждающих фактические обстоятельства, на которые ссылается истец.

Адвокат Илья Прокофьев напомнил, что завещание – односторонняя сделка, при оформлении которой обязательным условием является ее нотариальное удостоверение. При этом нотариус разъясняет завещателю сущность оформляемого документа и его последствия, что исключает возможность заблуждения или ошибки завещателя в мотивах завещания.

По его словам, данное дело подтверждает позицию о том, что завещатель добровольно и самостоятельно распоряжается завещанным имуществом, что подтверждается удостоверением его воли нотариусом. Кроме того, мотивы оставления завещания в пользу того или иного лица не должны иметь правовых последствий, поскольку являются личным мнением и волей завещателя.

«Оспаривание завещания как сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения, практически невозможно, поскольку такой иск должен быть подан именно стороной сделки, которая по делам о наследстве логично отсутствует в момент возникновения судебного спора», – пояснил он.

Адвокат подчеркнул, что на практике часто встречаются случаи, когда составленное завещание дублируется договором дарения либо купли-продажи. «В таких случаях притворность этих сделок практически исключена, поскольку воля стороны договора отражена в нем и подтверждает его волю, изложенную в завещании. При этом стоимость отчуждаемого имущества может быть оспорена только по основанию сделки, совершенной на крайне невыгодных условиях, что на практике не находит своего применения», – добавил Илья Прокофьев.

По данной категории дел следует учитывать временные рамки составления договора и завещания, физическое и психическое здоровье наследодателя, а также факторы, которые могли бы повлиять на его волю посредством заблуждения. При этом заблуждение наследодателя на практике невозможно без активных действий со стороны потенциальных наследников, которые могут содержать в себе составы преступлений и, как следствие, порождать признание таких наследников недостойными, заключил эксперт.

По мнению вице-президента МКА «Вердиктъ» Сергея Смирнова, достоверно установить, чем руководствовался отец, подписывая завещание, после смерти невозможно. «Завещание может быть сделано в пользу любого лица. Трактовка волеизъявления наследодателя может завести на спорную территорию. Только в одном случае я считаю возможным пересматривать волеизъявление – если в отношении выгодоприобретателя было возбуждено уголовное дело по факту причинения вреда наследодателю, приведшего к смерти последнего», – указал он.

Эксперт назвал обоснованным решение ВС РФ по поводу прикрывающего завещание договора продажи. «Сделка купли-продажи может быть оспорена только сторонами договора. Наследник не является стороной, так как на момент смерти имущество не входило в наследственную массу. Даже если будет установлен факт безденежности сделки, это не будет являться основанием для оспаривания договора», – добавил адвокат.



Рассказать коллегам: