×

Срок за традицию

В Госдуму внесен проект закона, вносящий в УК РФ ответственность за похищение женщин с целью вступления в брак
Необходимость такого закона не вызвала у экспертов разногласий, однако они по-разному оценили степень общественной опасности данного деяния. Одни указывают, что оно является гораздо менее опасным, чем похищение, например, с целью получения выкупа; другие настаивают, что такое смягчение недопустимо.


Внесенный в Госдуму Народным Собранием Республики Ингушетия законопроект предлагает дополнить Уголовный кодекс РФ новой статье – ст. 126.1 «Похищение человека с целью вступления в брак». За совершение указанных действий будет грозить наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет либо принудительных работ на тот же срок.

Из пояснительной записки к законопроекту следует, что похищение человека с целью вступления в брак на практике подпадает под состав ст. 126 УК РФ «Похищение человека». Однако виновному в большинстве случаев удается избежать уголовной ответственности на основании примечания к данной статье, согласно которому лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Подчеркивается, что такая ситуация сложилась в связи с тем, что законодатель при разработке УК РФ 1996 г. не включил данный состав преступления в новый закон, руководствуясь, по-видимому, фактом распространения похищений с обозначенным мотивом на ограниченной части территории России, а именно в республиках Северного Кавказа. Однако такая позиция не представляется верной, так как сами республики не вправе устанавливать ответственность за указанное деяние, поскольку уголовное законодательство находится в ведении Российской Федерации.

В результате правоохранительные органы указанных республик не могут привлекать похитителей к ответственности. Потерпевшая же сторона, не найдя защиты у государства, часто пытается своими силами возместить ущерб от нанесенного оскорбления (а именно так расценивается похищение женщины местными обычаями), что создает реальную угрозу внесудебного разрешения конфликта, в результате чего могут пострадать невиновные, считают авторы инициативы.

Комментируя проект закона для «АГ», советник ФПА РФ Нвер Гаспарян назвал его полезным и актуальным для некоторых республик Северного Кавказа. По его словам, при отсутствии указанного квалифицирующего признака правоохранители квалифицировали такие действия как совершенные, например, группой лиц по предварительному сговору по ст. 126 УК РФ, которая предусматривает достаточно суровое наказание – от 5 до 12 лет лишения свободы.

«Между тем похищение девушки с целью вступления в брак является гораздо менее общественно опасным деянием, чем похищение человека, например, с целью получения выкупа. В данном случае дифференциация разных видов похищений оправданна», – подчеркнул он.

Также советник ФПА РФ добавил, что, с одной стороны, новый состав предусматривает наказание до 3 лет лишения свободы и является всего лишь преступлением небольшой тяжести, но, с другой стороны, жители тех регионов, где подобные действия актуальны, получат сигнал о незаконности похищения даже в таких, казалось бы, некриминальных целях. «Следует иметь в виду, что похищение является противоправным в том случае, если осуществляется против воли похищаемого лица», – уточнил Нвер Гаспарян.

Старший юрист АНО «Правовое содействие – Астрея» Юлия Антонова напомнила, что объектом похищения с целью вступления в брак традиционно является женщина, зачастую не достигшая совершеннолетнего возраста. Данная практика распространена до сих пор не только на территории Ингушетии, но также Дагестана и Чечни. При этом с точки зрения международного права, в частности ст. 5 Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, данная практика является преступной и дискриминационной по признаку пола.

Проанализировав действующую уголовную норму и предлагаемую проектом закона, эксперт отметила, что санкция за похищение человека с целью вступления в брак на два года ниже, нежели за похищение, скажем, в целях получения выкупа, шантажа или мести. «По логике законодателя это преступление представляется деянием меньшей общественной опасности, а похищение женщины с целью насильственного вступления в брак расценивается как смягчающее обстоятельство, что совершенно недопустимо с точки зрения эффективности защиты прав потерпевших», – уверена она.

Кроме того, продолжает юрист, в статье отсутствует перечень квалифицирующих признаков, отягчающих деяние, хотя на практике похищение невест происходит зачастую именно группой лиц, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия и, что самое существенное, в отношении заведомо несовершеннолетней. Поэтому непонятно, по какой статье должно будет производиться расследование при наличии некоторых из вышеуказанных факторов.

Адвокат АК «Интеллект» НО СККА Оксана Садчикова пояснила, что прекращение уголовного преследования лица, добровольно освободившего похищенного, (на основании применения ст. 126 УК РФ) оставляет жертву без защиты, хотя психологическая травма в результате таких действий представляется очевидной.

«Особенно трагичны случаи, когда от такого брака рождаются дети и оказываются вовлеченными в ситуацию развода родителей, отягощенного вмешательством родственников и весьма суровыми по отношению к женщинам традициями. Тогда такое насилие принимает другие формы – ограничения или полного прекращения возможности для матери общаться с детьми, включая случаи полного сокрытия местонахождения детей», – добавила она.

Судя по мониторингу работы правозащитных организаций и собственной адвокатской практике, уверенно можно сделать вывод о том, что случаи эти перестают быть единичными и выходят за рамки регионов, так как жертвы ищут защиты у юристов и адвокатов, специализирующихся на указанной категории дел за пределами Кавказа и даже практикующих на международном уровне, заключила Оксана Садчикова.



Рассказать коллегам: