×

Статистика оправданий: факты и вымысел

Рассмотрение данных судебной статистики позволяет сделать вывод, что информация об оправдании в недостаточной степени анализируется и предается огласке.

Из стенограммы заседания Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека 23.11.2009 (www.kremlin.ru):

Д. МЕДВЕДЕВ: Я, честно говоря, единственное не понял из Вашего выступления (то ли ослышался, то ли Вы так сказали): сколько, Вы сказали, у нас оправдательных приговоров?

М. ПОЛЯКОВА: 0,8%.

Д. МЕДВЕДЕВ: Я думаю, что это неточная цифра. Я, конечно, проверю, просто мне самому как юристу это любопытно. Я позвоню Председателю Верховного Суда.

М. ПОЛЯКОВА: По данным Судебного департамента.

Д. МЕДВЕДЕВ: У нас их, наверное, немного, но другие цифры назывались, не 0,8%. Это на самом деле очень важный индикатор отношения самих судей к своим обязанностям. Ведь в чем еще проблема? Она иногда психологическая. Оправдательный приговор — это по сути противопоставление позиции суда позиции следствия. И на это судье зачастую пойти довольно сложно. Я не говорю о случаях преступного влияния на судью, а просто по психологическим, даже по профессиональным, если хотите, по корпоративным соображениям. Поэтому это очень важный индикатор. Но приведенная цифра, мне кажется, неточная. Я обязательно проверю, потом расскажу Вам о том, что мне удалось найти.

Говорят, что цифры — упрямая вещь, чего не скажешь о статистических данных по оправдательным приговорам, которые в многочисленных источниках не только искажаются авторами, но и произвольно трактуются. В чем суть проблемы? А в том, что на протяжении длительного времени в уголовно-процессуальной науке было распространено ошибочное мнение, будто вынесение судом оправдательного приговора — явление нежелательное, означающее недостижение цели судопроизводства и свидетельствующее о недостатках в борьбе с преступностью. Правозащитное, а не карающее предназначение судебной системы до сих пор недостаточно воспринято правосознанием профессиональных юристов, в том числе самих судей. Вместе с тем в процессе достижения целей уголовного судопроизводства осуждение и оправдание должны рассматриваться как неразрывно связанные стороны уголовно-процессуальной деятельности, оправдательный приговор — такой же авторитетный акт правосудия, как и обвинительный.

Рассмотрение данных судебной статистики позволяет сделать вывод, что информация об оправдании в недостаточной степени анализируется и предается огласке. По-видимому, принято считать, что обнародование официальной статистики оправданий расходится с задачами уголовно-правовой политики, подрывает авторитет правосудия и доверие граждан к судебной власти. Критерием эффективности судебной деятельности нередко считается все возрастающее количество дел, рассмотренных судами в отчетный период, а акцент статистических исследований традиционно делается на показатели зарегистрированных преступлений, состав лиц, совершивших преступления, численность осужденных и их распределение по видам наказания (см.: Преступность и правонарушения (статистический сборник) 1999—2003 гг. М.: ГИЦ МВД РФ, 2004. С. 148—154; Российский статистический ежегодник 2006 г. М.: Федеральная служба государственной статистики, 2006. С. 297). Даже в таком комплексном исследовании, как «Судебная статистика: преступность и судимость (Современный анализ данных уголовной судебной статистики России 1923—1997 годов)» (под ред. И.Н. Андрюшечкиной. М.: Российский юридический издательский дом, 1998. С. 64) содержатся лишь данные о вынесенных судами оправдательных приговорах за первое полугодие 1997 г. Статистические сведения о лицах, оправданных судами Российской Федерации, до настоящего времени являются разрозненными и не подвергались системному изучению.

Проблема показателя

Помимо того, что официальные источники статистики оправданий немногочисленны, дополнительная сложность при сопоставлении статистических данных за разные периоды состоит в использовании различных показателей.

В одних источниках статистика использует показатель количества оправданных лиц (Абрамов А.В. Процессуальные гарантии оправдательного приговора и их реализация // Уголовный процесс. 2005. № 6. С. 19). Так, число оправданных составило в целом по России в 1994 г. — 4183 человек, в 1995 г. — 4493, в 1996 г. — 4943, в 1997 г. — 4650, в 1998 г. — 3735, в 1999 г. — 4890, в 2001 г. — 5298, в 2002 г. — 8950, в 2003 г. — 9800, в 2004 г. — 7700 (Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2004 г. // Российская юстиция. 2005. № 6. С. 15), в 2005 г. — 8200, в 2006 г. — 8700 (Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2006 г. // Российская юстиция. 2007. № 5. С. 25), в 2007 г. — 8500 (Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2007 г. // Российская юстиция. 2008. № 8. С. 59), в 2008 г. — 8400 тыс. человек (Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2008г. // www.cdep.ru/home.asp?search_ frm_auto=1&dept_id=1). Однако эти данные не позволяют сделать какой-либо однозначный вывод о качестве правосудия, даже если сравнить их с общим количеством осужденных: в 1995 г. — 1036 тыс. человек, в 2000 г. — 1184 тыс., в 2001 г. — 1244 тыс., в 2002 г. — 859 тыс., в 2003 г. — 767 тыс., в 2004 г. — 794 тыс., в 2005 г. — 879 тыс., в 2006 г. — 910 тыс., в 2007 г. — 916 тыс., в 2008 г. — 914 тыс. (Общая характеристика судимости в РФ // www.cdep.ru/uploadediles/statistics).
В других случаях рассчитывается такой показатель, как удельный вес оправданий, то есть количество оправданных в отчетный период к общему числу подсудимых (Абрамов А.В. Процессуальные гарантии оправдательного приговора и их реализация // Уголовный процесс. 2005. № 6. С. 19).

В третьих — отношение оправдательных приговоров к общему числу вынесенных судами приговоров.
В четвертых — соотношение количества оправдательных приговоров и числа рассмотренных судами уголовных дел (Обзор сведений о результатах работы районных судов и мировых судей Курской области за 2003—2005 гг. / сайт «Судебная система Курской области». Статистика // http://femidakursk.ru).

В пятых — количество оправданных лиц от общего числа лиц, привлеченных к уголовной ответственности (Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2006 г. // Российская юстиция. 2007. № 5. С. 45).

В шестых анализируется общее число лиц, в отношении которых прекращены уголовные дела и вынесены оправдательные приговоры, характеризующее «криминотропный риск незаконного уголовного преследования» (Кондратюк Л.В. Криминологическое измерение. М.: Норма, 2008. С. 105).
Безусловно, сопоставление разного рода статистических данных и их анализ вызывают дополнительные сложности.

Борьба за качество

Кроме проблемы количественной оценки оправдания, существует проблема качественной оценки статистических данных оправдания. В советской уголовно-процессуальной науке низкий процент оправдательных приговоров обычно объяснялся позитивным фактором — существованием института предварительного расследования, в ходе которого уголовное дело проходит жесткий отбор, а в суд поступает либо без процессуальных нарушений, либо с незначительными нарушениями, что делает практически невозможным вынесение оправдательного приговора. Данную позицию можно встретить и в настоящее время даже на официальном уровне (Зейкан Я. Досудебное следствие или инквизиция? // Зеркало недели. 2004. № 22). Кроме того, существовало мнение о тенденции «неуклонного» уменьшения числа оправдательных приговоров, связанной с постепенным «искоренением» обвинительного уклона, повышением качества предварительного расследования, усилением прокурорского надзора и ответственности следователей (Маликов М.Ф. Оправдательный приговор в советском уголовном процессе: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 1974. С. 5).

В настоящее время в научной литературе и средствах массовой информации распространена точка зрения, что низкий процент оправданий в российской судебной практике с несомненностью свидетельствует об обвинительной тенденции в деятельности судей. Ктаким выводам также следует относиться весьма осторожно. Так, А. Гагарский, анализируя статистику работы судов за 1994—1996 гг., отмечает: «…вынесение оправдательных приговоров является наиболее острой формой реагирования судов первой инстанции на необоснованность привлечения лиц к уголовной ответственности органами предварительного расследования, которая вместе с тем не получает необходимой поддержки со стороны судов кассационной и надзорных инстанций» (Гагарский А. Обзор статистических сведений о состоянии судимости и работе судов по рассмотрению уголовных дел за 1994—1996 гг. // Российская юстиция. 1997. № 6. С. 25). Данное умозаключение автор делает лишь на том основании, что количество отмененных в кассационном и надзорном порядке оправдательных приговоров от общего их числа за исследуемые периоды составило 25,9, 27,9 и 28,4%, однако качественная сторона самих отмененных оправдательных приговоров не анализируется.

Чтобы дать положительную либо отрицательную оценку показателям оправдания, необходимо либо установить эталон, с которым можно было бы сравнить эти показатели, либо количество скрытых (латентных) оправданий для их сопоставления с официальными показателями.

Выбор эталона

По первому пути идет А.В. Абрамов, указывая в качестве «эталона» средний уровень оправдательных вердиктов присяжных — 15%, который, по мнению автора, представляет «действительную картину справедливого правосудия» (Абрамов А.В. Процессуальные гарантии оправдательного приговора и их реализация // Уголовный процесс. 2005. № 6. С. 21). Кроме того, распространены ссылки на мировую практику оправданий, которая составляет в среднем 10—20% (Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. М.: Зерцало-М, 2001. С. 277—278).

Однако указанные данные, на наш взгляд, могут иметь лишь ориентирующее значение, поскольку нужно учитывать показатели не только оправданий, но и стабильности оправдательных приговоров, то есть процент оправдательных приговоров, вступивших в законную силу. Иногда используют сравнение современной судебной практики и практики оправданий в СССР в период с 1937 по 1945 г., которая составляла примерно 10%, что, по мнению авторов, свидетельствовало о гуманности судебной системы в условиях репрессий и отсутствии такого качества в современной судебной практике. М.В. Кожевников указывает, что в РСФСР в 1935 г. народными судами было вынесено 10,2% оправдательных приговоров (кобщему числу привлеченных к ответственности); в 1936 г. — 10,9%; в 1937 г. — 10,3%; в 1938 г. — 13,4%; в 1939 г. — 11,1%; в 1941 г. — 11,6% (Кожевников М.В. История советского суда (1917—1947). М.: Юриздат. Минюста СССР, 1948. С. 306). Между тем высокий процент оправданий объясним в этом случае положениями УПК РФСР 1923 г., предусматривавшими возможность прекращения уголовного дела только по определению суда.

Латентное число

Установление количества латентных (скрытых) оправданий также представляет значительные трудности, поскольку мы имеем дело лишь с примерными данными. Общее представление о латентном оправдании могут дать результаты социологических исследований, публично высказанные мнения руководителей правоохранительных органов и судей о качестве предварительного расследования и статистические данные о структуре судимости, о числе отмененных обвинительных приговоров с прекращением уголовных дел по реабилитирующим основаниям, о числе дел, возвращенных прокурору и не поступивших обратно в суд, и т. д. Кроме того, при оценке латентного оправдания надо принимать во внимание решения об оправдании, которые не были учтены в статистической отчетности согласно п. 2.6.2 Инструкции по ведению судебной статистики (утв. Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29.12.2007 № 169), а именно решения, связанные с оправданием лица в части предъявленного обвинения, носящие распространенный характер. Таким образом, чем больше число латентных оправданий в соотношении с числом оправдательных приговоров, учтенных официальной статистикой, тем ниже качество предварительного следствия и эффективность судебной деятельности.
По данным судебной статистики, число лиц, оправданных приговорами судов Российской Федерации, от общего числа лиц по оконченным производством делам достигло в 1992 г. 0,4%; в 1993 г. — 0,3% (Судебная статистика: Итоги работы судов РФ за 1993 г. // Российская юстиция. 1994. № 5. С. 25); в 1994 г. — 0,3% (Судебная статистика. Оработе судов РФ в 1994 г. // Российская юстиция. 1995. № 6. С. 27); в 1996 г. — 0,37% (Гагарский А. Указ соч. С. 25); в 1997 г. — 0,42% (Работа судов РФ в 1997 г. // Российская юстиция. 1998. №8. С. 11); в 1998 г. — 0,32% (Работа судов РФ в 1998 г. // Российская юстиция. 1999. № 8. С. 52); в 2002 г. — 0,87%; в 2003 г. — 0,8%; в 2004 г. — 0,7% (Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2004 г. // Российская юстиция. 2005. №6. С. 30); в 2005 г. — 0,67% (Судебная статистика. Общая характеристика судимости в РФ за 12 месяцев 2005 г. / Сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ // www.cdept.spb.ru); в 2006 г. — 0,66% (Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2006 г. // Российская юстиция. 2007. № 5. С. 25), в 2007 г. — 0,68% (Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2007г. // Российская юстиция. 2008. № 8. С.59), в 2008 г. — 0,67% (Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2008 г. // www.cdep.ru/home.asp?search_frm_auto=1&dept_id=1).

Относительно низкий показатель оправданий в 1994—1996 гг. можно связать со сложной криминогенной ситуацией, когда отмечалось самое высокое число осужденных за послевоенный период (Гагарский А. Указ. соч. С.25). Существенный рост числа оправданных в 2002—2003 гг. обусловлен принятием УПК РФ (см.: При новом УПК судьи смелее выносят оправдательные приговоры, а прокуроры реже доводят дело до суда //www.businesspress.ru/newspaper/article_mId_40_aId_268438.html), изменившим многие концептуальные положения уголовного процесса. Вчастности, был отменен институт возвращения уголовных дел для производства дополнительного расследования, расширено состязательное начало судебного разбирательства, установлено обязательное участие защитника по всем делам, если подозреваемый, обвиняемый от него не отказался, учрежден институт суда присяжных, введен институт недопустимых доказательств и пр. Последующие годы, характеризующиеся тенденцией к снижению числа оправданных лиц, объяснимы «ужесточением» уголовной политики.

Отмена оправдания

Определенный интерес вызывает анализ статистических данных отмененных оправдательных приговоров судами апелляционной и кассационной инстанций. Так, количество оправданных, в отношении которых оправдательные приговоры отменены, составляет в среднем за период с 1996 по 2007 г. 33,3%. Число же осужденных, в отношении которых были отменены обвинительные приговоры, достигло в среднем за тот же период 2,4% (Гагарский А. Указ. соч. С. 25; Работа судов РФ в 1997 г. // Российская юстиция. 1998. № 6. С.15; Работа судов РФ в 1998 г. // Российская юстиция. 1999. № 8. С. 15; Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2005 г. // Российская юстиция. 2006. №9—10; Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2006 г. // Российская юстиция. 2007. №5. С. 57).

На высоком уровне остаются эти показатели по делам, рассматриваемым Верховным Судом РФ в кассационном порядке, которые составили (в среднем за период с 1999 по 2005 г.) по оправдательным приговорам 36,7%, а по обвинительным — 5,4% (Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 1999 г. // Бюллетень ВС РФ. 2000. № 9; Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2001 г. // Бюллетень ВС РФ. 2002. № 9; Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2002 г. // Бюллетень ВС РФ. 2003. № 8; Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2003 г. // Бюллетень ВС РФ. 2004. № 9; Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2004 г. // Бюллетень ВС РФ. 2005. № 8; Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2005 г. // Бюллетень ВС РФ. 2006. № 7).

По делам, рассмотренным судом с участием присяжных заседателей, показатель отмены приговоров составил (всреднем за период с 1996 по 2007 г.) по оправдательным приговорам 43%, по обвинительным — 10% (Степалин В. Почему отменяются оправдательные приговоры // Российская юстиция. 1999. № 8; Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2000 г. // Бюллетень ВС РФ. 2001. № 7; Обзор практики Кассационной палаты Верховного Суда РФ за 2002 год по делам, рассмотренным краевыми и областными судами с участием присяжных заседателей // Бюллетень ВС РФ. 2003. № 5; Обзор статистических данных о рассмотрении уголовных, гражданских и административных дел в Верховном Суде РФ / Сайт ВС РФ // www.vsrf.ru/vs_index.php). Приведенные статистические данные свидетельствуют о существовании проблемы стабильности оправдательных приговоров, связанной как с допускаемыми судами первой инстанции ошибками, так и с обвинительной тенденцией в деятельности судов вышестоящих инстанций.

Таким образом, можно констатировать, что анализ показателей оправдания в практике судов Российской Федерации и их объективная оценка имеют большое значение для повышения качества судебной деятельности, укрепления авторитета правосудия и доверия к нему.

Юрий Чурилов,
адвокат Адвокатской палаты Курской области

 Газета 'ЭЖ-юрист'


Рассказать коллегам: