×

Тщательность разбирательства — не повод для чрезмерного заключения в СИЗО

ЕСПЧ вновь признал нарушение прав россиянина, подвергнутого необоснованно длительному содержанию под стражей
Адвокат заявителя сообщил, что Суд продолжает изучение доводов об иных нарушениях прав его доверителя, допущенных при расследовании и рассмотрении дела.


6 июня ЕСПЧ опубликовал решение по делу «Югай против России», в рамках которого заявитель обжаловал длительный срок нахождения в предварительном заключении, что, по его мнению, нарушило ст.5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующую каждому право на судебное разбирательство в течение разумного срока или освобождение до суда.

Как следует из материалов дела, 22 апреля 2008 г. Борис Югай был задержан и заключен под стражу в связи с подозрением в контрабанде и пособничестве в приготовлении сбыта наркотических средств. Через 3,5 месяца ему был вынесен обвинительный приговор, который затем был отменен краевым судом, а дело отправлено на новое рассмотрение.
При этом срок предварительного заключения заявителя несколько раз продлевался под предлогом того, что он может оказать давление на свидетелей.

Новый обвинительный приговор был вынесен только в мае 2010 г., но и он был отменен Верховным Судом РФ в декабре того же года. Третий приговор, вынесенный в мае 2011 г.,  вновь был обжалован и затем изменен ВС РФ в октябре 2011 г. — в конечном счете Борис Югай был приговорен к 8 годам лишения свободы.

Изучив материалы дела, ЕСПЧ отметил, что аналогичные проблемы поднимались в ряде других жалоб («Романова против России», «Сутягин против России», «Макаренко против России» и др.). Во всех перечисленных делах суды, не учитывая конкретную ситуацию,  использовали абстрактные и стереотипные формулировки и не рассматривали альтернативных содержанию под стражей мер пресечения. 

В общей сложности Борис Югай провел в СИЗО два года и четыре месяца — такой срок по мнению ЕСПЧ не может быть оправдан тем, что разбирательство по делу проводилось с большой тщательностью, на чем настаивала российская сторона в своих возражениях на жалобу.

В итоге ЕСПЧ признал нарушение ст. 5 Конвенции и обязал российские власти выплатить заявителю 2400 евро компенсации морального вреда. При этом сам заявитель просил в качестве компенсации материального и морального вреда в общей сложности 150 тысяч евро, а также возмещение судебных расходов в размере 5 тысяч евро.

Комментируя для «АГ» решение ЕСПЧ, представитель заявителя адвокат Алексей Горбунов отметил, что предмет изначальной жалобы был сужен Судом, который посчитал возможным обсудить лишь вопрос чрезмерных сроков содержания его подзащитного под стражей до окончательного разрешения дела.  Это, по словам адвоката, предопределило значительное уменьшение суммы присужденной заявителю компенсации, размер которой был им заявлен еще при первичном обращении с учетом предполагаемого в целом объема нарушения его прав.

Как пояснил Алексей Горбунов, сторона защиты на разных стадиях производства по делу была вынуждена поставить перед Конституционным Судом РФ и Верховным Судом РФ ряд других вопросов о множественных нарушениях прав Бориса Югая, которые затем вошли и в жалобу в ЕСПЧ. Речь, в частности, шла о нарушении права на защиту в связи с неизвещением адвоката о продлении сроков содержания под стражей, права на освобождение до суда (ввиду того, что  уголовное дело в итоге рассматривалось трижды в течение трех лет), права на законный порядок возбуждения и осуществления уголовного преследования и иных прав.  По его словам, ЕСПЧ продолжает изучение представленных доводов. «Решения относительно их приемлемости пока не принято, но мы надеемся, что нам удастся добиться полного восстановления прав Бориса Югая, который уже отбыл наказание и вернулся к нормальной жизни», — подытожил Алексей Горбунов.


Рассказать коллегам: