×

Тюремная медицинская недопомощь

ЕСПЧ присудил выплатить бывшему мэру Махачкалы 8000 евро по жалобе на низкое качество медицинской помощи в СИЗО и неадекватные условия содержания в исправительной колонии
Несмотря на решение Суда, Минюст России опубликовал сообщение, которое гласит: «ЕСПЧ отказался удовлетворить жалобу С.Д. Амирова и согласился с мнением российских властей о том, что заявителю… оказывается надлежащая, своевременная и адекватная состоянию его здоровья медицинская помощь».

Европейский Суд по правам человека опубликовал постановление по жалобе «Амиров против России», поданной бывшим мэром Махачкалы Саидом Амировым. Будучи тяжелобольным, заявитель жаловался на то, что не получал адекватную медицинскую помощь в СИЗО, а также на то, что условия его содержания и лечения в исправительной колонии не соответствуют его потребностям.

В июне 2013 г. заявитель был арестован и помещен под стражу до судебного разбирательства. Он страдал от нескольких болезней – заболевание мочевыделительной системы, ректальный пролапс (выпадение прямой кишки), гепатит С и диабет 2-го типа, был прикован к инвалидной коляске и вынужден пользоваться катетерами и клизмами. В связи с этим в августе он обратился в ЕСПЧ с жалобой на отсутствие надлежащей медицинской помощи.

В ноябре 2014 г. ЕСПЧ вынес решение по жалобе, признав, что имело место нарушение ст. 3 и 34 Конвенции в связи с отказом властей предоставить заявителю адекватную медицинскую помощь. Суд постановил, что власти должны обеспечить постоянное медицинское наблюдение и уход, соответствующий его потребностям.

Позднее от Правительства РФ поступила информация, что условия содержания заявителя в СИЗО были улучшены: рядом с кроватью и туалетом сделали поручни, установили мебель на более низком уровне, в изоляторе появились пандусы для инвалидных колясок и лифт.

В 2015 г. Амиров прошел медицинский осмотр, и врачи нашли его состояние удовлетворительным. Однако адвокаты заявителя заметили, что его здоровье ухудшилось, и запросили медицинские заключения о лечении.

В июле 2015 г. заявителя осмотрел специалист в области неврологии. Он обнаружил мышечную дистрофию, развитие судорог ног и проблемы с мочеиспусканием. Был рекомендован немедленный прием в специализированную больницу для длительного лечения и урологической хирургии. Врач предупредил, что дальнейшее содержание в тюрьме поставит жизнь заявителя под угрозу. В октябре он был осмотрен судебно-медицинским экспертом, который подтвердил ухудшение состояния здоровья и отметил развитие пролежней. Позже доктор Н., оценивая качество медицинской помощи в следственном изоляторе, отметил отсутствие физической терапии, физиотерапии и массажа, недостаточную стерильность помещений для гигиенических процедур.

27 августа 2015 г. военный суд Северо-Кавказского округа признал Амирова виновным в организации террористического акта и покушении на убийство следователя по его делу. Он был приговорен к пожизненному заключению. Заявитель был направлен отбывать наказание в исправительной колонии.

Он регулярно посещал тюремного врача, который был удовлетворен состоянием его здоровья и результатами лечения. Но в мае 2016 г. заявитель был обследован несколькими врачами из гражданской больницы, которые в медицинской документации зафиксировали критическое состояние его здоровья.

В июне 2016 г. комиссия в составе должностных лиц в том числе УФСИН по Оренбургской области и санчасти № 56 исследовала качество медицинской помощи, оказываемой заявителю в СИЗО, и пришла к выводу, что она была адекватной. Однако в июле члены Общественной наблюдательной комиссии Оренбургской области во время осмотра колонии обнаружили, что камера, где был размещен заявитель и еще пятеро заключенных, была разделена на три секции металлическими прутьями, и заявителю были отведены 10,8 кв. м, при этом не был отделен туалет. В исправительной колонии не было пандусов, и заявитель не мог свободно перемещаться во двор. Он жаловался на то, что не получал необходимых лекарств. Наблюдал его врач общей практики, так как обследование другими специалистами не было сочтено необходимым.

Несмотря на это, гражданские и тюремные врачи специальной медкомиссии не раз указывали, что удовлетворены качеством медицинской помощи. На жалобу адвоката на условия содержания и низкое качество лечения Амирова оренбургская прокуратура после проверки ответила, что условия содержания удовлетворяют требованиям закона; заявитель обеспечен особыми условиями, соответствующими его положению; сокамерник помогает ему в его повседневных потребностях, соответственно, он не ограничен в своих правах; помощь оказывают и медицинские сотрудники; он ежедневно осматривается тюремным врачом и получает медицинскую помощь. Было подтверждено, что в нарушение ст. 30 Закона о пенитенциарных учреждениях заявителя сопровождали на прогулку в наручниках с завязанными глазами. Кроме того, Амиров не был обеспечен необходимыми устройствами для лечения и не проводилась терапия, указанная в реабилитационной программе. В официальном распоряжении, адресованном начальнику ИК, прокурор указал на необходимость устранить выявленные недостатки, что, как сообщалось, было выполнено.

В своей жалобе в ЕСПЧ заявитель утверждал, что ему не были доступны адекватное медицинское обслуживание и углубленные медицинские осмотры. Он был недоволен плохим снабжением лекарственными препаратами и катетерами, зависимостью от заключенных, отсутствием лифтов и пандусов в ИК и тем, что туалет не был отделен. Он жаловался на то, что в течение первых двух недель во время его заключения в колонии его выводили во двор в наручниках с завязанными глазами.

ЕСПЧ отметил, что после вынесения первого решения по делу Амирова власти улучшили условия его содержания в СИЗО. Однако принял во внимание представленные заявителем подробные отчеты экспертов, подтвердившие несоответствие медицинской помощи, оказанной заявителю в изоляторе, его потребностям. Суд указал, что доводы Правительства РФ по данному вопросу были основаны на письменных заключениях тюремных властей – в них перечислены медицинские осмотры и рекомендации заявителю, но они не содержат надлежащей оценки качества медицинской помощи. Потому Суд счел доказательства российского Правительства неубедительными. При этом, как указано в постановлении, Суд не считает себя компетентным выявлять недостатки в медицинской помощи, оказываемой заявителю в колонии, так как не были предоставлены экспертные отчеты. Однако условия содержания в ИК подверглись критике ЕСПЧ: туалет не был отделен перегородкой, отсутствовали пандусы и лифты. Не одобрил Суд и то, что вместо медсестер помощь в удовлетворении повседневных потребностей заявителю оказывали сокамерники, а тюремные охранники выводили тяжелобольного заключенного во двор в наручниках и с завязанными глазами. Вышеперечисленное позволило Суду сделать вывод, что условия содержания заключенного можно приравнять к бесчеловечному и унижающему достоинство обращению.

ЕСПЧ пришел к выводу о нарушении ст. 3 Конвенции по причине низкого качества медицинской помощи заявителю в СИЗО и неадекватных условий его содержания в исправительной колонии. Суд присудил выплатить заявителю 7500 евро в качестве компенсации морального вреда и 500 евро для покрытия судебных расходов.

При этом 17 октября на сайте Министерства юстиции РФ было опубликовано сообщение следующего содержания: «По итогам рассмотрения всех предоставленных Минюстом России доказательств ЕСПЧ отказался удовлетворить жалобу С.Д. Амирова и согласился с мнением российских властей о том, что заявителю, отбывающему наказание в местах лишения свободы, оказывается надлежащая, своевременная и адекватная состоянию его здоровья медицинская помощь. Выводы Европейского Суда об отсутствии нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод в данной части основаны на профессиональных заключениях врачей медицинских учреждений ФСИН России и экспертных мнениях сотрудников учреждений здравоохранения, не связанных с пенитенциарной системой».

Адвокат АБ «Багрянский, Михайлов и Овчинников» Филипп Багрянский, комментируя решение ЕСПЧ, рассказал, что выиграть «медицинское» дело в Европейском Суде тяжело. Связано это с трудностями в сборе доказательств, специфичностью предмета, большой закрытостью системы, отлаженностью фальсификаций и т.д. Адвокату, представляющему интересы по таким делам, приходится нелегко. По словам эксперта, власти это осознают и понимают, что шансы на успех у них высоки. Им проще периодически выплачивать крошечные для бюджета страны суммы, которые присуждает ЕСПЧ, чем начинать масштабные реформы в этой сфере. Сказывается и то, что в России ситуация с оказанием медицинской помощи вообще очень сложная. «Очевидно, к качеству медицинской помощи заключенным власти относятся по остаточному принципу. Поэтому положительных изменений в ближайшее время ожидать не стоит, – считает эксперт. – Заключенный с помощью адвоката может добиться в Европейском Суде положительного результата, что очень важно. Так он может спасти здоровье и даже жизнь. И подобные случаи уже были. Однако к системным изменениям в этой сфере постановления ЕСПЧ в обозримом будущем вряд ли приведут. Предпосылок для этого я не наблюдаю».

Советник ФПА РФ Сергей Насонов рассказал, что в большинстве дел, касавшихся условий содержания под стражей людей, страдающих от заболеваний, Европейским Судом всегда рассматривался  вопрос о том, оказывалась ли заявителю в месте заключения под стражу качественная медицинская помощь. Суд не раз указывал, что даже если ст. 3 Конвенции не наделяет заключенного правом на освобождение «из жалости», она всегда требует адекватной защиты здоровья и благополучия заключенных, в том числе посредством предоставления им необходимой и качественной медицинской помощи (постановления по делам «Кудла против Польши», «Калашников против Российской Федерации», «Худобин против Российской Федерации» и др). «Остается надеяться, что подобные решения приведут к реформированию российской системы исправительных учреждений, с тем чтобы отбывание осужденным наказания не нарушало его права не подвергаться бесчеловечному и унижающему достоинство обращению», – заключил Сергей Насонов.

Рассказать коллегам: