×

Угроза убийством может быть выражена в любой форме

Верховный Суд еще раз напомнил, что отсутствие словесных угроз не исключает уголовной ответственности
Эксперты поддержали позицию Судебной коллегии по уголовным делам и указали на то, что в теории права подобные ситуации уже давно стали общеизвестными.


В новом Обзоре судебной практики ВС РФ представлено дело, из материалов которого следует, что на почве личной неприязни было совершено убийство администратора кафе, после которого осужденный, производя неоднократные и беспорядочные выстрелы, вошел в помещение кафе и, передергивая затвор, направил заряженное ружье в сторону брата убитого.

Указанные действия осужденного квалифицированы судом первой инстанции по ч. 1 ст. 119 УК РФ, то есть как угроза убийством при наличии основания опасаться осуществления этой угрозы. Несмотря на апелляционную жалобу, в которой адвокат просил оправдать подзащитного в части его осуждения по ч. 1 ст. 119 УК РФ, ссылаясь на показания потерпевшего, в которых не усматривалось, что угроза была воспринята им реально, Верховный Суд оставил приговор без изменения.

В своем решении Суд ссылался на то, что в данной ситуации имелись основания опасаться осуществления угрозы убийства, так как, неоднократно стреляя в убитого снаряженными картечью патронами, затем беспорядочно внутри кафе, где находились люди, осужденный осознавал, что подвергает опасности жизнь посторонних людей. При этом, как указал суд первой инстанции, осужденный направлял заряженное ружье в сторону потерпевшего, передергивал затвор ружья. Суд настоял на том, что данные действия потерпевший обоснованно расценивал для себя как угрозу убийством при наличии оснований опасаться осуществления данной угрозы, поскольку тут же до этого было совершено убийство его брата. При этом отсутствие словесных угроз не опровергает вывод о необходимости квалификации действий осужденного по ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Комментируя данный пункт Обзора, адвокат Адмиралтейской коллегии адвокатов Санкт-Петербурга Константин Кузьминых отметил, что если бы речь шла о покушении на убийство двух и более лиц, то подлежало бы доказыванию намерение осужденного (обвиняемого). По мнению эксперта, здесь описывается классический случай: «Неужели кто-то полагает, что без слов “я тебя убью”, “ложись – стрелять буду!” эти действия угрозы убийством не образуют?»

Адвокат Центральной коллегии адвокатов города Владимира Максим Никонов также отметил, что в литературе по уголовному праву давно значится, что реальность угрозы следует оценивать не только по субъективному восприятию потерпевшего, но и по объективным критериям: какова была обстановка, как вело себя угрожавшее лицо и т.д.

Эксперт добавил, что при этом угроза убийством высказывается не обязательно устно (она может быть выражена жестом, демонстрацией оружия и т.п.), и такая позиция ранее уже была изложена, в частности, в п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 4 декабря 2014 г. «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности».

«В попавшем в Обзор деле суд первой инстанции и ВС РФ еще раз повторили участникам процесса и всем интересующимся то, что в теории уголовного права стало уже общепринятым», – заключил адвокат.


Рассказать коллегам: