×

Уточнение оскорбления чувств верующих

В Госдуму внесен законопроект, которым предлагается уточнить, что считать действиями, оскорбляющими чувства верующих
Эксперты разошлись в оценках предлагаемых поправок. Один указал, что их можно только приветствовать, хотя и необходимо доработать. Другой считает законопроект популистским и заранее «непроходным».

Законопроектом предлагается изменить диспозицию ч.1 ст. 148 УК РФ «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий», уточнив, что публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, должны наказываться, если совершены «во время и в местах проведения религиозных обрядов, собраний и церемоний».

Необходимость внесения изменений обоснована тем, что, исходя из положений Конституции РФ, каждый имеет право свободно распространять в том числе атеистические, антиклерикальные и антирелигиозные убеждения, если при этом он не совершает действий, нарушающих общественный порядок и выражающих явное неуважение к обществу, и не посягает на права и свободы других.

По мнению автора поправок, публичные действия могут иметь целью оскорбление религиозных чувств верующих только в том случае, если они препятствуют деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний. «Более широкое толкование оскорбления религиозных чувств верующих как правонарушения явно посягает на свободу слова и свободу передачи, производства и распространения информации», - говорится в пояснительной записке.

Адвокат АП г. Москвы Юрий Ершов положительно отнесся к самой идее законопроекта: «Поправка нацелена на определенное сглаживание перекоса в «защите чувств», сложившегося после введения уголовной ответственности «за оскорбление чувств верующих». Почему именно чувства верующих защищаются от оскорбления, а чувства остальных – нет, без термина «дискриминация» объяснить непросто».
 
Он добавил, что сам по себе состав ч.1 ст. 148 УК РФ относится к тем позициям, которые отданы на откуп экспертам: следователь назначает экспертизу, получает позитивный ответ и отправляет дело в суд. «Это усиливает и без того практически ничем не ограниченную вакханалию откровенно ангажированных "экспертиз", даже близко не претендующих на объективность и научность, без какой-то методологии, которые строчат в последние годы сервильные эксперты по делам об экстремизме, и по другим "оценочным" составам, - пояснил Юрий Ершов. – Получается, что приговор исходит от эксперта, а суд просто цитирует его и добавляет, что "не видит повода для сомнений", так как эксперт предупрежден об уголовной ответственности. Если попробовать привлечь такого эксперта к ответственности за заведомо ложное заключение (такие случаи бывали), то следствие, как правило, отвечает, что суд экспертизу проверил, так как сослался на нее в судебном акте. И раз он не усмотрел там криминала, то его уже и нет, и это вообще преюдиция».

В этой связи, по мнению Юрия Ершова, любая конкретика в составе – обстоятельства времени и места – весьма важна, так как на них привлекаемые эксперты «пока еще не научились с легкостью влиять».
 
Вместе с тем, он обратил внимание на то, что законопроект требует юридико-технической доработки, поскольку в исходном виде поправка влечет наложение на норму ч.2 ст. 148 УК РФ. «В целом это можно было бы соединить в одну часть, в предлагаемой редакции, исключив вторую часть совсем, так как она будет покрываться первой», - считает Юрий Ершов.

Адвокат АП Московской области, управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов, напротив, считает, что законопроект имеет популистский характер и заранее непроходной: «Он фактически предлагает декриминализировать ч. 1 ст.148 УК РФ, оставив в качестве наказуемой только вторую часть. Однако действие данного уголовного закона направлено на защиту неопределенного числа граждан, интересы которых могут быть затронуты публичными оскорбляющими их чувства действиями, в любом пространстве и форме, а не только произведенными в религиозных «присутственных» местах».

При этом Игорь Бушманов отметил, что деяния, направленные на оскорбления религиозных святынь и чувств верующих («святотатство», «богохульство», «кощунство»),  достаточно строго наказывались по дореволюционным Уложениям о наказаниях уголовных и исправительных – до 15 лет каторжных работ. «Примечательно, что первая защита, которая была поручена в 1892 г. В.И.Ульянову (Ленину), в то время только получившему статус помощника присяжного поверенного, была именно по уголовному делу о «богохульстве». Однако дело достаточно благополучно завершилось для его подзащитного (один год отбывания наказания в тюрьме)», - напомнил адвокат.
 
В целом, по мнению Игоря Бушманова, сегодняшняя практика осуждения по «религиозным» статьям (148, 282 УК РФ) свидетельствует о достаточно мягких видах применяемых судами наказаний – в основном в форме штрафа или обязательных работ. «Хотя надо отметить, что зачастую имеет место быть неправильная квалификация действий, но это уже проблема правильного правоприменения», - заключил он.



Рассказать коллегам: