×

Ужесточение ответственности юридических лиц

ФАС предложила усовершенствовать уголовно-правовую политику в сфере противодействия антиконкурентным соглашениям
Эксперты назвали законодательную инициативу закономерной, однако один из них считает, что не стоит ожидать существенного расширения практики борьбы с ограничивающими конкуренцию преступлениями.

Федеральная антимонопольная служба РФ объявила о начале разработки проекта поправок в УК РФ и УПК РФ в части совершенствования механизмов противодействия антиконкурентным соглашениям.

Инициаторы законодательных изменений указали на отсутствие должной практики привлечения к уголовной ответственности по ст. 178 УК РФ «Ограничение конкуренции». По их мнению, это обусловлено несовершенством формулировки диспозиции ч. 1 ст. 178 УК РФ, которая некорректна с точки зрения антимонопольного законодательства.

Отмечается, что понятие и признаки картеля, а также исчерпывающий перечень последствий за его организацию установлены ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции и не содержат в себе признаки ограничения конкуренции. «Вместе с тем иные антиконкурентные соглашения, установление которых требует доказывание ограничения конкуренции, в настоящее время не криминализированы», – подчеркивает ФАС России и предлагает в этой связи исключить из диспозиции ст. 178 УК РФ упоминания признака ограничения конкуренции как не соответствующего антимонопольному законодательству.

Помимо этого, отмечается, что без внимания законодателя осталось участие в картеле – криминализовано только заключение картельного сговора, что также не соответствует пониманию данного вида правонарушения, выработанного практикой антимонопольного органа и конкурентным правом.

Таким образом, инициаторы изменений предлагают новую редакцию ст. 178 и введение новой ст. 178.1 в УК РФ. В частности, предлагается приведение диспозиции ст. 178 УК РФ в соответствие с определением картеля, указанным в Законе о защите конкуренции, и  закрепление отдельных, квалифицированных составов преступлений для картелей на торгах и антиконкурентных соглашений организаторов торгов и (или) заказчиков с участниками этих торгов.

Также предполагается введение в уголовный закон особо квалифицированных составов в статьях о картелях и положения о том, что лицо, первым признавшееся в заключении картеля (участии в нем), освобождается от уголовной ответственности, и при этом от него не будет требоваться возмещение причиненного картелем ущерба.

В обосновании необходимости подготовки поправок подчеркивается, что сложившаяся экономическая и внешнеполитическая ситуация, стимулирующая рост числа картелей в жизненно важных сферах деятельности государства, требует соответствующего ответа. В частности, внесения в законодательство таких изменений, которые отразят существенно возросшую общественную опасность картелей, а также будут способствовать развитию практики противодействия им.

Разработчики законопроекта подкрепили свои доводы статистикой: ущерб от антиконкурентных соглашений на товарных рынках и торгах составляет 1,5–2% от размера ВВП ежегодно. Кроме того, завышение цен в случае картелей на торгах достигает 30% (от начальной стоимости предмета торгов), завышение цен картелями на товарных рынках составляет 18%, трансграничными, международными картелями – 23%.

 «Картель всегда являлся губительной для экономики операцией», – убежден адвокат АБ «А-ПРО» Валерий Волох. Он пояснил, что наряду с синдикатом и трестом это запрещенная на законодательном уровне процедура.

«Картельный сговор – договоренность, которая заключается между двумя или более компаниями. Направлена эта договоренность на сильное ограничение конкуренции и, стало быть, на получение большей прибыли (так называемой сверхприбыли). В связи с этим “корректировкаˮ уголовного законодательства, на мой взгляд, обусловлена необходимостью более четкого разграничения ответственности за совершение преступлений», – отметил адвокат.

Эксперт подчеркнул, что в настоящее время выявлением и пресечением ограничивающих конкуренцию и недопустимых в соответствии с российским антимонопольным законодательством соглашений и согласованных действий занимается Федеральная антимонопольная служба РФ. Валерий Волох предположил, что целый набор факторов, включая анализ работы ФАС России совместно с правоохранителями, неконкретность ответственности юридических лиц, в том числе руководителей крупных компаний, стал предпосылкой для конкретизации уголовной ответственности и возможного ужесточения наказания за данное преступление.

Адвокат КА «Московская городская коллегия адвокатов» Павел Гейко полагает, что предлагаемые изменения могут положительно отразиться на развитии конкуренции в отечественной экономике. Он отметил, что введение в УК РФ нового состава преступления, направленного на воспрепятствование заключению антиконкурентных соглашений, положительно скажется на достижении целей законодательства в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд, а также на закупках отдельными видами юридических лиц.

«Вместе с тем следует отметить, что при столь больших размерах неправомерного дохода или причиненного ущерба, необходимых для наступления уголовной ответственности, при сложности антимонопольного законодательства, отсутствии должного правоприменения ожидать существенного расширения практики борьбы с ограничивающими конкуренцию преступлениями, в случае принятия предлагаемых поправок, не стоит», – заключил адвокат.

Рассказать коллегам: