×

В ЕСПЧ направлена жалоба Владимира Лузгина

Пермский блогер, осужденный за публичное отрицании фактов, установленных приговором Нюрнбергского трибунала, решил искать защиты в Европейском суде по правам человека
В подготовленной Правозащитным центром «Мемориал» жалобе (имеется в редакции «АГ») утверждается, что Россия нарушила положения ст. 7 «Наказание исключительно на основании закона» и ст. 10 «Свобода выражения мнения» Конвенции по защите прав человека и основных свобод.


30 июня 2016 г. Пермский областной суд признал заявителя виновным в отрицании фактов, установленных Нюрнбергским трибуналом. Заявитель обжаловал приговор. Он утверждал, что «заявления, сделанные им, не были ложными, ссылаясь на пакт Молотова – Риббентропа, советско-финскую войну, вторжение СССР в Польшу, Бессарабию и Балтию, а также осуждение этих действий СССР в Лиге Наций». Он также сослался на заявления тогдашнего народного комиссара по иностранным делам Вячеслава Молотова, который приветствовал и оправдывал скоординированные советской и германской сторонами нападения на Польшу.

Однако 1 сентября 2016 г. трое судей Коллегии по уголовным делам ВС РФ отклонили жалобу Лузгина. ВС РФ постановил, что ссылка на «коммунистов» означает ссылку на СССР в оспариваемом тексте. По мнению ВС РФ, «Международный военный трибунал (МВТ) не установил фактов сговора между СССР и нацистской Германией, так что утверждения заявителя в этой связи представляют собой отрицание фактов, установленных МВТ».

Далее в жалобе содержатся ссылки на примененное национальное законодательство и соответствующие нормы международного права.

Владимир Лузгин утверждает, что ст. 7 Конвенции нарушена, поскольку примененным в его деле положениям ст. 354.1 УК РФ «не хватает предсказуемости».

Во-первых, МВТ не установил многие факты Второй мировой войны, даже хорошо известные, как пакт Молотова – Риббентропа или бомбардировки Ковентри и Дрездена. Утверждения, что они имели место, не могут считаться отрицанием преступлений нацистов. К тому же «заявитель не был профессионалом», который может осознавать последствия своих действий.

Во-вторых, «распространение ложной информации о деятельности СССР во время Второй мировой войны» является расплывчатым, и невозможно установить, какие именно факты должны рассматриваться как ложные.

Нарушение ст. 10 Конвенции заявитель усматривает в том, что его уголовное осуждение является вмешательством в его свободу выражения мнения, которое «не преследует каких-либо законных целей». В приговоре также нет доказательств того, что судебное преследование в соответствии со ст. 354.1 вызвано «насущной общественной необходимостью».

Кроме того, заявитель утверждает, что вмешательство государства в данном случае было непропорциональным. Он не отрицает никаких международных преступлений, совершенных нацистами, будь то агрессия, военные преступления или преступления против человечности.

Важно и то, что прошло уже более 70 лет после данных исторических событий, поэтому «специфическая социальная сеть и пост заявителя со ссылкой на этот текст вряд ли окажут значительное влияние за пределами его ближайшего окружения: семьи, друзей и знакомых. В общей сложности это всего 20 человек».

Что касается санкции (Лузгина приговорили к штрафу в 200 тысяч рублей), то утверждается, что это наказание носит «явно карательный характер». Отмечается также, что такой приговор российских судов оказывает «сдерживающее воздействие на исторические дискуссии о Второй мировой войне».

К жалобе приложен ряд документов, в том числе выдержки из дискуссии в Госдуме по ст. 354.1 УК РФ, а также Доклад Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному и уголовно-процессуальному законодательству по названной статье.

Рассказать коллегам: